Иск учреждения УК-161\2 против Елены Семеновой

Костанайское учреждение решили меня достать исками?

Готовлюсь к новому иску учреждения УК-161\2, на это раз их не устроила моя публикация по делу инвалида Сергея Алдамасова.

Процесс будет очень интересным!

Как в наших судах свершаются правосудие, на что опираются судьи и как сейчас рассматриваются процессы.

Сегодня о рассмотрении ходатайств осужденного инвалида Сергея Алдамасова об освобождении по болезни.

Как велись процессы с начала года по ходатайству осужденного инвалида Алдамасова вес, которого составляет около 30 кг.

При рассмотрении первого ходатайство осужденного в начале года, судью видимо не устроили доводы сотрудников учреждения, и судья на основании постановления верховного суда №7 назначила соответствующую комплексную судебно-медицинскую экспертизу.

После проведения судебной экспертизы осужденный подает второе ходатайство в суд, и в суде медик учреждения после проведенной СМЭ говорит, что ОДНО из заболеваний попадает под освобождение осужденного Алдамасова С. (это не тот диагноз который самостоятельно сняли медики).

Осужденный страдает рядом хронических, необратимых заболеваний, которые ухудшают с каждым днем его состояние здоровья, так как осужденного в учреждении не лечат, его состояние просто поддерживается и все это ведет к необратимым последствиям.

В судебном заседании мне «понравилась» зачитанная в суде заключение -характеристика СВО, в которой было сказано: Не трудоспособен, не участвует в общественной жизни, имеется три взыскания и одно поощрения! Совет отряда пришел к выводу что осужденный НУЖДАЕТСЯ в продолжении воспитательных мероприятий в учреждении. Интересно, кто входит в совет воспитательного отряда, и какие воспитательные меры в данном случае должны быть? Ответа на этот вопрос у меня нет.

Но так как медики не провели СМК, суд дал указание провести СМК, и ходатайство осужденного не было рассмотрено второй раз.

После проведения СМК осужденный подает третье ходатайство.

С первого дня процесс суда №2 г. Костанай для меня сразу был предсказуем, т. к. ещё до начала процесса судьей и медиками учреждения обсуждалась видеозапись, приложенная к ходатайству осужденного (см. видео).

Насколько законны были данные обсуждения решать не мне, но если бы на моем процессе ещё до начала процесса обсуждались грамотные заключения специалистов-лингвистов, от заключения которых я хренею, то, наверное, я тоже стала молчать, т.к. посчитала бы все дальнейшие рассмотрения в суде спектаклем.

Тем не менее, суд состоялся, и судья вынес постановление, в котором указал: «В связи с отсутствием прогрессирование заболевания, а также прилагаемой видеозаписи, диагноз осужденного Алдамасова С.Н. не подпадет под перечень заболеваний, являющихся основанием для освобождения от отбывания наказания в связи с болезнью. К данному заключению прилагается запись с видеокамер, установленных в палате больного Алдамасова С.Н. от 01-02 месяца 2020 года, где зафиксированы движения в верхних и нижних конечностях в ночное время, что говорит об аггравации состояния. УЧИТЫВАЯ записи с камеры видеонаблюдения, объективно свидетельствующие о симуляции состояния здоровья Алдамасовым С.Н., выводы заключения специальной медицинской комиссии от 22.04.2020 года о том, что диагноз осужденного не подпадает под перечень заболеваний, являющихся основанием для освобождения от отбывания наказания в связи с болезнью, ходатайство осужденного подлежит оставлению без удовлетворения».

Судья обосновывает свое постановление именно видеозаписью сомнительного происхождения (при этом он как то смог разглядеть что на видео именно осужденный Алдамасов), и заключением СМК не учитывая то обстоятельства, что медик самостоятельно сняла диагнозы установленные комплексной СМЭ проведенной по постановлению суда.

При этом судья не учитывает постановление верховного суда №7 п. 9 «Суду необходимо тщательно проверять обоснованность врачебного заключения. В отношении лица, страдающего иной тяжелой болезнью, во врачебном заключении должны быть указаны характер заболевания, проведенное лечение, данные о том, что стационарное лечение не дало положительных результатов, что болезнь имеет НЕОБРАТИМЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ, ПРОГРЕССИРУЕТ, вследствие чего препятствует дальнейшему отбыванию наказания. В случае возникновения сомнений в обоснованности врачебного заключения суд вправе назначить соответствующую экспертизу».

Что сделал суд, проверил законность и обоснованность врачебного заключения СМК? А может быть, суд посчитал, что болезнь осужденного обратима и осужденный может стать здоровым? Или суд посчитал, что заболевания Алдамасова не прогрессирует?

В заключении СМК, в составе которой были Мурзалина Г, (которая на видео судебных заседаний), Мырзалы Г. (которая защищает свое достоинство в суде) установлены заключительные диагнозы, среди которых небыли указаны такие диагнозы как Гемангиомы 3-го,4-го,10-го грудных позвонков, тетрапарез, травматическая болезнь головного мозга и спинного мозга поздний период, нейрогенная дисфункция тазовых органов, центральный тип, нарушение передвижения выраженной степени, и снятые медиками диагнозы верхняя моноплегия справа и нижняя параплегия.

Суд в случае сомнения должен был пригласить эксперта, проводившего экспертизу по постановлению суда и давшего заключение.Почему суд не засомневался в нарезках склеенной видеозаписи сомнительного происхождения, сомнительных действий медика с высшим образованием, снявшего диагнозы?

Апелляция, рассмотрев жалобу на постановление, пришла к выводу, что постановление суда первой инстанции обосновано.

По мнению суда апелляционной инстанции, суд №2 г. Костанай не обосновывал свое решение видеозаписью и незаконно снятыми диагнозами, а обосновал свое решение заключением СМК в котором сказано, что диагнозы не подпадают под перечень заболеваний?

Может быть, я прочитала не то постановление и есть какое-то другое постановление? Прокурор на суде сказал, что его заболевания попадают под перечень заболеваний, так попадают или нет? но он был против так как посчитал заболевания не прогрессируют, что имел в виду прокурор, он что считает, что прогрессирование это когда осужденный уже будет умирать?

В результате получается замкнутый круг, который нарисовали медики, создав порочный прецедент, а именно снимая диагноз судебных и профильных врачей, предоставляя смонтированные ими видеозаписи.

Думаете, медики понесут ответственность за свои действия?

Осужденный снова, уже четвертый раз подал ходатайство в суд, и опять же эти же медики с высшим образованием будут принимать решения. Осужденный дал показания в суде в присутствии судьи и прокурора о пытках и издевательствах, которые творили с ним медики, думаете, началось расследования?

PS: Как сообщил адвокат, медик Мырзалы Г., защищающая свое достоинство в суде, собирается благополучно уйти на пенсию.

Елена Семенова

https://www.facebook.com