Дело Матаева между правом, политикой и бизнесом

23 августа в Астане началось главное судебное разбирательство по делу председателя СЖК Сейтказы Матаева, его сына Асета и, возможно, кого-то из чиновников. Возможно, но не обязательно – потому что проходящие по этому делу высокопоставленные госслужащие как-то скопом стали переходить в разряд свидетелей.

Если бы я предполагал, что мы имеем дело с системой, основанной на разделении властей, где судебная власть полностью независима и руководствуется только законом, тогда я бы интересовался обвинениями, доказательствами, мотивами совершения преступления, в котором подозревают Сейтказы, человека, которого я неплохо знаю и очень уважаю.

Меня бы тогда интересовало, как соблюдаются стандарты, в том числе международные, справедливого правосудия, например, основополагающий постулат: недоказанная вина есть доказанная невиновность. Меня бы интересовали аргументы стороны защиты в ответ на аргументы стороны обвинения. Я бы надеялся, что в ходе открытого судебного процесса, с соблюдением принципов равенства сторон, всесторонности, тщательности, беспристрастности, где сторона обвинения доказывает виновность подсудимых, а не сторона защиты — невиновность своих подзащитных, будет установлена истина. А то у нас чаще всего весь судебный процесс построен на том, что если сторона защиты бесспорно не доказала невиновность подсудимых, то они виновны по определению.

То есть я бы находился в поле права, ожидая, что в ходе состязательного процесса Сейтказы будет оправдан, потому что мне, зная его, трудно представить обоснованность предъявленных ему обвинений. Но это мои эмоции, а справедливый судебный процесс должен это подтвердить.

Но я не в поле права. Я в поле догадок. Потому что речь идет о политическом процессе. У нас любой процесс, где подсудимыми являются высокопоставленные чиновники, представители оппозиции, общественные деятели, является политическим, независимо от предъявленных обвинений. Потому что решения в таких процессах принимаются в высших коридорах власти, а потом оформляются судебными решениями. Чтобы меня не обвинили в клевете на правосудие, скажу, что это мои предположения, у меня нет прямых доказательств, хотя любой анализ громких уголовных процессов последних 20 лет дает пищу для размышлений о политических следах вынесенных приговоров.

В таких процессах обычно интересует не что установлено в ходе судебного разбирательства, а «что решили наверху».

Это проблема всех авторитарных режимов, когда верховенство права невозможно обеспечивать, поскольку работает режим «ручного управления» и судебная система является частью процесса принятия решений, в том числе политических. Поэтому никто ни от чего не застрахован, даже руководители министерств и ведомств, оказавшись на скамье подсудимых, не полагаются на то, что суд установит истину, а обращаются к руководству страны с просьбой их простить.

Попав в жернова нашего правосудия, ты оказываешься между правом и политикой. Иногда к ним добавляется бизнес. В этих условиях трудно защищаться только в правовом смысле. Но за право, доброе имя и справедливость надо бороться всегда и при любых условиях.

Поэтому хочу пожелать Сейтказы Бисенгаеиевичу стойкости, выразить ему свою поддержку и надеяться, что между правом, политикой и бизнесом есть еще правда и справедливость.

Евгений ЖОВТИС, правозащитник
Опубликовано в газете «Трибуна. Саяси. Калам» от 24.08.2016

Please follow and like us:
2