«Стал обузой для родителей». Пострадавший во время январских событий нуждается в помощи

24-летний Ергали Сегизбаев с трудом ходит и не может работать. Во время январских событий он получил огнестрельное ранение в живот – пуля повредила толстую кишку. Его родители пытаются найти деньги, чтобы продолжить лечение сына.

«ПОЧУВСТВОВАЛ , КАК ТЕЧЕТ ТЕПЛАЯ КРОВЬ»

Ергали – младший из шести детей Сегизбаевых. 24-летний парень живет с родителями в старом доме в селе Карабастау Казыгуртского района Туркестанской области. Во время беспорядков в Шымкенте 5 января он получил огнестрельное ранение. По его словам, это было в районе остановки «Метро» близ акимата. Сейчас ему требуется продолжительное лечение, чтобы восстановить трудоспособность.

По образованию Ергали учитель физкультуры, однако, говорит он, диплом не помог ему получить работу в сельской школе. Время от времени он подрабатывал поденным трудом и занимался частным извозом – автомобиль для этого он купил в кредит.

Ергали говорит, что у него до сих пор «болит сердце и его одолевает страх», когда вспоминает январские события, резко изменившие его жизнь.

– Утром 5 января позвонил мой брат, который работает вахтовым методом в Мангистауской области. Из-за протестов было остановлено движение поездов, и он сообщил, что в село вернется через Алматы. «Я буду в Шымкенте в полночь, забери меня», – сказал он. Я добрался до города из села около десяти часов вечера. До приезда брата еще было время. Услышав, что в районе остановки «Колос» возле акимата проходит акция протеста, я поехал туда. Из любопытства. Там собрались тысячи людей. Стоял шум, суматоха. В какой-то момент со стороны акимата раздались хлопки, звуки взрывов. Затем началась стрельба. Я не мог двинуться с места. В одно мгновение почувствовал жжение в животе, и потекла теплая кровь. Смотрю, пуля пробила мне живот, – говорит он.

Ергали вспоминает, что его подобрали 4-5 парней и положили в машину. Он приложил шапку к ране, чтобы остановить кровотечение. В таком состояниии его доставили в городскую клиническую больницу №1 в Шымкенте. Ергали говорит, что смутно помнит, как врачи готовились к операции. Он очнулся в реанимации, испытывая сильную жажду.

– Мне было очень тяжело. Сначала я не понял, что произошло. Врачи сообщили, что сделали мне операцию и вытащили боевую пулю. Когда пришел в себя, увидел, что у меня кишка торчит наружу… Через три дня пришли из полиции, чтобы допросить меня, – говорит он.

«РАНА ОТ ПУЛИ ЕЩЕ НЕ ЗАЖИЛА, КИШКА ТОРЧИТ НАРУЖУ»

Малика Толепбаева, мама Ергали, о ранении сына узнала утром 6 января.

– В тот день шел дождь. Не помню, как добралась до больницы. Мой сын лежал в реанимации. Врачи сказали, что у него было сильное кровотечение. Через три дня его перевели в палату. Он мучился около месяца, не мог есть, – рассказывает Малика Толепбаева.

Ергали сейчас самостоятельно встает, но с трудом передвигается. Рана от пули еще не зажила, а поврежденная кишка торчит наружу. Он говорит, что кал выводится через нее. Кроме того, у него ослаблен иммунитет, есть анемия.

В выписке городской клинической больницы говорится, что Ергали Сегизбаев был доставлен в больницу 5 января около 23:00 в тяжелом состоянии. Пуля, попавшая в живот, повредила толстую кишку, вызвав внутреннее кровотечение. Он провел в больнице две недели после операции. 20 января его выписали домой.

В выписке содержатся результаты нескольких обследований, проведенных пациенту в больнице. Установлено, что Ергали не употреблял алкоголь. На момент выписки из больницы врачи предписали Сегизбаеву находиться под наблюдением хирурга по месту жительства, не поднимать тяжести, соблюдать диету, а через полгода пройти плановое лечение.

Малика Толепбаева переживает за здоровье сына. Мать рассказывает, что сын работал, сам оплатил свое обучение и получил высшее образование, что всегда полагался на собственные силы, а сейчас находится в тяжелом состоянии. Он по неосторожности оказался в такой ситуации и сейчас чувствует упадок сил и разочарование, перестал верить в себя, говорит она.

 Характер у сына мягкий и добрый. Окончив школу, он учился, работу не выбирал, занимался всем, что придется. И теперь оказался в такой ситуации. Был ранен, его прооперировали. Когда после событий начались задержания, мы не находили себе покоя. Мы очень переживали, что его арестуют за участие в митинге. Мы ни у кого не просили материальной помощи. Сейчас с трудом собираем деньги на повторную операцию и лекарства, – вздыхает мать.

В семье работает только мать Ергали. Месячная зарплата санитарки Малики в сельском медпункте – 75 тысяч тенге. Его отец предпенсионного возраста, ухаживает за домашним скотом. У семьи иногда не бывает денег даже на поездку в поликлинику на плановые осмотры.

– Я не спрашиваю, кто, как и почему стрелял. Я не уверен, что стрелок будет найден. Также неизвестно, окажет ли государство помощь. Кроме полицейских, которые приходили ко мне в больницу, чтобы допросить, никто из властей не интересовался, как я чувствую себя, нуждаюсь ли в помощи. Я нахожусь в таком состоянии уже почти пять месяцев, стал обузой для своих родителей. Хочу скорее выздороветь и встать на ноги, – говорит Ергали Сегизбаев.

«ИНФОРМАЦИЯ О СОСТОЯНИИ РАНЕНЫХ – ВРАЧЕБНАЯ ТАЙНА»

Мирный митинг 4 января в Шымкенте уже на следующий день обернулся беспорядками. По официальным данным, в Шымкенте во время январских событий погибли 20 человек. В управлении здравоохранения города ранее сообщали, что более 120 человек получили ранения, однако в прокуратуре Шымкента, которая расследует события, в мае заявили, что в ходе беспорядков пострадало около 190 человек. В феврале в управлении здравоохранения города Шымкента Мурату Жолшиеву, адвокату активистов Жанмурата Аштаева, Кайрата Султанбека и Ляззат Досмамбетовой, которые вошли в состав местной независимой комиссии, но затем были арестованы как подозреваемые в связи с январскими событиями, ответили, что «огнестрельные ранения получили 73 человека».

На вопрос о состоянии здоровья других раненых, таких как Ергали Сегизбаев, в управлении здравоохранения города Азаттыку ответили, что не могут предоставить какую-либо информацию, поскольку «такая информация является врачебной тайной».

«Большинство жертв получили различные телесные повреждения, в том числе огнестрельные и ножевые ранения, другие травмы в результате драки. Информации о количестве прооперированных нет», – сообщили в ведомстве.

Благотворительный фонд «Казахстан Халкына», созданный властями Казахстана после январских событий, объявил, что окажет помощь семьям погибших и пострадавших в январе. В прошлом месяце в фонде сообщили об оказании финансовой помощи семьям 13 сотрудников силовых структур, погибших в результате январских беспорядков. Семьям погибших выплатили по семь миллионов тенге, двум детям с тяжелыми ранениями выплатили по три миллиона тенге.

По официальным данным, в результате январских событий в Казахстане погибли не менее 238 человек.

Пострадавший во время январских событий Ергали Сегизбаев и его мать Малика Тулепбаева. Село Карабастау Казыгуртского района Туркестанской области, 17 мая 2022 года

24-летний Ергали Сегизбаев перед домом. Село Карабастау Казыгуртского района Туркестанской области, 17 мая 2022 года

Дилара Иса  радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-yergaly-segizbayev-received-a-gunshot-january-events-in-shymkent/31874491.html