Суд над Мамаем: процедурные темпы замедлились

Первые четыре судебных заседания уместились в одну пятидневку, затем последовал недельный перерыв, за которым обозначился шестидневный перерыв. На сегодняшнем заседании продолжался допрос свидетелей обвинения.

Напомним, что судебный процесс в Бостандыкском районном суде № 2 города Алматы по обвинению лидера незарегистрированной демократической партии Жанболата Мамая в преступлениях, предусмотренных статьями 272, 378 и 400 УК РК, проходил 7, 8, 9 и 11 ноября, после чего очередное заседание было назначено на 18 ноября. Продолжалось оно всего лишь полтора часа, вобрало в себя допрос двух свидетелей обвинения, один из которых давал показания по «митинговой» 400-й статье, а другой по «фейковой» 272-й.

Не совсем обычным для таких процессов явлением был официальный статус свидетеля Избасара Масакбаева, который является прокурором Алатауского района южной столицы. Обычно на судебном процессе бывает один прокурор – сотрудник районной или городской прокуратуры, представляющий обвинение, а вот присутствие другого прокурора в качестве свидетеля по делу показалась нам весьма необычным.

На вопрос судьи о том, что свидетель имеет сообщить по данному делу, г-н Масакбаев рассказал, что ранним вечером 4 января прибыл к месту проведения несогласованного с городскими властями митинга на площади перед спорткомплексом «Алматы арена». Там он обратился к собравшимся людям через в мегафон с предупреждением об ответственности за участие в несогласованном митинге.

Каких-либо иных противоправных действий со стороны митингующих и Жанболата Мамая как их очевидного лидера свидетель-прокурор назвать не смог. Сам же факт несогласованности (по старой терминологии – несанкционированности) того митинга мог бы потянуть самое большое н 488-ю статью Кодекса об административных правонарушениях, но никак не а 400-ю статью Уголовного окдекса. Здесь попутно возникает вопрос и к законодателям, допустивших наличие в двух разных кодексах двух практически идентичных статей.

Вторым допрошенным свидетелем был директор департамента защиты прав потребителей финансовых услуг Агентства по регулированию и развитию финансового рынка Александр Терентьев. Его показания должны были подтвердить виновность Мамая по статье о распространении заведомо ложной информации: когда год назад у здания агентства собрались несостоятельные заёмщики просить или требовать для себя кредитной амнистии, лидер Демпартии выступил перед ним со словами поддержки из требований.

Это выступление Мамая, прозвучавшее также в нескольких видеороликах, разошедшихся по Интернету, обвинение упорно пытается выдать за распространение им ложной информации о якобы объявленной амнистии. При этом для наступления уголовной ответственности по 272-й статье недостаточно одной лишь ложности распространённой обвиняемым информации – нужно ещё и доказать, что её распространение нанесло материальный ущерб государству или же чьим-то правам и свободам. А вот с этим у обвинения большие проблемы, и привлечённые им свидетели помочь в этом не смогли.

Тот же Тереньтев обосновывал «заведомую ложность» указанием на то, что ранее несколько раз встречался с Мамаем и объяснял ему, что никакой кредитной амнистии не было, хотя Мамай и не заявлял, что она была. На вопрос же о характере и размерах нанесённого ущерба свидетель не смог ответить точно так же, как и двое его коллег на пред-предыдущем заседании суда.    

Следующее судебного заседание судья Елена Кван назначила на 24 ноября, причём заранее отвела на него ровно час, за который судебное следствие явно же далеко не продвинется, а будет продлеваться всё дальше и дальше. В связи с этим у наблюдателей возникает предположение, что суду по делу Мамая спущена установка не торопиться, а наоборот –растягивать процесс на возможно долгое время. И теперь уже не до президентских выборов, как некоторые наблюдатели предполагали ранее, а как миниум до Дня независимости, а может быть даже и до Нового года.        

 

Андрей Свиридов, журналист-обозреватель КМБПЧ

 

https://bureau.kz/novosti/proczedurnye-tempy-zamedlilis/