«Я требую, чтобы нашли людей, которые стреляли». Кто ответит за гибель двух шымкентцев?

Бакытжан Жандар и Нурболат Алпамыс погибли от огнестрельных ранений, полученных во время протестов в Шымкенте 5 января. Их близкие требуют от президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева найти убийц. Скорбящие семьи возмущены, что имена людей, погибших в период протестов в стране месяц назад, до сих пор не названы. Данных о числе погибших и их имен не предоставляют, в частности, и в акимате Шымкента.

«ТОКАЕВ ПРИКАЗАЛ, СНАЙПЕРЫ ВЫПОЛНИЛИ»

19-летний Нурболат Алпамыс только в этом году окончил Южно-Казахстанский политехнический колледж в Шымкенте по специальности «энергетик». Добродушный, с чувством юмора, уступчивый, всегда был готов прийти на помощь, строил большие планы на жизнь — так его описывают родные.

Старший из четырех детей, он готовился сдать экзамен по английскому языку, чтобы по специальной программе поехать в США учиться и работать.

Нурболат скончался от огнестрельного ранения, полученного во время январских беспорядков.

4 и 5 января в Шымкенте проходили многотысячные акции протеста. Люди выдвигали социальные и политические требования. Среди митинговавших был и Нурболат. 5 января перед зданием акимата он получил огнестрельное ранение в лоб и скончался через несколько часов в отделении реанимации, так и не придя в сознание.

Отец Мурат Абдраимов Нурболата — таксист, мать — медсестра. Мурат говорит, что в последний раз видел сына дома в полдень 5 января. Придя вечером с работы, он узнал, что сын вышел на улицу. Когда стемнело, родители услышали выстрелы со стороны акимата и в тревоге выехали в сторону площади.

— Был хаос. Вокруг бегало много людей. Оставив жену на обочине, я прошел на площадь. Темно, невозможно понять, кто есть кто. В какой-то момент почувствовал горький запах газа. Я побежал, когда почувствовал затруднение дыхания. Сказал жене, что бесполезно оставаться здесь, — говорит отец покойного.

Нурболат не возвращался. В середине ночи отец вновь начал поиски и под утро нашел сына в критическом состоянии в реанимационном отделении областной детской больницы. Врач предупредил, что пуля находится близко к мозгу и оперировать будет сложно. Через два часа из больницы вновь позвонили, чтобы сообщить: Нурболат скончался, его тело нужно забирать из морга.

— Прошел месяц, как мы похоронили сына, до сих пор не можем прийти в себя. Это страшная утрата. Его мать очень подавлена. Не может поднять голову. Не ест. Пришлось обратиться за помощью к психологу, — говорит отец.

Информации от официальных органов о гибели Нурболата не было, поэтому Мурат Абдраимов сам обратился в полицию.

— Со мной поговорил следователь. Сказал, что будет проведено расследование. Нас признали потерпевшими. Я предупредил, чтобы моего сына не причисляли к террористам, — сердито говорит Абдраимов.

После обращения в полицию новостей мужчина не получал. Что происходит со следствием, есть ли подозреваемые, семья не знает.

На вопрос о том, кто, по его мнению, стрелял в Нурболата, отец отвечает так: «Токаев приказал стрелять без предупреждения, и снайперы выполнили приказ. Говорят, что большинство погибших были убиты выстрелами в голову и сердце».

«ПРОШЕЛ МЕСЯЦ, НО ИЗ ПОЛИЦИИ ТАК И НЕ ПОЗВОНИЛИ»

Жизнь 24-летнего Бакытжана Жандара также трагически оборвалась во время январских событий. По специальности он был фельдшером. Постоянную работу по профессии найти не мог, трудился таксистом в Шымкенте. Женился четыре года назад, жил с женой на съемной квартире.

5 января возле акимата города Бакытжан получил ранение в грудь и скончался от кровотечения в городской клинической больнице № 2. Его похоронили 7 января в родном селе Ынталы Казыгуртского района Туркестанской области.

Мать Бакытжана Гульназ Абдиева, говорит, что погибший сын был нетерпим к несправедливости, имел мужественный характер, всегда открыто высказывал свое мнение.

«Этот характер и привел его на площадь», — говорит женщина. Она убеждена, что на протест молодежь вывели безработица, жизнь без собственного жилья, несправедливость и коррупция в стране.

Сестра погибшего Гульфайруз Жандарова рассказывает, что Бакытжана близкие искали два дня.

— Когда мы написали заявление о его исчезновении, нам сообщили, что его тело находится в морге, — рассказывает Гульфайруз.

Когда получали тело, семья подписала «какие-то документы». С тех пор с ними никто из правоохранительных органов не связался. Как быть теперь, мать не знает.

— Пока никто из официальных органов не приходил и не объяснил ситуацию. Дело зарегистрировали, но не искали. Стреляли в мирных жителей. Столько человек погибло, кто они — не говорят. Я требую, чтобы правительство, президент Токаев нашли людей, которые стреляли, и чтобы их привлекли к правосудию, — говорит Жандарова.

ЧИСЛО ПОГИБШИХ ВО ВРЕМЯ ЯНВАРСКИХ СОБЫТИЙ НЕИЗВЕСТНО

Протесты в Шымкенте начались в полдень 4 января. Десятки людей, собравшиеся у здания акимата, были задержаны полицией. Вечером сотни участников шествия, которые следовали от остановки «Колос» на улице Республики, направились к проспекту Аль-Фараби. Полиция преградила им путь и начала производить задержания. Примерно через час тысячи людей собрались у Русского драматического театра, чтобы выразить свою поддержку жителям Жанаозена, вышедшим на протесты против повышения цен на газ. На митинге звучали и политические требования.

Ближе к полуночи тысячи протестующих прошли маршем от театра до акимата, преодолев пешком примерно 10 километров, и потребовали встречи с акимом города Муратом Айтеновым. В это время группа людей начала громить десятки полицейских машин у акимата. Участники протеста разошлись ближе к утру.

5 января ночью протесты возобновились. В городе было объявлено чрезвычайное положение и введен комендантский час. По словам очевидцев, в ту ночь по людям была открыта стрельба.

5 февраля сообщалось, что огнестрельные ранения получили 73 человека. 11 января в управлении здравоохранения города сообщили, что более 120 человек были доставлены в больницы с различными травмами, некоторые из них скончались во время операции.

7 января заместитель акима Шымкента Шынгыс Мукан рассказал «о провокаторах из Шымкента и Туркестанской области» и отметил, что «правоохранительные органы не стреляли по населению». Он настаивал, что сотрудники полиции, охранявшие здание акимата, «применяли спецсредства — дымовые шашки, светошумовые гранаты, водометы». Произошедшее в городе Шынгыс Мукан назвал «террористическими и экстремистскими действиями» со стороны «вооруженных групп».

Несмотря на официальные сообщения о погибших в Шымкенте во время январских событий, точное их количество и личности погибших не разглашаются. Азаттык обратился с официальным запросом в акимат, прокуратуру и управление здравоохранения города. По данным Генпрокуратуры, в Казахстане во время январских событий погибли 225 человек (позднее в министерстве здравоохранения сообщили еще о двоих скончавшихся). В прокуратуре города сообщили, что в связи с проводимым расследованием пока не могут предоставить информацию о погибших.

Азаттык установил личности девяти человек, погибших в ходе январских беспорядков в Шымкенте. У четверых из них есть несовершеннолетние дети. Самому старшему среди погибших был 41 год, младшему — 19 лет. Большинство скончалось в результате огнестрельных ранений.

Нурболат Алпамыс, погибший от пулевого ранения в голову во время январских событий в Шымкенте. Фото предоставлено родными Нурболата

Бакытжан Жандар, погибший во время январских событий в Шымкенте. Фото предоставлено родными Бакытжана

Дилара Иса радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/ya-trebuyu-chtoby-nashli-lyudey-kotorye-strelyali-kto-otvetit-za-oborvavshiesya-zhizni-dvuh-shymkenttsev/31693585.html