Власти заявляют, что за выход на улицы в январе платили. Общественность это отвергает

В Генеральной прокуратуре Казахстана сообщили, что участникам январских событий платили до 100 долларов, но не предоставили конкретных доказательств. Эксперты напоминают, что заявления о проплаченных протестах уже звучали.

ГРОМКОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ НА БРИФИНГЕ БЕЗ ЖУРНАЛИСТОВ

Находящиеся под следствием в связи с январскими событиями казахстанцы признались, что им платили за участие в массовых беспорядках, заявил заместитель начальника службы уголовного преследования Генеральной прокуратуры Казахстана Елдос Килымжанов. Он сказал об этом на совместном с начальником следственного управления МВД Адилем Санжаровым брифинге 19 апреля в Службе центральных коммуникаций в Нур-Султане. Представители СМИ на брифинге не присутствовали.

— В Алматинской области установлены граждане О. и Н., которые в городе Талдыкорган финансировали участников беспорядков, а также способствовали причинению ущерба имуществу граждан и захвату государственных объектов. За участие в погромах выплачивались от 20 до 100 долларов на человека, — сообщил Килымжанов.

По его словам, это установлено в ходе следствия и подтверждено во время допроса подозреваемых. Но он назвал не источник финансирования и на сказал, кто, когда и как раздавал средства, сколько человек подтвердило получение денег.

Озвученные данные вызывают скептицизм в обществе.

Протесты в начале года вспыхнули сначала в Жанаозене, моногороде Мангистауской области, — люди вышли на улицы после скачка цен на сжиженный газ. Демонстрация быстро политизировалась, жители заявляли, что устали от социальной несправедливости, высоких цен и безработицы. Жанаозенцев поддержали в других регионах, митинги стали массовыми. Власти пошли на уступки, заявив о снижении цен на газ, президент Касым-Жомарт Токаев отправил в отставку правительство во главе с Аскаром Маминым. Но протестующие стали требовать изменения политической системы, проведения честных выборов. В ряде городов противостояние вылилось в беспорядки, были подожжены и разрушены административные здания и другие объекты. Токаев объявил чрезвычайное положение и отдал приказ стрелять «без предупреждения» по отказывающимся подчиниться. Он заявил, что Казахстан подвергся атаке «тысяч подготовленных за границей террористов», но не представил доказательств. По просьбе Нур-Султана был введен контингент ОДКБ — военного альянса во главе с Россией.

По официальным данным, во время январских событий погибли не менее 238 человек.

«ДЕНЬГИ ИЗ ИНОСТРАННЫХ ИСТОЧНИКОВ»

Во время и после январских событий по всему Казахстану задержали тысячи человек, сотням предъявили обвинения в «терроризме», «организации массовых беспорядков», «незаконном хранении оружия» и прочем. Многие жаловались на жесточайшие пытки и издевательства в полиции и изоляторах.

«Мы сейчас будем вас убивать». Кто пытал задержанных в январе?

По официальным данным, в связи с январскими событиями завели тысячи уголовных дел, более 600 человек до сих пор находятся под стражей в качестве подозреваемых. В материалах некоторых дел утверждается, что подследственные получили от неких лиц деньги «за участие в беспорядках».

Кызылординскому адвокату Адильхану Беденбаеву, например, было предъявлено обвинение в «участии в массовых беспорядках вместо с лицом, организовавшим беспорядки и с использованием средств из иностранных источников». По крайней мере такой вывод содержится в заключении по анализу действий подозреваемого за подписью начальника следственного управления департамента полиции Кызылординской области. И Беденбаев, и его адвокат заявили, что не могут комментировать это дело, поскольку дали подписку о неразглашении. Полиция не предоставила никакой информации, сославшись на тайну следствия.

Ардак Сатпаева, жена активиста из Шымкента Кайрата Султанбека, говорит, что следователи пытаются предъявить аналогичное обвинение и ее мужу. Его обвиняют в «хулиганстве» и «нападении или захвате зданий».

По словам супруги Султанбека, полиция добивается от него признательных показаний после обнаружения в ходе обыска в их доме наличных.

— Следователи сказали моему мужу прийти к процессуальному соглашению. При обыске дома были обнаружены 19 900 долларов США и один миллион тенге, они изъяли эти деньги. Теперь требуют, чтобы он сказал, что эти деньги поступили из-за рубежа. Мой муж не согласился. Они пригрозили арестовать меня, если он не признается, — рассказывает женщина.

Ардак Сатпаева рассказала обо всем этом в видео, размещенном на странице в Facebook᾽е. На следующий день после публикации, 19 апреля, ее вызвали в полицию. Там у женщины спросили, где находился ее муж в дни протестов в Шымкенте, с кем он беседовал, после чего ее отпустили.

— Изъятые полицией деньги — это деньги, которые мы с мужем заработали честным трудом, накопили, — говорит Сатпаева.

ТА ЖЕ РИТОРИКА ЧЕРЕЗ 35 ЛЕТ

Государственный телеканал 9 января показал в прайм-тайм гражданина Кыргызстана как одного из иностранцев, принимавших участие в январских событиях. На видео мужчина со следами избиений на лице говорит, что «ему позвонили неизвестные люди и предложили 90 тысяч тенге» за участие в митинге. В выступавшем узнали Викрама Рузахунова, известного в Кыргызстане музыканта, который отправился в Алматы с концертом. Бишкек направил ноту в Нур-Султан, после чего казахстанские власти отпустили джазмена. По возвращении на родину Рузахунов заявил, что подвергся пыткам и вынужден был себя оговорить.

После этого случая заявления властей о «20 тысячах террористов», напавших на Алматы и затем «растворившихся в сельской местности» либо вылетевших за рубеж, воспринимались в обществе с большой долей сомнения.

23-летний Сырым Бек утверждает, что 6 января он был среди сотен участников мирной акции на площади Республики. Люди растянули кусок белой материи с надписью: «Мы обычные люди, мы не террористы!». Молодой человек, работающий в логистической компании, говорит, что видел, как военные стреляли по мирным демонстрантам, помогал отправлять раненых в больницу, видел мертвых с простреленными головами. Он считает, что сейчас следствие пытается оправдать незаконные действия властей.

Заявление прокуратуры о «людях, которым платили», он назвал абсурдным.

— 100 долларов — это менее 50 тысяч тенге. Рисковать жизнью ради 50 тысяч тенге — это глупость. Зная, что потом можно подвергнуться преследованию. К тому же я не могу сказать, что робкие и нерешительные люди пойдут ради денег. Туда шли ради чести, из чувств к своей стране, — говорит он.

Такой же позиции придерживается Кайсар Сабитбекулы, один из участников январских протестов в Алматы.

— Сказанное прокуратурой — это клевета, настоящая клевета. Продолжение истории Токаева про «20 тысяч террористов». Людей оклеветали. Не было никаких денег. Я там был. Люди вышли, чтобы мирно выдвинуть требования правительству. В мирных демонстрантов стреляли. Что они говорили? Они требовали рассказать правду, требовали справедливости, — говорит Кайсар Сабитбекулы.

Салтанат Хамзина — одна из выходивших на площадь Республики активисток. Она сняла момент, когда военные открыли огонь по демонстрантам 6 января. Она говорит, что не слышала, чтобы кто-то выходил ради денег.

Кудайшукур Абдуллаев сравнивает заявление прокуратуры о проплаченности митингов с риторикой властей после Декабрьских событий 1986 года, очевидцем которых он был. Советская власть силой подавила выступление казахской молодежи, которая выразила протест решению Кремля назначить руководителем Казахстана чужого для республики человека.

— В декабре 1986 года было так же. Говорили, что наркоманы, алкаши, хулиганы вышли против власти. Сегодняшний сценарий — это разновидность подобного, — убежден Кудайшукур Абдуллаев.

«ТЕХНОЛОГИИ АВТОРИТАРНЫХ СТРАН»

В Казахстане не впервые говорят о финансировании массовых протестов некими лицами.

В 2016 году страна была охвачена массовыми митингами против внесения изменений в земельный кодекс, которые предусматривали продажу земель сельскохозяйственного назначения и и передачу их в долгосрочную аренду иностранцам. Сначала акция прошла в Атырау, затем демонстрации распространились и на другие города Казахстана. Тогда проправительственные телеканалы также транслировали бездоказательные сообщения о том, что протестующим платили деньги. Активистов из Атырау Макса Бокаева и Талгата Аяна пытались обвинить в получении средств от шымкентского бизнесмена Тохтара Тулешова. Однако ни активисты, ни сам предприниматель этого не признали. Двое активистов были приговорены к пяти годам лишения свободы по обвинениям в «возбуждении розни», «распространении заведомо ложной информации» и «нарушении порядка проведения митингов». Бокаев, который в прошлом году вышел на свободу, говорит, что власти продолжают действовать старыми методами.

— Говорят же, что горбатого могила исправит. Власти считают, что люди не способны выражать свои взгляды и протестовать, если их не профинансируют, не спровоцируют и не организуют такие люди, как Макс и Талгат. К сожалению, власти действительно так думают. Декабрьские события 1986 года в Алматы до сих пор изобилуют «белыми пятнами». Судя по сегодняшним методам прокуратуры, «кровавый январь», случившийся спустя 35 лет, похоже, не будет раскрыт, — говорит Макс Бокаев.

Правозащитник Бахытжан Торегожина отмечает, что заявления о проплаченности митингов основываются на домыслах и не подкрепляются доказательствами.

— Такие технологии присущи авторитарным странам, которые не верят в искренние протесты своих граждан, не верят в чувства своих граждан, которым надоела эта система. Не верят, что они действительно вышли на площадь в поддержку Жанаозена, и не верят в их месседжи, — говорит Торегожина.

Начальник службы уголовного преследования Генеральной прокуратуры Казахстана Елдос Килымжанов

Маншук Асаутай радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-after-january-events-paid-protest/31816661.html