Азаттык презентовал минисайт с историями погибших в январе 2022 года

Азаттык представил спецпроект, посвященный жертвам кровавого января. Спустя пять месяцев после кровопролития власти так и не опубликовали официальный список погибших. Азаттык собрал информацию о десятках людей, расстрелянных во время выступлений в городах Казахстана 5–8 января 2022 года или умерших впоследствии от ран.

Спецпроект «Қанды қаңтар құрбандары» («Жертвы Кровавого января») в настоящее время содержит имена 188 погибших. Минисайт дает возможность ознакомиться с фактами из жизни погибших, узнать обстоятельства их гибели и добавить новые сведения. Читатели могут узнать информацию о жертвах, выбирая различные параметры, которые включают возраст, место смерти, причину смерти.

Предполагается, что проект позволит получить наиболее полную информацию о погибших, для чего планируется внести дополнительные данные после их верификации. Пользователям предлагается отправлять сведения по электронной почте, через мессенджеры Telegram, WhatsApp и через анонимную веб-форму.

Автор и редактор проекта Дархан Омирбек сказал, что проект нацелен также на установление числа жертв — власти заявляют о 238 погибших, правозащитники считают, что реальное число погибших может быть значительно больше. Омирбек заметил, что неоднократные попытки получить больше информации о погибших силовиках не увенчались успехом, поскольку их родственники или коллеги неохотно идут на контакт.

«Мы не делаем различий между погибшими. Для нас все они, в первую очередь, жертвы», — сказал Омирбек.На презентации спецпроекта 1 июня в алматинской гостинице Novotel на пересечении проспектов Достык и Абая собрались десятки человек — родственники погибших, люди, пережившие пытки после задержания в январе, а также правозащитники, активисты и журналисты, освещавшие события в январе. В начале встречи были продемонстированы видеокадры, снятые в городах в разгар событий. Также был продемонстрирован видеоролик с именами погибших.

В мероприятии участвовали президент медиакорпорации Радио Свободная Европа / Радио Свобода (РСЕ/РС) Джейми Флай, региональный директор по Центральной Азии Хамид Исмаилов и директор Казахской службы РСЕ/РС Торокул Дооров.

В своем выступлении Джейми Флай отметил, что журналисты РСЕ/РС всегда стараются узнать правду каких бы усилий это не стоило. Флай сказал, что показанные кадры были сняты, когда в городах интернет-связь отсутствовала либо была ограничена. Он добавил, что журналисты Азаттыка предоставляют данный проект как службу казахстанскому обществу для способствования публичной дискусссии.

Торокул Дооров выразил соболезнования семьям погибших. «Сегодня наши журналисты смогли установить личности 188 погибших. О десятках из них мы рассказали через наши репортажи, статьи на нашем сайте. Мы не можем давать оценку, что правильно, что — нет. Но мы надеемся, что наши материалы, фильмы помогут узнать правду», — сказал он.

Автор проекта Дархан Омирбек сказал, что данные в списке основаны на открытой информации, а также документах, предоставленных родственниками погибших. «Есть случаи гибели людей от последствий ранений во время январских событий. Если кто-либо из читателей, считает, что в нем нет его погибшего родственника, может написать нам», — сказал Омирбек.

На мероприятии выступил Айдос Мелдеханулы, отец погибшей в январе четырехлетней Айкоркем. Он сказал, что прошло пять месяцев, но «дело продолжает висеть в воздухе». По его словам, стрелявший всё еще не установлен.

«Спасибо вам всем. Благодаря вам многие узнали, что происходит в Казахстане. Прошло пять месяцев, наше дело в ДП висит в воздухе. Вчера назначили нового следователя. Не знаю как будут вести следствие, но мы верим, что найдут, кто стрелял. Если не найдут, то верю, что вы поможете. Спасибо», — сказал Мелдеханулы.

Один из выступивших на встрече сегодня, 37-летний алматинец Ермек Абдрешов, который лишился зрения в результате ранения во время январских событий, сказал Азаттыку, что, по его мнению, власти не публикуют список погибших, поскольку «не собираются признавать свою вину».

По словам Абдрешова, списки с именами жертв и информацией об обстоятельствах их гибели нужны, чтобы «открыть глаза народу». Ермек Абдрешов отмечает, что сам факт того, что он 5 января поступил в реанимацию с разбитой головой, а через несколько дней его забрали силовики, уже является нарушением. Абдрешов считает, что государство не собирается отвечать за нарушения, среди которых он перечислил также «издевательства, избиения, допросы в отсутствие адвоката, содержание под стражей в отсутствие законных оснований для этого».

По его словам, дело пытках не сдвинулось с места. «Антикор в феврале пришел к нам домой. Я ему всё рассказал как на духу. С тех пор я был в прокуратуре и в Антикоре один раз», — сказал Абдрешев. А по делу «о беспорядках», как считает Абдрешов, у властей нет улик, поскольку «они бы их давно предъявили, потому что это в их интересах».

Отец погибшей четырехлетней Айкоркем Айдос Мелдеханулы считает, что властям не выгодно публиковать список погибших. «Они сами себе пригов

За пять месяцев следствие никак не продвинулось, говорит Мелдеханулы. Межведомственная следственно-оперативная группа, по его словам, несколько месяцев «разгуливала». «Кое-какие недочеты следователя были, мы сделали отвод этому следователю. Вчера назначили нового следователя. Как он дело поведет, не могу комментировать. Позиция предыдущего следователя: затягивание, запугивание. Мою семью запугивали. Одни люди [запугивали], потом другие. Разные разговоры. Ко мне приезжали с угрозами: “Хочешь судьбу Дулата Агадила (активист, умер при туманных обстоятельствах с столичном СИЗО в 2020 году вскоре после задержания — Ред.) повторить?”»

 

— Нам всем нужно объединиться, чтобы добиться того, чтобы в будущем не стреляли в людей, тем более в детей. Чтобы не повторились такие события, Жанаозен. Независимая журналистика, правозащитные организации помогут изменить Казахстан в лучшую сторону, — уверен Мелдеханулы.

Правозащитник Евгений Жовтис, говоря о важности списков с именами жертв и информацией о обстоятельствах их гибели, обращает внимание на две важные, на его взгляд, причины: борьбу с безнаказанностью и возмещение материального вреда.

— Если вы фиксируете факт, что есть человек, есть имя, и есть некие обстоятельства, при которых этот человек погиб, то за его смерть кто-то отвечает. Значит вы заставляете власти отвечать на вопрос: «Что произошло с этим человеком?», — говорит правозащитник. — Даже если его смерть была случайной, кто-то всё равно за это отвечает. Это же государство не обеспечило безопасность. Если он был убит и нет доказательств, что это была крайняя необходимость для силовых структур или он на кого-то нападал, была угроза жизни, и это не было превышением должностных полномочий, вы создаете основания для привлечения к ответственности.

— Да, не вернешь жизнь. Но всё-таки государство должно отвечать. Чем больше таких проектов, чем больше такой возможности зафиксировать для будущего расследования, привлечения к ответственности, для того, чтобы те, кто попал в эту ситуацию, знал, родственники этих людей знали, что произошло. Действительно ли он виноват или это было убийство, — говорит правозащитник.

У стенда с именами 188 погибших, данные о которых известны Азаттыку. Алматы, 1 июня 2022 года



Получивший ранение в январе алматинец Ермек Абдрешов (в центре). Алматы, 1 июня 2022 года

Радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/azattyq-project-pogibshie-vremya-sobytii-yanvarya-2022/31878333.html