На Елену Семенову подал в суд начальник учреждения ЖД-158/4, основываясь на лжи

«Мы искусно преподносим ложь, потому что правду отстоять порой невозможно!»
 
Начальник учреждение ЖД-158\4 после моей публикации 12 мая 2020 года с видео и фото происходящего в учреждении подали на меня в суд, защищая свою деловую репутацию, мотивируя свой иск тем, что сведения (фото, видео, публикация) не соответствуют действительности.
 
В своем посте от 12 мая я написала: «Вчера в учреждении ЖД-158\4 г. Тараз, можно сказать, произошла чрезвычайная ситуация. Сотрудники учреждения избили осужденного, но как говорят, фиксировать факт избиения естественно сотрудники не торопились, наверное, надеялись все пройдет, как всегда, и все сойдет с рук. Осужденному требовалась медицинская помощь, но сотрудники не спешили, он ее сразу не получил, как говорят сначала он совершил акт членовредительства, а затем прибил себя гвоздями к деревянному полу. Осужденные, которые с самого начала были свидетелями избиения, требовали вызвать скорую и прокуратуру, но их никто не слушал..»
 
Суд удовлетворил иск учреждения частично и обязал признать несоответствующими действительности сведения «Сотрудники учреждения избили осужденного…».
 
Однако в суде достоверно установлено, на видео, предоставленным сотрудниками учреждения видно, что осужденный Макаров заходит в кабинет сотрудников, затем его снимают на видео камеру, показывая отсутствие на нем телесных повреждений, затем он выходит с кабинета. Как он раздевался, как одевался, и что происходило в это время, на записи нет. На видео, которое было прикреплено к моей публикации и которое было нами предоставлено в суд, видны телесные повреждения, факт осужденный был избит, как говорят все свидетели и сам Макаров его избили сотрудники!
Также суд признал несоответствующим действительности опубликованные сведения: «Осужденному требовалась медицинская помощь, но сотрудники не спешили оказывать ему медицинскую помощь…».
 
В суде было достоверно установлено, события начали разворачиваться в 12 ч. 35 мин скорая приехала около 16.30 ч. спецсообщение отправлено около 17.00 ч. после приезда скорой помощи, затем приехал прокурор. Разве не является фактом, что сотрудники не спешили оказывать мед. помощь?
Судом было назначено проведение лингвистического заключения публикации.
 
Специалист сделал лингвистическое заключение моего текста, не изучая видеозапись и оригинал публикации.
Мог ли специалист дать заключение, не изучая оригинала текста и не изучая видео? Почему суд не сравнил скриншот моей страницы предоставленный истцами с оригиналом публикации?
Вот так и живем, правда становится ложью, а ложь обретает облик правды.
 
Елена Семенова