Жёсткие вопросы. В Европарламенте прошли слушания о правах человека в Казахстане

6 декабря в Европарламенте обсудили вопросы соблюдения и нарушения прав человека в Казахстане. О том, как это было, Orda.kz рассказал непосредственный участник обсуждений, правозащитник и общественный деятель Евгений Жовтис.

Что за обсуждения?

«Это были часовые слушания в подкомитете по правам человека. Это не первое моё участие в такого рода слушаниях. До пандемии была возможность в них физически участвовать, сейчас они проходят онлайн. Члены комитета обсуждают вопросы, связанные с правами человека, в данном случае, в Казахстане. Это касается не только Казахстана, такие слушания проводятся по многим странам, с которыми у Евросоюза (ЕС) есть соглашения и сотрудничество», – рассказал директор Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности (КМБПЧСЗ) Евгений Жовтис.

Вчерашние слушания связаны с диалогом по правам человека, который ежегодно проходит между Казахстаном и ЕС. В этом году диалог прошёл 2 декабря. Также ЕС, возможно, хотел увидеть, какие изменения произошли из-за резолюции Европарламента от 11 февраля 2021 года, которая критически оценила состояние прав человека в Казахстане.

«Это была достаточно серьёзная резолюция Европарламента о ситуации с правами человека в Казахстане, очень критическая. Прежде всего она затрагивала вопросы давления на правозащитные организации, свободы мирных собраний, борьбы с пытками, запрещения партий: «Демократической партии Казахстана» и «Коше партиясы», а также преследования активистов и так далее», – вспомнил Жовтис. 

Как всё прошло

На заседание Европарламента пригласили троих человек:

  • уполномоченную по правам человека в РК Эльвиру Азимову;
  • представительницу организации Human rights watch по Центральной Азии Миру Риттман;
  • Евгения Жовтиса.

«Сначала идёт первая, непубличная часть, которая посвящена информации, которую членам комитета предоставила служба внешних отношений, аналог Министерства иностранных дел. Они представляли информацию о диалоге, прошедшем 2 декабря и официальную информацию исполнительных структур Евросоюза. Потом, через полчаса после начала заседания, появилась возможность высказаться трём приглашённым. У каждого было по 8-10 минут, чтобы изложить свою точку зрения по ситуации с правами человека или вопросами, которые вызывают озабоченность», – объяснил правозащитник.

Позиция Эльвиры Азимовой

По словам Жовтиса, уполномоченная в основном говорила о необходимости диалога и сотрудничества, в том числе, между Европарламентом и парламентом РК. Она считает, что у ЕС есть диалог с гражданским обществом Казахстана и диалог с властями. Желательно, чтобы этот диалог был трёхсторонним, чтобы все три стороны одновременно в нём участвовали.

Она говорила о ряде шагов, которые предпринимает Казахстан в отношении прав человека:

  • укрепление института самого уполномоченного;
  • вопросы, связанные с борьбой с пытками;
  • вопрос с правами женщин и детей;
  • большой блок был посвящён пандемии и обеспечению фундаментальных прав на жизнь и на здоровье.

«Она делала много отсылок на заявление господина президента», – отметил Жовтис.

Позиция Евгения Жовтиса

У правозащитника и госпожи Риттман были схожие выступления. Жовтис говорил о том, что есть позитивные моменты:

  • отмена смертной казни;
  • принятие нового закона об уполномоченной по правам человека;
  • принятие Процедурно-процессуального кодекса, который ввёл в Казахстане немецкую модель административной юстиции;
  • шаги, которые предпринимают в области прав женщин и детей, людей с инвалидностью;
  • реформы пенитенциарной системы и борьбы с пытками;
  • поступивший в парламент закон об общественном контроле и увеличение разных площадок, на которых происходит диалог между властями и гражданским обществом. 

Но также он заявил о нарушениях прав человека в Казахстане.

«Я отметил несколько негативных моментов: принятый в 2020 году закон о мирных собраниях, который представляли чуть ли не как прорыв, но в действительности ничего не изменилось. Ситуация точно такая же: спонтанные собрания не разрешаются, людей задерживают до собраний, не разрешают собрания, всего два-три места, где можно проводить собрания, один маршрут. Широкое применение кеттлинга», – рассказал Жовтис.

Кеттлинг ― это полицейская тактика блокирования и задержания массовых скоплений людей с помощью кордонов на улицах, которая также известна под термином «сдерживание». Ряд правозащитников считает, что кеттлинг – это фактическое ограничение личной свободы, свободы передвижения и является незаконным по ряду причин.

Критически он оценил и снижение количества людей для регистрации политической партии с 40 тысяч до 20 тысяч человек. По мнению правозащитника, нововведение ничего не поменяло, так как «всё равно никого не регистрируют, зарегистрированных партий нет, а выборы продолжают быть, по существу, однопартийными». Правозащитник заявил, что в парламенте и органах власти нет оппозиции вообще. Поэтому все квоты ничего не поменяли.

Также он отметил преследование оппозиционных движений, якобы запрещённых. Этот момент отметила и госпожа Риттман.

«Я указал, что люди, которые осуждаются по статьям 405 и 174, ещё получают дополнительно лишение права заниматься общественной деятельностью, хотя юридического определения этого понятия нет, поэтому суды придумывают, кто что может, запрещают участвовать в общественных объединениях, митингах и пользоваться соцсетями, участвовать в каких-то семинарах, тренингах и курсах. 

Их включают в печально известный перечень якобы финансирующих  экстремизм и терроризм, что приводит к тому, что люди не могут пользоваться своими счетами и сильно ограничены», – сетует Жовтис.

Статья 405. Организация и участие в деятельности общественного или религиозного объединения, либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма.

Статья 174. Разжигание социальной, национальной, родовой, расовой, сословной или религиозной розни.

Также он указал на нарушение прав на вероисповедание и выражение мнения в отношении девяти осужденных-мусульман, которые в соцсетях обсуждали религиозные темы. Недавно ООН призвала их освободить.

Жовтис не забыл и о нападениях на представителей ЛГБТК+ в регионах и враждебное к ним отношение.

Позиция Миры Риттман и критические вопросы к Азимовой

По словам Жовтиса, Мира Риттман сконцентрировалась на теме преследования активистов и проблеме независимых профсоюзов, которых не регистрируют.

«Депутат парламента ЕС задала достаточно резкие и жёсткие вопросы Азимовой. Она спрашивала: «С кем вы ведёте диалог, когда людей тут сажают?». Были достаточно серьёзные претензии», – рассказал Жовтис.

Также он отметил, что эти слушания не предполагают какой-то резолюции. Это своеобразная «рука на пульсе», промежуточная оценка ситуации в Казахстане.

«Слушания формально ничего не подразумевают, они для получения информации. Но информация кладётся в основу политики, каких-то рекомендаций, которые Европарламент будет давать своему внешнеполитическому ведомству и делегации ЕС в Казахстане», – заявил правозащитник.

6 декабря о задержании шестерых активистов сообщила правозащитница Бахытжан Торегожина. Она связывает задержания с приближающимся Днём независимости Казахстана.

«Задержания начались в связи с тем, что приближается 30-летие независимости РК, и наши власти ежегодно, это повторяется из года в год, производят превентивные задержания, чтобы (активисты) не омрачали и не портили их праздничные мероприятия», – считает правозащитница Бахытжан Торегожина.

Она считает, что задержания совершенно незаконны, так как граждане имеют право на собственное мнение. 

Жёсткие вопросы. В Европарламенте прошли слушания о правах человека в Казахстане

Диана Матвеева

https://orda.kz/zhjostkie-voprosy-v-evroparlamente-proshli-slushanija-o-pravah-cheloveka-v-kazahstane/#part=3