Жертва Кровавого января: В СИЗО заметают следы пыток и меняют сотрудников

Саят Адилбеков рассказал журналисту, что 15 марта этого года его и адвоката вызвали в Антикоррупционную службу на следственные действия на основании жалобы по пыткам, которую он подал ранее.

«Мы: старший следователь Антикоррупционной службы А. Мустафин, следователь Антикора, адвокат Е. Тлеукеев и я поехали в СИЗО СИ-18, чтобы я показал под запись на камеру, где меня избивали и пытали», – рассказал мужчина.

Саят отметил, что они зашли на территорию СИ-18. Следственные действия начались с места, куда привозят задержанных. Он пояснил, что это место под навесом, которое соединяет два корпуса здания. Он точно помнил, что 5 января 2022 года, когда его и других жертв пыток привезли и «начали выкидывать из полицейского фургон«, у стены была металлическая решётка, к которой их выстроили в шеренгу. Однако, когда присутствовавшие на следственных действиях зашли в СИЗО со включенной камерой, никакой решётки не было.

«После мы зашли в коридоры, где нас избивали и тащили. Место было не узнать, так как пол, который был в крови и жидкостях, покрасили, и стоял запах свежей краски. Всё, что можно было передвинуть и поменять местами, поменяли. В общем, сделали ремонт и перестановку. Но всё равно я узнал места, где нас раздевали, избивали и различным образом издевались», – рассказал он.

Далее, как рассказал Адилбеков, они зашли в камеры, где он был в январе – в камерах тоже сделали ремонт и освежили. После, выйдя снова в коридор, Саят указал на помещение, где его избивали, которое находится за камерой №259, в которой, как он утверждает, он был.

«Это помещение как подсобка, в которой лежали старые матрасы. Так вот, в косяк двери этого помещения установили металлическую решётку размером с саму дверь и полностью заварили сваркой место замка двери с косяком так, чтобы её вообще нельзя было открыть», – сказал он.

Старший следователь Антикоррупционной службы А. Мустафин А. попросил открыть дверь, на что старший конвоир сказал, что дверь закрыта уже много месяцев и не может быть, чтобы там кого-то били. После, со слов Саята, следователь позвал стоящего рядом сотрудника СИ-18 и спросил у него: «Правда ли, что дверь закрыта уже много месяцев?» На что сотрудник СИ-18, увидев, что идёт запись на камеру, ответил: «Я был переведён сюда всего месяц назад и не могу знать, была она закрыта ранее или нет» .

«После чего у меня сложилось впечатление, что пытаются всеми силами скрыть все улики и доказательства фактов издевательств, избиений и пыток. Но что меня обрадовало, так это то, что, когда мы зашли в камеры и я увидел задержанных там людей, то визуально вид и самочувствие у них были лучше, чем у нас, когда нас там держали. Я заметил, что на каждой кровати были матрасы, завернутые в одеяло, и печенье на столе. Это воодушевило меня. То, что мы говорим правду, и тот резонанс, который поднялся в обществе, хоть как-то положительно отразился на условия содержания в СИЗО СИ-18. Поэтому молчать нельзя!» – заявил Адилбеков, пострадавший в ходе событий Кровавого января.

К слову, Саят Адилбеков утверждает, что ему отказали в закрытии уголовного дела.

Саят Адилбеков

Айша Жданова Орда.кз

https://orda.kz/zhertva-krovavogo-janvarja-v-sizo-zametajut-sledy-pytok-i-menjajut-sotrudnikov/