Принять закон о запрете свободы призвал известный телеведущий

Терминологическое уточнение: запретить предлагается всё-таки не свободу как таковую, а всего лишь работу в Казахстане радио «Свобода», представленного у нас своим казахстанским подразделением, именуемым радио «Азаттык», каковое название также означает «Свобода». Запретить обе эти свободы призвал в своём ФБ-посте от 19.05.2022 известный (воздержимся от просящегося на язык расширенного прилагательного «небезызвестный») блогер и телеведущий с государственных каналов Денис Кривошеев. Вот что он написал:

* * *

Я вот себе плохо представляю, чтобы в США или Великобритании действовало СМИ, чье финансирование было бы из Казахстана, Узбекистана, России или Белоруссии, даже Украина не смогла бы выпускать там издание, которое открыто вмешивалось бы в суверенные дела страны под предлогом демократизации и развития свободных медиа, ну или альтернативного взгляда. Они собственного президента забанили за собственное мнение.

Так вот, бегают по стране представители всех этих медиа типа радио «Свобода» и делают СМИ, пропитанное ложью, домыслами, фантазиями и сплетнями. Их этому учат, поверьте. Огромное количество журналистов ушло из «шпионских» зарубежных голосов, так как не в состоянии настолько ненавидеть свою страну, чтобы искать только негатив.

Я хочу обратиться к депутатам и парламенту, нам нужно запретить издаваться СМИ на территории Казахстана, имеющим иностранное финансирование. Мы видели, как можно с легкостью раскачать ситуацию. Никто не вправе на нашей территории вести подрывную деятельность. Принимать закон нужно было еще вчера!

* * *

В посте Кривошеева указаны четверо адресатов его обращения – это Ерлан Карин, Ерлан Кошанов, Павел Казанцев и Ермухамет Ертысбаев. Эти фамилии указаны без указания занимаемых ими должностей, но мы их расшифруем: государственный секретарь РК, председатель Мажилиса РК, заместитель председателя Мажилиса и председатель Народной партии Казахстана, ранее известной как Коммунистическая народная партия. При этом трое из четверых, а именно Кошанов, Карин и Ертысбаев заняли указанные должности после января этого года, да и Казанцев стал зампредом нижней палаты всего лишь на год раньше. Тем самым эти люди как бы олицетворяют собою Новый Казахстан, провозглашённый президентом Токаевым после январских событий 2022 года.

Так что если обращение Кривошеева заранее согласовано с адресатами, а запрет вещания СМИ, названных Кривошеевым, а также не названных им, но подразумеваемых в словечке «типа», уже предрешён, то нам останется лишь иронизировать по поводу отличий «нового» и старого Казахстанов. Другое дело, что в старом Казахстане подобные призывы время от времени раздавались, но до принятия специального закона не доходило. Если так будет и сейчас, то это самый оптимальный вариант: очередной инициативщик Запрещалкин обозначит своё присутствие на охранительском фронтире громким «кукареку», а там хоть не рассветай, тем более что в данном случае рассвет означал бы свою противоположность, то есть закат.

Некоторую пикантность ситуации придаёт род занятий г-на Кривошеева: всё-таки телеведущий, то есть работник электронных СМИ, призывающий запретить вещание пусть и ненавистного ему, но тоже электронного СМИ, выглядит пикантнее запретителей, не работающих непосредственно в медиа-сфере. Здесь напрашивается известный парадокс «пчёлы против мёда». Впрочем, на это просится возражение насчёт разных видов пчёл, опыляющих разны виды трав и вырабатывающих разные сорта мёда, один из которых может ассоциироваться с другой субстанцией. Проще говоря, работник СМИ, призывающий запретить другое или другие СМИ, может быть мотивирован не только идеологически, но и экономически, если он считает нормальным расправляться с конкурентами руками начальства.

Дык ведь и жанр публичного доноса не вчера родился, равно как и чёрного пиара. В России XIX века основоположником обоих этих жанров был Фаддей Булгарин, а продолжателем Виктор Буренин, чьи имена стали нарицательными в истории русской журналистики, а в современной России мастера доносы и призывы к запретам и репрессиям с трудом поспевают за самими запретами и репрессиями. И коль уж зашла речь о России-матушке, отметим полное отсутствие в обращении Кривошеева каких-либо обвинений в адрес российских федеральных СМИ в подрывной деятельности против Казахстана и призывов запретить к запрету их вещания в нашей стране. Хотя нашумевшие антиказахстанские выпады Вячеслава Никонова и Тиграна Кеосаяна делались именно в их эфире, да и сами их авторы являются ведут на них авторские передачи или являются их продюсерами

В завершение этого обзора прокомментирую завершающую фразу кривошеевского обращения, в которой он высказано пожелание принять такой закон ещё вчера. Скажу по этому поводу что вчера, позавчера и ещё много когда, начиная с 2000 года, таких законов напринимали до кучи и вообще много чего позапрещали в соседней с нами стране. А потом эта страна взяла и вторглась в ещё одну соседнюю страну, продолжая по ходу «военной спецоперации» принимать новые запретительные законы и запрещать всё что ещё шевелится. У нас в Казахстане тоже много чего напринимали и запретили, но гораздо меньше, чем в России – ну так наша страна никого не нападала и ни с кем не воюет. Причинно-следственная связь между количеством идеологически мотивированных запретов и нахождением внутри дихотомии «война или мир» представляется очевидной, но скорее всего не всем.

Андрей Свиридов  журналист-обозреватель КМБПЧ

https://bureau.kz/novosti/prinyat-zakon-o-zaprete-svobody/