В Шымкенте прокурор не вышел к родственникам арестованных после январских событий

19 апреля в Шымкенте перед зданием городской прокуратуры вновь собрались родственники Жанмурата Аштаева, Кайрата Султанбека и Ляззат Досманбетовой, помещенных под стражу после январских событий, и потребовали выхода к ним прокурора. Никто не вышел, и собравшиеся записали обращение к президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву с требованием освободить их близких.

Пришедшие к прокуратуре считают своих родственников невиновными и просят освободить из-под стражи.

— Уже третью неделю приходим, никто не принимает. Когда планируем собраться перед прокуратурой или тюрьмой, у дома дежурит полиция и не дает выйти. Следствие вообще не проводится. Все четверо моих детей — несовершеннолетние. Муж Жанмурат единственный кормилец в семье. Он уже четвертый месяц в заключении, —говорит Мольдир Нуранова, жена Аштаева.

Айжан Надирбек, дочь находящейся под стражей в связи с январскими событиями активистки Ляззат Досмамбетовой, рассказывает, что дело ее матери не продвигается с середины февраля, доказательства ее вины не предоставлены.

— Мою маму задержали и закрыли по одной причине. Из-за ее политической активности, —говорит Айжан.

Ардак Садибекова, жена активиста Кайрата Султанбека, утверждает, что на нее и на мужа оказывается давление.

—Следователи призвали мужа признать вину и заключить процессуальное соглашение и пугали, что «иначе закроем и беременную жену». Они хотели заставить его признать его, что конфискованные во время обыска 19 900 долларов якобы получены из за рубежа, — говорит Ардак Садибекова.

Заместитель прокурора города не принял их. Вышедший к людям представитель прокуратуры предупредил о необходимости заранее записываться на прием. Они в ответ возмутились, сказав, что уже в третий раз записываются на прием, но ни разу не попали.

В Шымкенте по следам январских событий заведены уголовные дела в отношении по меньшей мере семи активистов. Пятеро — Ергали Кулбаев, Кайрат Султанбек, Ляззат Досмамбетова, Жанмурат Аштаев, Молдабай Садибеков — остаются под стражей в следственном изоляторе.

Жанмурата Аштаева и Ляззат Досмамбетову подозревают по статьям «Нападение на здания, сооружения, средства сообщения и связи или их захват» и «Массовые беспорядки». Кайрату Султанбеку, помимо «нападения на здания», инкриминируют «хулиганство».

До этого активисты не раз участвовали на разных акциях протеста в Шымкенте и открыто выражали свои политические взгляды. Все трое активистов в прошлом году были признаны судом виновными в «участии деятельности запрещенной организации» и получили ограничение свободы.

В Шымкенте массовые акции протеста начались мирно 4 января, 5–6 января на площади стреляли. 11 января управление здравоохранения города сообщило, что в дни беспорядков было госпитализировано более 120 человек. 4 февраля выяснилось, что 73 из них — с огнестрельными ранениями.

По официальным данным, во время протестов в Казахстане в начале января погибли минимум 230 человек, 19 из них — в Шымкенте. На брифинге в Службе центральных коммуникаций 19 апреля Генпрокуратура заявила, что в Шымкенте в ночь на 6 января было убито «20 нападавших» после «отражения трех вооруженных атак и наступления реальной угрозы жизни сотрудников полиции».

В связи с январскими событиями в Шымкенте были задержаны и заключены под стражу 86 человек. По некоторым делам, начатым по следам январских событий, уже прошли судебные разбирательства. 11 марта суд осудил четырех жителей по обвинению в краже продуктов питания из торгового дома во время массовых протестов, которые в ряде городов сочетались с погромами и насилием.

Родственники помещенных под стражу у здания прокуратуры. Шымкент, 1 апреля 2022 года

Дилара Иса радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/31810984.html