Первомайский союз казахстанских и российских запрещалкиных

Казахстанские власти повсеместно и традиционно запретили проведение оппозиционных акций 1 мая, а российский Роскомнадзор пригрозил казахстанскому изданию за публикацию статьи о российской агрессии в Украине.

Послезавтра Первомай – что захочешь отмечай. Точнее сказать, отмечать или праздновать будем то, чему официально посвящён этот праздник в том или ином постсоветском государстве. В нашей стране 1 мая празднуется День единства народа Казахстана, в соседней с нами России он официально называется Праздник весны и труда, а в соседней с нею Украине – День труда. Все мы знаем о том, что что сейчас происходит между Россией и Украиной, а точнее будет сказать, что вытворяет путинская Россия на территории Украины последние два месяца. А вот два казахстанских сюжета последней недели апреля на темы свободы собраний и свободы слова, тематически связанных с российской-украинской войной. 

Двадцать третий отказ в проведении антивоенного митинга

Перечислив во вводной части этой статьи три официальных названия первомайского праздника в трёх постсоветских государствах, напомню его исходное советское название – Международный день солидарности трудящихся. Ту самую интернациональную солидарность с народом Украины, который вот уже более двух месяцев противостоит массированной военной агрессии, многие казахстанцы публично выражали на протяжении всего этого времени. А вот гражданский активист Емберген Курманов из города Аксу в Павлодарской области хотел провести акцию солидарности с Украиной непосредственно в День единства народа Казахстана – и вот что из этого вышло.

В соответствии с принятым в 2020 году новым законом о порядке проведения мирных собраний, декларировавшим уведомительный порядок их проведения, Курманов заблаговременно пода в городской акимат уведомление о проведении им антивоенного митинга в праздничный день Первомая-2022. Ответ из акимата, подписанный заместителем акима Н.Байбатыровым, заключал в себе отказ от согласования мирного собрания на том основании, что в своём обращении Курманов не указал сведений о предполагаемой им установке на месте проведения акции палаток, юрт и иных сооружений.

Нам ничего не известно, собирался ли Емберген Курманов в ходе задуманной им акции устанавливать какие-либо палатки и юрты, но что-то нам подсказывает, что ничего подобного он делать не собирался. Во всяком случае организаторы единственного за всё время войны в Украине согласованного антивоенного митинга в Алматы 6 марта как-то без этого обошлись. Впрочем, в долгой и богатой истории мирных собраний в Казахстане как при новом законе, так и при старом встречались куда более нелепые и откровенно издевательские предлоги для запрета на проведение неугодных властям собраний.

Если же перейти от тематики предлогов для запрета собраний к их количеству, то вот какие данные привёл в связи с сегодняшней аксуской историей казахстанский правозащитник Данияр Хасенов в своём посте в ФБ-группе #АктивистыНеЭкстремисты. По его подсчётам, аксуский отказ в проведении акции солидарности с Украиной является 23-м по счёту за время российско-украинской войны. Ранее такие отказы были получены в Алматы (неоднократно), в Астане и Кокшетау, в Актобе, Уральске и в расположенном близ него городке Аксае, в Экибастузе и в Шымкенте, то есть практически во всех географических регионах нашей страны.

Всего же в 22-х населённых пунктах Казахстана за прошедшие четыре месяца 2022 года зафиксировано 53 отказа в согласовании протестных акций. И это достаточно полно характеризует положение со свободой мирных собраний в Казахстане как после принятия без малого два года назад нового закона о митингах, так и о провозглашённом полтора месяца назад Второй республике и Новом Казахстане.

Российские цензоры дотянулись до казахстанских медиа

Редакция казахстанского интернет-ресурса NewTimes.kz получила в середине апреля «черную метку» от российского цензурно-карательного ведомства «Роскомнадзор», именуемого в российском же протестном дискурсе не иначе как «Роскомпозор». Московские цензоры потребовал от казахстанского СМИ удалить с сайта перепечатку статьи из британского радио Би-Би-Си о санкциях Европейского союза против России. Основанием для такого требования было названо нарушение данной публикацией российского законодательства о фейках и дискредитации российской армии.

С какой стати российское законодательство в целом, а конкретно его норма, введённая всего лишь два месяц назад в связи с началом вторжения в Украину, распространяется на Казахстан – независимое государство, декларировавшее свой нейтралитет в развязанной Москвой войне, московские цензоры не уточнили. Вместо этого они пригрозили астанинскому изданию блокировкой доступа к нему на территории России, дав на размышление ровно сутки – ну совсем как командование оккупационной армии защитникам Мариуполя. И в отличие от последних, руководство издания NewTimes.kz не послало агрессоров по ставшему мировым трендом адресу вослед флагманскому крейсеру «Москва», а послушно удалило со своего сайта злосчастную перепечатку.

«Мы решили, что сейчас не имеем права лишать российскую часть своей аудитории доступа к информации, которая публикуется на нашем сайте», – объяснил действия редакции директор NewTimes.kz Дмитрий Ким.

Комментируя эту историю, президент Международного фонда защиты свободы слова Адил соз» Тамара Калеева высказала совершенно очевидное соображение о том, что казахстанскому СМИ по идее следует думать прежде всего думать о том, чтобы не лишать доступа к объективной информации казахстанскую аудиторию, а уж потом российскую. Я бы добавил к этому своё наблюдение о том, что удалением с сайта публикации о санкциях редакция уже лишила объективной информации сращу и российскую, и казахстанскую аудиторию.

«Прецедент, когда государственный орган иностранного государства посылает уведомление с угрозой блокировки СМИ независимого государства Казахстан, вызывает, по меньшей мере, недоумение. Такие действия, безусловно, не должны пройти незамеченными со стороны государственных органов и общественности Казахстана», – Резюмировала Тамара Калеева.

 Я же в связи с этим проведу вполне очевидную параллель между двумя ситуациями, описанными в этой и в предыдущей главках данной статьи: если 23 отказа казахстанских властей в проведении гражданами Казахстана в казахстанских городах и весях антивоенных митингов, которые теоретически могут рассердить Старшего брата, выпукло характеризуют положение со свободой собраний в Казахстане, то цензурирование российским ведомством контента казахстанских СМИ не менее выпукло характеризует положение со свободой слова.

И конечно же, обе эти истории много говорят о степени суверенности нашей страны. Одной из основ правозащитной идеологии, которую мы исповедуем, является примат прав человека над суверенитетом государств, однако в данном случае нам приходится констатировать равно плачевное положение и того, и другого.



Андрей СВИРИДОВ, журналист-обозреватель КМБПЧ

https://bureau.kz/novosti/pervomajskij-soyuz-zapreshhalkinyh/