В Жанаозене, откуда пошли январские события, продолжаются социальные протесты

В городе Жанаозене Мангистауской области продолжаются протесты безработных и рабочих, недовольных условиями труда. Безработные требуют трудоустройства в нефтегазовом секторе, а работающие в этом секторе — повышения заработной платы и улучшения условий труда.

В Жанаозене более 50 местных жителей уже месяц ночуют перед акиматом города, требуя трудоустройства в нефтегазовой отрасли. Работники ТОО «БатысГеоФизсервис», подрядчика «Озенмунайгаз» в Мангистауской области, присоединившиеся к протестующим, жалуются на непрозрачность оплаты труда. Работники другого подрядчика «Озенмунайгаз», транспортной компании «Бейбарыс LTD», полмесяца бастуют и требуют внести изменения в коллективный договор, которые бы предусматривали повышение зарплаты и предоставление социального пакета, но не могут добиться выполнения своих требований.

СМЕРТЬ НА РАБОЧЕМ МЕСТЕ

В ночь на 15 июня на производственном объекте товарищества с ограниченной ответственностью «Кезби» в городе Жанаозен Мангистауской области скончался машинист Есен Абильханов. Причиной смерти 43-летнего жителя Бейнеуского района стал пожар на подъемной установке, используемой для ремонта нефтяных скважин.

«Пожар возник ночью, когда машинист 3-й бригады был переведен работать в 26-ю бригаду. Мы сказали, что техника старая и ее опасно эксплуатировать. Мы даже ездили в Нур-Султан, чтобы выразить протест. Тех, кто выдвигал требования, уволили, а после отъезда комиссии старое оборудование вернули на производство», — говорит бывший работник «Кезби» Нурсултан Нурымов.

Прошлым летом и осенью работники компании «Кезби» по ремонту скважин крупнейшей нефтегазовой компании Мангистауской области «Озенмунайгаз» несколько раз устраивали забастовки, требуя повышения заработной платы и улучшения условий труда.

В мае этого года 26 работников ездили в Нур-Султан с этим требованием. Они около 10 дней ночевали под открытым небом перед зданиями министерства труда и социальной защиты населения и национальной компании «КазМунайГаз», требуя улучшения условий труда.

«НЕТ НИ ПЕНСИЙ, НИ МЕДСТРАХОВАНИЯ»

Репортер Азаттыка побывала в Жанаозене в начале июня, когда стояла очень жаркая погода. Водители компании «Бейбарыс LTD», которые возят нефтяников «Озенмунайгаз» на производственную площадку, около месяца ночуют перед зданием, требуя заключить коллективный договор с предлагаемыми ими изменениями. Под навесом, собранном из подручных материалов, в основном досок и целлофана, они расположились на брошенных на землю покрывалах. Рядом установили казан и готовят еду. На смуглых, обветренных лицах людей читается усталость. Большинству из них за 50, и они проработали много лет.

Один из протестующих, представившийся Даулетом Султановым, стал объяснять, какие требования они выдвинули администрации. Он говорит, что коллективный договор не менялся 10 лет и что работники не знают, что в нем написано, поскольку, по его словам, на руки его им не выдают. Как он утверждает, из заработной платы ежемесячно удерживают обязательные отчисления в пенсионный фонд и фонд обязательного медицинского страхования, но на соответствующие счета они не зачисляются.

— Удерживают деньги с «жировок». Но они никуда не поступают. Нет ни пенсии, ни медицинского страхования. Времена изменились, мы хотим внести изменения в трудовой договор, уточняющие наши права. Мы считаем, что наши требования будут выполнены, если документ будет заверен печатью, — говорит он.

Поддержав сказанное коллегой, Канат Суесинов пожаловался, что они работают весь месяц без выходных.

 Встаём в пять утра. В шесть часов мы должны быть на остановке. Условия на работе отсутствуют. Мы сами ремонтируем машины, они нам не предоставляют необходимые запчасти. Сами покупаем. Весь наш отпуск проходит за ремонтом сломанных машин. Мы не знаем, что такое суббота и воскресенье. Говорим, но реакции нет, — рассказывает он.

Суесинов говорит, что один водитель недавно получил травму и не смог получить врачебной помощи. Весь коллектив собирал ему деньги на лечение.

— Это связано с тем, что деньги, удержанные из нашей зарплаты, не были переведены в фонд медицинского страхования. В начале года в пенсионный фонд перечислили небольшие суммы, но в середине года никаких отчислений не было. Мы не знаем, что сказать, остается только слезы лить, — говорит Суесинов.

Водители жалуются, что работают без выходных, но работодатель, по их словам, не обеспечивает их спецодеждой и питанием, не оплачивает сверхурочную работу и предусмотренные трудовым кодексом премии за работу в праздничные дни. Они говорят, что руководитель предприятия сообщил им, что предусмотрел эти требования в коллективном договоре и в письменной форме уведомил работников, что договор будет вручен не позднее 14 февраля, однако не выполнил обещанного.

Водители компании «Бейбарыс LTD», подрядчика «Озенмунайгаз», говорят, что между ними и «Озенмунайгаз» в этом году появилась еще одна компания, и «Бейбарыс LTD» теперь стала субподрядчиком, что повлияло на сокращение их доходов. Они требуют, чтобы их предприятие напрямую работало с «Озенмунайгаз» или вошло в структуру этой компании.

В Жанаозене директор «Бейбарыс LTD» Азамат Ажибаев не изъявил желания встретиться с репортером Азаттыка, но позднее нам представился случай поговорить с ним по телефону. Он отверг утверждения водителей и заявил, что «меньше 600 тысяч тенге они не получают».

— Есть коллективный договор, всем выдается спецодежда. Обеспечение питанием не входит в наши обязанности. Мы предлагаем нанять больше людей, но они сами не соглашаются. Почему они тогда жалуются?! Я несколько раз выходил к ним и объяснял им это. И я не обязан отчитываться перед камерой. 13 человек уволились по собственному желанию. Теперь не звоните мне, — заявил руководитель, перед тем как повесить трубку.

«ЗАПЛАТИЛИ 17 ТЫСЯЧ ТЕНГЕ»

С 30 мая протестуют и работники ТОО «БатысГеоФизсервис». Они требуют повышения заработной платы на 70 процентов.

«БатысГеоФизсервис» занимается замерами забоев нефтяных скважин и взрывными работами. Заработная плата выплачивается в соответствии с выполненной работой. Именно поэтому, говорят работники, они работают сутками без выходных, чтобы получать хорошую зарплату.

— Наша работа очень тяжелая. Все 30 дней в месяц проводим у скважин. Иногда ходим до утра, поглощая радиацию из скважин. Там же едим. Во время работы сильно шумят аппараты. Нам не выдают наушники или другую рабочую одежду. Половина парней, сидящих здесь, имеют проблемы со слухом. На это никто не обращает внимания, — говорит Мухтар Жалгасбаев.

Он работает на этом предприятии с 2013 года. Сейчас он занимает должность мастера. По его словам, рабочие получают заработную плату в размере 80-90 тысяч тенге, если работают больше, то 100-200 тысяч тенге.

— Лишь однажды, в марте, я получил 700 тысяч тенге. Тогда я сдал 310 часов. Наверное, мне заплатили по труду. Теперь, кто бы ни пришел, они говорят: «Мы платим им по 300-700 тысяч тенге». На самом деле ни один рабочий не может этого добиться. Большинство из них не могут найти дно скважины, даже если работают сутками, и им ничего не платят в такие дни. Рабочие хотят получать квитки, где указывается, сколько и за что им начисляют. Нам нужна прозрачность, — говорит он.

Жаксылык Каленов и Ергали Кункаев, поддержав сказанное им, также говорят, что в мае получили от 17 до 24 тысяч тенге.

— Я проработал месяц и определил три скважины. Заплатили 17 тысяч тенге. Как выжить на такую зарплату? — задается вопросом Кункаев.

Каленов, работающий машинистом, за месяц работы получил 24 тысячи тенге.

Среди недовольных условиями труда работников — начальник отдела кадров Руслан Менгербаев. Он подтверждает сказанное работниками и говорит, что в феврале работодатель не всем выплатил надбавку в 20 процентов.

Руководитель предприятия «БатысГеоФизсервис» не захотел разговаривать с журналистом.

Сотрудники компании приостановили работу в апреле. Тогда работники вернулись к работе после того, как работодатель подал в суд и забастовку признали незаконной.

Репортер Азаттыка попыталась на месте встретиться с руководством предприятия, чтобы записать комментарии. Однако журналиста на территорию предприятия не допустили, заперев ворота.

«ЕСЛИ АКИМ НЕ МОЖЕТ РАБОТАТЬ, ПУСТЬ УХОДИТ!»

Когда мы подъехали к акимату, увидели группу людей, расположившихся на расстеленных на земле покрывалах. Они ни на кого не обращали внимания, словно привыкли к тому, что прохожие оглядываются на них. Они обернулись только после того, как увидели камеру в руках оператора. В их глазах подозрения было больше, чем надежды. «Если кто-то из нас заговорит, то закроют как провокатора», — заявили они, добавив, что находятся здесь с 11 мая в поисках работы.

— Акиму нет до нас дела, он заходит через черный ход и выходит через него. Старается не попадаться на глаза. Его заместители и сотрудники проходят мимо нас, делая вид, что не замечают, или улыбаясь. Мы живем здесь уже месяц, здесь готовим еду и ночуем. Очередь по безработице не движется, я стою в очереди под номером 1460. Прошло три года, как зарегистрировался. Очередь движется в обратную сторону. Отец стоял в очереди 70-м, а в прошлый раз узнал, что уже под номером 800, — говорит парень, представившийся Ерланом Отеновым.

Люди, стоявшие рядом, начали кричать и говорить о своих проблемах. Мужчина, назвавшийся Бекзатом Избасаровым, пожаловался, что семь лет стоял в очереди, но к тому времени, когда до него дошла очередь, он уже утратил здоровье.

— В 2014 году отдел занятости акимата взял меня и еще около сотни ребят на обучение с последующим трудоустройством на предприятие «Актауойлмаш». Я стал сварщиком, другие электриками и так далее. Потом мы полгода ходили между домом и акиматом. В итоге сказали, что «Актауойлмаш» открываться не будет и чтобы мы теперь сами искали себе работу. В том же году я зарегистрировался как безработный. Моя очередь подошла в марте 2022 года. Я заболел, но все равно сходил на предложенное место, но мне сказали, что мое место «сгорит». Предложили устроить кого-нибудь из семьи, или продать место за 1,5 миллиона тенге. Я устроил отца, — говорит он.

Бекзат Избасаров говорит, что снова стал безработным и хочет найти достойную работу, но поиски работы пока безрезультатны. Мужчина, являющийся главой семьи, говорит, что «живет за счет заработка жены».

Для решения проблемы безработицы городские власти возобновили обучение по различным специальностям. Но протестующие говорят, что это бесполезно, потому что нет рабочих мест. Большинство жителей молодые, около 20-35 лет.

Абзалу Толегенову 33 года. Он и двое его детей живут за счет его матери, работающей лаборантом в медицинском центре. Абзал говорит, что стоит в очереди как безработный уже три года, но очередь так и не сдвинулась.

— Я стою в очереди 1475-м. Три года так хожу. Моя цель — работать в нефтяной отрасли. Я работал в разных местах. То сокращают, то предприятие закрывается. Перебиваюсь шабашками. Когда я буду жить нормально? Всё, хватит! Как-то Назарбаев сказал, что в каждой семье должен быть один нефтяник. Почему Токаев этого не делает? — говорит он.

Протестующие говорят: «Вывод такой: если аким не может работать, пусть уходит!»

«НАЧНИТЕ ПРОСТЫМИ РАБОЧИМИ, ПОТОМ АЛЛАХ УКАЖЕТ ПУТЬ»

Аким Жанаозена сменился после протестов безработных и работников ряда компаний зимой. Бывший аким Максат Ибагаров назначен генеральным директором «Озенмунайгаз». Его сменил бывший аким Тупкараганского района Айбек Косуаков. Но протестующие говорят, что не видели нового акима. Репортер Азаттыка несколько раз обращалась к акиму с просьбой об интервью, но он отказывался, ссылаясь на разные причины. Однако нам удалось поговорить с заместителем акима по социальным вопросам Жанабаем Аймаганбетовым.

– Мы не избегаем их. Предлагаем работу. Некоторые приходят и устраиваются. Мы неоднократно проводили разъяснительную работу с этими гражданами. Аким города выходил к ним дважды. Я тоже несколько раз встречался. Рабочие места есть, есть вакансии, по программе «Жұмыс істеймін» есть предложения от 38 предприятий строительной отрасли, швейных фабрик, автомоек. Заработная плата начинается от 150 тысяч тенге, которая может быть увеличена до 270 тысяч тенге в зависимости от квалификации. Я сказал: «Начните простыми рабочими, потом Аллах укажет путь», — говорит он.

Заместитель акима пытался убедить, что цены на продукты питания в городе стабильные и что возможно прожить на минимальную заработную плату в размере 42 500 тенге.

– Вы сами сможете прожить на 42 500 тенге? Сколько вы зарабатываете?

– Есть же люди, живущие на них. Можно прожить. Есть люди, которые работают в коммунальных службах. Информация о моей зарплате есть на сайте, я получаю 382 тысячи тенге, — говорит он.

Жанабай Аймаганбетов также прокомментировал трудовые споры в городе, заявив, что власти не могут вмешиваться, поскольку «это внутреннее дело компаний» и что всё будет решаться в рамках закона.

Сегодня в городе проживает более 160 тысяч человек. Более 80 тысяч из них в трудоспособном возрасте. По данным местных властей, в городе насчитывается 5647 безработных.

Жанаозен был включен в список моногородов в 2012 году. В 2013 году на улучшение социально-экономической ситуации в Жанаозене было выделено 13 миллиардов тенге. В 2019 году правительство утвердило комплексную программу социально-экономического развития города Жанаозена до 2025 года. Сообщалось, что в соответствии с программой на реализацию 67 проектов будет выделено 230 миллиардов тенге. Однако безработицы в городе меньше не стало. После забастовок в январе и апреле власти создали специальную комиссию и заявили, что трудоустроили около 500 человек. Однако жители, обращавшиеся с просьбой о работе, говорят, что это не сработало.

Город Жанаозен известен двумя событиями в новейшей истории Казахстана, потрясшими страну. В 2011 году семимесячная забастовка нефтяников, требовавших улучшения условий труда, закончилась стрельбой полиции по мирным жителям 16 декабря. По официальным данным, в результате событий в Жанаозене и на станции Шетпе погибли 17 человек. Очевидцы событий и правозащитники говорят, что число погибших было больше.

В начале января протесты против роста цен на сжиженный газ в Жанаозене быстро распространились на другие регионы страны. Во многих населенных пунктах Казахстана люди протестовали против высоких цен и безработицы. Наряду с социальными проблемами протестующие выдвигали к властям и политические требования.

Протесты, начавшиеся мирно, обернулись массовыми беспорядками в нескольких городах, в результате которых были подожжены здания госучреждений, торговые центры и другие объекты и имущество. Президент Касым-Жомарт Токаев объявил в стране чрезвычайное положение и заявил, что «отдал приказ стрелять без предупреждения».

По официальным данным, во время январских событий погибло не менее 230 человек. Кроме того, восемь человек погибли в следственных изоляторах после задержания полицией. По прошествии пяти месяцев после январских событий власти до сих пор не обнародовали имена погибших, несмотря на требования общественности.

Работники «БатысГеоФизсервис» бастуют, требуя повышения заработной платы на 70 процентов. Жанаозен, 2 июня 2022 года

Работники транспортной компании «Бейбарыс LTD» на забастовке. Жанаозен, Мангистауская область, 2 июня 2022 года

Водители транспортной компании «Бейбарыс LTD», требующие от руководства заключения коллективного договора, дают интервью репортеру Азаттыка. Жанаозен, Мангистауская область, 2 июня 2022 года

Водители компании «Бейбарыс LTD» бастуют, требуя от руководства заключения коллективного договора. Жанаозен, Мангистауская область, 2 июня 2022 года

Работники предприятия «Кезби», прибывшие выразить свои требования в казахстанскую столицу, проводят лежачую акцию перед зданеим компании «КазМунайГаз». Нур-Султан, 13 мая 2022 года