Правозащитники обеспокоены ходом расследования дел по январским событиям в Восточном Казахстане

Представители правозащитных организаций и созданных для расследования январских событий общественных комиссий заявили на слушаниях в Семее 28 апреля, что в изоляторах региона продолжают находиться десятки задержанных в январе, в том числе гражданские активисты, которым вменяют совершение тяжких преступлений. Правозащитники полагают, что следствие по возбужденным вслед за «кровавым январем» уголовным делам проходит в Восточном Казахстане в репрессивном ключе.

— Мы были недавно в Таразе, там ужасные последствия: семь административных зданий было захвачено, разграблено, похищено огромное количество арсенала оружия департамента полиции. Тем не менее, там нет такого количества выдвинутых обвинений, как в Семее. По предварительным данным, против 44-х из 118 подозреваемых жителей Восточно-Казахстанской области выдвинуты обвинения в совершении тяжкого террористического преступления («Нападение на здания, совершенное преступной группой или повлекшее тяжкие последствия», часть 3 статьи 269) — и это при том, что ни одно здание не было захвачено, не было таких погромов, как в Таразе. Такие вещи абсурдны и недопустимы, — считает правозащитник из Алматы Ерлан Калиев.

Ерлан Калиев подчеркивает, что статья 269 уголовного кодекса не предусматривает ограничение свободы, только лишение свободы: «Кроме того, если они будут обвинены, их права ограничат, возникнут сложности с работой, с банками. Это «террористическая» статья».

По данным юриста Казахстанского международного бюро по правам человека и Асем Жапаловой, сейчас в следственном изоляторе областного центра Усть-Каменогорска содержатся 54 человека, тогда как 19 января там было 114 человек. 41 находящийся в СИЗО подозревается по части 2 статьи 272 «Участие в массовых беспорядках». Одному человеку инкриминируют преступление по части 2 статьи 269 «Нападение на здания», 11 подследственным — по части 3 этой же статьи. Еще один подозревается в «применении насилия в отношении представителя власти»(часть 3 статьи 380).

— Через Коалицию НПО против пыток было подано 15 сообщений специальному докладчику Комитета ООН против пыток, они до настоящего момента рассматриваются. Задержанные в первые дни не могли произвести фиксацию телесных повреждений, у многих отсутствует медицинское постановление. Многие арестованные не могли сообщить на работу или место учебы о задержании, их увольняли и отчисляли по причине прогула. При последнем помещении, пару дней назад, была озвучена проблема, что следствие сильно затягивается, а следственные действия, которые проведены, незначительны — это пара опросов и ознакомление с видеозаписями. На сегодняшний день ни один материал уголовного дела не передан в суд, — сообщает Асем Жапалова.

Правозащитница Бахытжан Торегожина, руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак», добавляет, что ни одного доказательства, подтверждающего терроризм, общественности не предоставлено: «Пока не будет реальных доказательств, не будет видео или фотографий с террористической базы, где они проходили подготовку, мы будем считать всех мирными жителями. Видео, где они стоят на площади, не является доказательством тому, что человека можно обвинять по этой статье».

Также Торегожина сообщила о том, что с ней связывались из парламента с предложением обсудить кейсы по городам, где было задержано больше всего активистов.

— Фракция «Жана Казахстан» предлагает по злободневным городам, где у нас произошедшее не расследуется должным образом, — это Семей, Усть-Каменогорск и Шымкент, — где арестовано большое количество активистов, которые имеют историю выхода на мирные протесты, показывали мирные намерения и сейчас находятся под следствием, собрать самые вопиющие кейсы, где чувствуется несправедливость, ангажированность следственных действий, а затем направить в межведомственную следственную группу. Они должны дать ответы, насколько обвинения обоснованны. 12 мая мы встречаемся в парламенте в рамках рабочей группы. Там будет рассмотрено порядка 20 кейсов по Семею, Шымкенту, Алматы, Кызылорде и Таразу. Этот разговор инициируется со стороны парламента, — говорит Торегожина.

Часть родственников задержанных людей сообщила, что следственные действия, на которые изначально отводилось два месяца, продлены, уже до пяти месяцев. Содержащиеся в СИЗО Усть-Каменогорска подследственные ранее объявляли голодовку в связи с продлением срока следствия, после визита прокуроров акция протеста была прекращена.

Руководитель фонда «Фонд развития парламентаризма в Казахстане» Зауреш Батталова отмечает, что расследование должно вестись открыто. Она привела случай активиста из Семея Кенжебека Султанбекова как пример несправедливого, по ее мнению, расследования жалобы на пытки.

— Расследование ведется теми же людьми, которые допускают правонарушения. Его опрашивают люди, которые сами в отношении него допустили правонарушения — пытки. Как это так? Во всех делах нужно посмотреть, на кого из следователей были жалобы. Нужно ставить вопрос, чтобы их отстраняли. Мы говорим о справедливом государстве, будет это государство? Нужно прекращать следствие вести тайно, кулуарно, — считает Батталова.

Было отмечено, что число погибших в Семее и Усть-Каменогорске в январе до сих пор неизвестно. По словам Асем Жапаловой, силовые органы отказываются официально называть количество. По неофициальным данным, два человека в Семее погибли после задержания, в Усть-Каменогорске, по предварительным данным от огнестрельных ранений, погибли три человека.

События в январе начались с мирных протестов против социальной несправедливости. Митинги вспыхнули на западе страны после скачка цен на сжиженный газ и быстро охватили большинство регионов. В ряде городов протесты вылились в беспорядки и погромы с применением оружия. Власти Казахстана заявили, что их устроили некие террористы, подготовленные за рубежом. Убедительных доказательств в пользу этого утверждения они не привели. По официальным данным, в январских событиях погибло не менее 230 человек. Еще восемь человек умерли в следственных изоляторах после их задержания. Нур-Султан отверг неоднократные призывы международных организаций провести расследование с участием зарубежных экспертов.

Приехавшие в Семей правозащитники на слушаниях об уголовных делах, возбужденных после январских событий. На переднем плане — Бахытжан Торегожина, руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак». 28 апреля 2022 года

Хадиша Акаева радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/31825589.html