Трагедия семьи Агыбаевых. Обстрел семейного авто и ноль подозреваемых спустя три месяца

Во время январских событий в Кызылорде автомобиль, в котором находились пятеро членов семьи Агыбаевых, был обстрелян неизвестными. Огонь по машине открыли у здания полиции. За рулем находился Нурсултан Бекболатов – он погиб. Трое его родных получили ранения. С тех прошло больше трех месяцев, однако власти не установили ни одного подозреваемого.

«ОНИ ЦЕЛИЛИСЬ В НАС…»

Кызылорда, 5 января, около девяти часов вечера. Семья Агыбаевых возвращалась домой с поминального угощения, устроенного родствеником в районе ипподрома. За рулем авто находился 28-летний Нурсултан Бекболатов. Рядом были его отец Наги Агыбаев, мать Каламкас Агыбаева, сестра Айдана Бекболатова и зять Бахытжан Ермахан. Вдруг по машине начали стрелять. Пули попали во всех, кроме Наги Агыбаева.

Наги Агыбаев вспоминает, что когда доехали до проспекта Назарбаева, где находилось местное управление полиции, Нурсултан резко дал по тормозам и успел крикнуть: «Они целятся в нас».

– Я сказал: «Езжай, не останавливайся». Мы только двинулись, и тут раздался треск – сын упал. Я не смог видеть, кто стрелял и откуда. Я подставил левую руку сыну и закричал: «Укройтесь! Укройтесь!». На улице стоял шум, была слышна стрельба. Держа руль правой рукой, я развернул машину. Машина проехала немного по инерции, и я ее заглушил. Сын хрипел, но дышал. Я поднял его и посадил на заднее сиденье машины, попытался завести машину, но она не завелась. И зять, и дочь кричали от боли, оба были ранены в спину. Мы остановили проезжающую машину, попросили о помощи, посадили в нее сына и зятя и отправили в больницу, – рассказывает Наги Агыбаев.

Наги Агыбаев вскоре с чьей-то помощью завел машину и отвёз дочь и жену в областную больницу. Там узнал, что сына и зятя забрали на операцию. В больнице врачи перевязали рану жене Каламкас, она была ранена в руку, и вытащили пулю из плеча дочери Айданы. И отправили их домой.

5 января, в день, когда семья Агыбаевых попала под обстрел, президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев своим указом объявил чрезвычайное положение в Кызылординской области. В этот же день в 20:30 по местному времени ввели комендантский час – с 23:00 до 7:00.

Вызванные ростом цен на сжиженный газ массовые протесты, начавшиеся 2 января в Жанаозене Мангистауской области, за два-три дня перекинулись на другие регионы Казахстана. Протестующие, которые первоначально поднимали многолетние социальные проблемы, позже выступили с политическими требованиями. В результате в ряде городов вспыхнули беспорядки, были разрушены и подожжены некоторые государственные учреждения и частные объекты.

В Кызылорде протесты начались 4 января. На следующий день мирный митинг перерос в столкновения и беспорядки. Были подожжены здания областного акимата, суда и правящей партии, совершены нападения на отделения милиции. Президент Токаев заявил, что отдал приказ «стрелять без предупреждения на поражение». Тогда же президент заявил о нападении на Казахстан «тысяч террористов, прошедших подготовку за рубежом», но не представил никаких доказательств.

Утром 6 января Наги Агыбаеву сообщили, что Нурсултан скончался в больнице, а зять Бакытжан пришел в себя после сложной операции. Пуля попала ему в спину, прошла сквозь ребра и застряла в трех сантиметрах от сердца.

Нурсултана Бекболатова похоронили 7 января на сельском кладбище.

Семья Агыбаевых живет в селе Талсуат под Кызылордой. Глава семьи Наги Агыбаев пасет скот, супруга Каламкас работает в столовой местной больницы.

Нурсултан – старший из пяти детей. У него не было постоянной работы, летом он подрабатывал на стройке. Две младшие дочери замужем. Средний сын в армии. Самый младший сын – школьник.

Несколько лет назад у Агыбаевых сгорел дом, и они по сей день арендуют жилье в селе Талсуат. Нурсултан мечтал построить дом, но семейных доходов было недостаточно.

ДОПРОСЫ

Через неделю после похорон Нурсултана семью Агыбаевых вызвали в управление полиции города Кызылорды. Их вопросы еще больше разбередили душу, говорит мать, которая до сих пор не может прийти в себя после гибели сына.

– Мы были потрясены, услышав угрожающую речь сотрудников полиции. Начали допрашивать: «Зачем поехали?», «Почему в это время там находились?» На тот момент еще не было комендантского часа, – говорит мать покойного Нурсултана Каламкас Агыбаева.

Сотрудники полиции побывали несколько раз в больнице, где лежал тяжело раненый Бакытжан Ермахан, и допросили его. Как только он выписался из больницы, его доставили в городское управление полиции.

– Мужа выписали из больницы 10 января. До этого сотрудники полиции приходили домой каждый день и не давали покоя. Пока муж находился в больнице, его там тоже допрашивали. Он сказал, что ездили на поминальное угощение, но ему не поверили. В день выписки я и свекровь поехали в больницу, взяв одежду для мужа. Бахытжана вывели из больницы двое сотрудников полиции. Мы заплакали, когда увидели это. «Почему вы его забираете? Он ведь ни в чем не виноват», сказали мы. «Поезжайте в городское управление полиции, скоро отпустим», ответили нам. Мы на такси поехали вслед за ними. Он зашел в управление полиции около полудня, а отпустили его только около семи вечера. Меня тоже допрашивали. Потом несколько раз приезжали домой и допрашивали, – говорит Айдана Бекболатова.

САМИ ВИНОВАТЫ»

20 января, спустя две недели после похорон Нурсултана, к Агыбаевым пришли представители городского управления полиции и сообщили, что намерены эксгумировать тело. Родители были против, но их никто не слушал. Потом Наги Агыбаеву рассказали, что из головы Нурсултана извлекли пулю, однако никаких документов по результатам экспертизы семье предоставлено не было.

Каламкас Агыбаева обратилась с заявлением в прокуратуру Кызылординской области, чтобы установили виновных в смерти ее сына. «Мне не удалось получить вразумительного ответа», – говорит скорбящая мать.

Через месяц после смерти Нурсултана Наги Агыбаев забрал автомобиль, стоявший у городского управления полиции. При уборке в автомобиле он нашел пулю.

– Пуля была такой же, какую вытащили из спины дочери, – говорит он.

Супруги Наги и Каламкас Агыбаевы говорят, что не понимают, почему полиция не может найти подозреваемых в гибели их сына. Они сомневаются в справедливом расследовании дела.

– Недавно моему мужу позвонил следователь и сказал, что намерены закрыть дело. На изумленный вопрос, как так, ему ответили: «Сами виноваты». В нашей семье пострадало несколько человек, мы лишились сына, а они так ответили. Я не знаю, что и как они там решают. Нам никаких бумаг не предоставили, – говорит Каламкас Агыбаев.

Наги Агыбаев говорит, что обращался в прокуратуру с заявлением о возмещении ущерба за поврежденный автомобиль, но и по этому вопросу никаких ответов не получил.

Репортер Азаттыка направил письменный запрос в прокуратуру Кызылординской области и областной департамент полиции по факту гибели Нурсултана Бекболатова и ранения его родственников. До момента публикации статьи ответ не поступил.

В середине марта омбудсмен Казахстана Эльвира Азимова в своем выступлении в парламенте сообщила, что в ходе январских беспорядков погибло не менее 238 человек. По официальным данным, во время беспорядков в Кызылорде погибли 26 человек. Один из них военнослужащий.

Власти Казахстана пока официально не опубликовали имена жертв январских событий, за исключением 19 силовиков.


Наги Агыбаев показывает пулю, найденную в автомобиле

Автомобиль, в котором ехала семья Агыбаевых, когда по ним открыли огонь

Ерканат Сарсенбай  радио Азаттык