«Журналистика перестала влиять на власть, власть влияет на журналистику». О госзаказе и СМИ в Казахстане

Ежегодно власти Казахстана направляют десятки миллиардов тенге на размещение так называемого государственного заказа в СМИ. Такое положение вещей серьезно ограничивает свободу слова и способствует цензуре в редакциях, убежден журналист Мирас Нурмуханбетов, который со своей командой прессозащитного фонда «Адил соз» снял мультфильмы, рисует карикатуры о положении казахстанской журналистики. Азаттык поговорил с автором о проектах, замысле и видении сегодняшней ситуации, в которой находятся СМИ.

Мирас Нурмуханбетов — историк и археолог, сменил в 2000-х профессию, став журналистом. Работал редактором и соавтором закрытых властями проектов Guljan.org и ADAM bol. Лауреат премии имени Алтынбека Сарсенбаева. Член Международной федерации журналистов, был колумнистом на Азаттыке. Сейчас он вице-президент и координатор проектов прессозащитного фонда «Адил соз».

Азаттык: Мирас, когда вы начали рисовать и как это хобби связали с журналистикой?

Мирас Нурмуханбетов: Рисовать начал еще в детстве. С третьего по десятый классы был редактором стенгазеты — сначала классной, а потом и школьную делал, в которых было то, что можно назвать карикатурами. По большому счету, в республиканскую журналистику тоже пришел в качестве карикатуриста: иллюстрировал материалы в газетах «Эпоха» и «Курсивъ». В прошлом году создал при поддержке «Интерньюс-Казахстан» проект, по которому каждый день выдавал карикатуры на злободневные социально-политические темы. Год назад попробовал анимацию типа hand-made. Вроде получилось. Хотя судить зрителю.

Азаттык: Когда и почему перешли в тот формат журналистики, которым занимаетесь сейчас?

Мирас Нурмуханбетов: Наверное, это некое логичное продолжение того, чем занимался до последнего времени. Это правозащитная журналистика, если можно так выразиться. В независимой журналистике, как вы знаете, постоянно сталкиваешься с покушениями на свободу слова, преследованием журналистов, молчанием госорганов, несовершенным, а часто репрессивно-ограничительным законодательством. Хоть правозащитное дело в медиасфере находится несколько в другой плоскости, чем журналистская практика, но цели у них, по большому счету, одни — это защита свободы слова. Без нее о нормальной журналистике даже говорить не приходится.

Азаттык: Почему вы решили обратить внимание на тему состояния казахстанской журналистики?

Мирас Нурмуханбетов: Ответ будет немного банальным и исходящим из вышесказанного: потому что без свободы слова никто не узнает о проблемах, практически всех других гражданских и политических правах и свободах, а без этого о демократическом развитии страны можно забыть.

Азаттык: Можно подробнее о ваших проектах?

Мирас Нурмуханбетов: Мультпроект Free Speech Animation появился благодаря программе «Социальные инновации в Центральной Азии», осуществляемой фондом «Евразия» при финансовой поддержке Агентства США. Это очень полезная и своевременная программа, целью которой является создание активного и отзывчивого гражданского общества. Когда мы получили предложение от «Евразии» поучаствовать, у меня были разные варианты, но если отталкиваться от инновационных моментов, то подумал, что мультипликация как раз является некой новизной. Ведь, в принципе, о проблематике свободы слова известно всем, о ней говорилось и говорится на разных уровнях, а международные рейтинги по этой части у Казахстана стабильно низкие. Общество уже чуть ли не свыклось с таким положением, как свыклось с нечестными выборами и другими гражданско-политическими проблемами. И, что более обидно, стали свыкаться многие коллеги. Поэтому надо было что-то креативное придумать, преподнести уже изъезженные проблемы в другом формате.

То же самое можно сказать о «карикатурном» проекте «Безопасность журналиста в картинках». Он осуществляется в рамках проекта «Лидеры перемен», организуемого общественным фондом «Еркіндік қанаты» при финансовой поддержке Европейского союза. Причем проблема безопасности журналистов является актуальной не только для Казахстана, но и всего мира. До 90 процентов преступлений и правонарушений против наших коллег остаются безнаказанными, они постоянно находятся в «группе риска» по судебным преследованиям, им угрожают, на них нападают. Коротко говоря, безопасность журналиста напрямую связана с безопасностью свободы слова, а следовательно — всех других прав и свобод граждан.

Азаттык: Какие цели и задачи у вашего проекта?

Мирас Нурмуханбетов: Цели обоих проектов едины: просвещение в области права журналистов на свободу распространения информации и граждан — на ее получение. С задачами немного посложнее. В том плане, что конечный результат часто трудно пощупать руками и оценить через лайки и репосты публикаций, но надеюсь, что карикатуры и мультфильмы хоть на немного продвинули нас всех к общей цели. Ведь даже появление этого контента говорит о том, что такое возможно у нас в стране, где до последнего времени политическая сатира являлась запретной темой.

Несмотря на то что проекты рассчитаны, как принято говорить, на самый широкий круг аудитории, всё же главными бенефициарами у нас являются сами журналисты, сотрудники СМИ, блогеры, публицисты — все те, от кого напрямую зависит, увидит ли общество плоды настоящей независимой журналистики. Проще говоря, наши коллеги, с одной стороны, должны немного подковаться в правовом плане, для чего мы напоминаем им об их правах и мерах профессиональной безопасности, а с другой — вдохновиться на творчество. При этом чиновники всех мастей, госслужащие, представители правоохранительных и судебных органов тоже являются нашими бенефициарами — их тоже надо просвещать и напоминать о нормах Конституции, закона о СМИ и уголовного кодекса.

Азаттык: Какие темы самые актуальные, если речь идет о проблемах казахстанской журналистики?

Мирас Нурмуханбетов: 16 серий мультпроекта, которые уже вышли в эфир, и рисунки по безопасности журналистов не полностью охватывают проблематику. Мы с автором сценария, журналистом и одновременно координатором по проектам фонда «Адил соз» Мадиной Алимхановой постарались охватить наиболее актуальные проблемы.

Многие наши коллеги сталкиваются с воспрепятствованием профессиональной деятельности журналиста. Есть даже статья в уголовном кодексе, но за последние два десятка лет только единожды такое дело дошло до суда. Распространенная проблема, свойственная большинству СМИ, независимо от форм собственности и редакционной политики, — это непредоставление им информации.

С наибольшими преградами сталкиваются независимые издания. Целый спектр проблем, даже простое перечисление которых займет много времени и места, — это и угрозы, и давление, и иски, и «перекрытие кислорода». Чаще всего проблемы возникают со стороны госорганов, чиновников и олигархов, хотя последние две категории, бывает, совмещаются.

Азаттык: В мультпроекте вы обращаете внимание на проблему зависимости СМИ от размещения государственного заказа.

Мирас Нурмуханбетов: В мультфильме мы отразили только часть проблемы, связанной с госзаказом, — это намек на то, что деньги распространяются чаще между «своими», а также акцент, что вся процедура непрозрачна. А ведь это наши с вами деньги, формирующиеся из налогов. Да, у нас много чего непрозрачного, а об общественном контроле сейчас только начали говорить с высоких трибун.

Азаттык: Имеете в виду свои так называемые «карманные» СМИ?

Мирас Нурмуханбетов: Дело в том, что, во-первых, 60-секундный формат мультфильмов не позволяет отобразить всю палитру проблем по тому или иному вопросу. Во-вторых, этот проект прежде всего нужно воспринимать с точки зрения фонда «Адил соз», а не моей личной позиции, хотя я являюсь автором. Другими словами, мы можем только намекать, ведь с точки зрения свободы слова как таковой дело даже не в том, кто получает гранты, — это отдельный разговор, — а в том, как этот процесс влияет на свободу слова. «Карманные» СМИ, как вы выразились, безусловно, влияют на состояние свободы слова в Казахстане, но мы не можем их разделять и награждать какими-то титулами. Да, это наши с вами деньги, и мы фактически платим за этот контент, но это уже гражданская позиция, а не позиция правозащитного фонда, работающего в медиасфере. А то, что я имел в виду, — это пусть зритель решает. Я могу сказать, что аудитории нужно давать пищу для размышлений, а не пережеванную еду, которую он должен проглотить.

Но госзаказ для СМИ — это не только идеология, которая, мягко говоря, чужда для большинства казахстанцев и автоматически вызывает недоверие, даже если что-то полезное (например, по национальной истории или культуре освещается), но и кладезь для коррупции. То есть некоторые СМИ, которые, по идее, должны быть на передовой борьбы с этой самой коррупцией, фактически потворствуют ей, развивают ее. Госзаказ для СМИ — средство своеобразной цензуры и, соответственно, метод ограничения свободы слова. На самом деле редакции должны конкурировать между собой, а государство добиваться положительных статей о себе через реальные дела, а не «подкуп» издания.

Редакции, втянутые в дележ бюджетных денег, вольно или невольно не поднимают проблемные темы. Не секрет, что отдельные издания периодически шантажируют тем, что если они станут освещать ту или иную тему, то в следующий раз они не «выиграют» госзаказ.

Азаттык: В чем видите возможные решения проблемы?

Мирас Нурмуханбетов: Можно было просто посоветовать отменить госзаказ. Но, возможно, он и нужен, но в совершенно другом формате. Если коротко, то теневой госзаказ нужно переформатировать в открытый грантовый конкурс, гранты должны распределяться по тем или иным темам. Такое, между прочим, практикуется некоторыми государственными органами, и редакции получают возможность немного заработать на освещении, скажем, тем экологии, культуры или что-то еще. Главное же в том, чтобы всё было максимально прозрачно и под общественным контролем, а конкурсные комиссии должны формироваться на общественных началах. И еще немаловажный момент: государство не должно вмешиваться в редакционную политику, а лишь отмечаться в своеобразном дисклеймере — мол, данная публикация появилась в рамках такого-то проекта. Почему бы нет? Насколько я понимаю, в правовом порядке здесь никаких преград не возникнет. Разве что надо будет выделить определенную сумму на разработку программы и открытие специального сайта. Проблема только в желании власти, а точнее, в ее нежелании такое внедрять.

Казахстанские СМИ и госзаказ

Большинство казахстанских СМИ в определенной степени являются получателями госинформзаказа, а для некоторых из них это основной источник существования, без которого они не в состоянии выживать на рынке медиа. Об этом пишет автор исследования «Государственный информационный заказ в СМИ» Меруерт Сыздыкбекова. В исследовании, проведенном при поддержке Фонда «Сорос-Казахстан», сообщается, что с 2016 по 2020 год из бюджета на «Проведение государственной информационной политики» через ГИЗ власти ежегодно расходовали от 41,7 до 47,1 миллиарда тенге. По данным журналистов телеграм-канала Ras aitamyn, с марта 2020 года, с начала пандемии, только региональные власти потратили на пиар акимов областей и городов республиканского значения десятки миллиардов тенге из бюджета. Местные власти отдавали деньги налогоплательщиков, чтобы разместить в СМИ «позитивные» статьи, показывающие работу чиновников только с хорошей стороны и закрывая глаза на существующие проблемы. К примеру, власти Мангистауской области потратили десятки миллионов тенге на материалы в СМИ об «успешной» борьбе с последствиями небывалой ранее засухи, охватившей регион.

Азаттык: Вы в своих работах рисовали карикатуры на известных чиновников и политических деятелей. Не получали просьбы, угрозы не публиковать или удалить?

Мирас Нурмуханбетов: Что касается просьб не публиковать или удалить, такого в моей практике не было, хотя, между нами говоря, втайне хотелось бы. Ведь отрицательная реакция со стороны «героев» карикатур была бы лучшей рекламой. Еще до этого проекта были кое-какие намеки и косвенная реакция в виде обид и заявлений, что я делаю рисунки на деньги Госдепа, но они вызывали просто снисходительную улыбку.

Азаттык: Может, это зависит от того, на кого рисовали карикатуры? На Назарбаева, Токаева не рисовали?

Мирас Нурмуханбетов: Еще как рисовал… в прошлом году. С них и начинал. Но реакции никакой не было.

Азаттык: Теперь о состоянии казахстанской журналистики. Какой вы ее сейчас видите? Какие предпосылки привели ее к такому состоянию?

Мирас Нурмуханбетов: Не открою большого секрета, если скажу, что казахстанская журналистика сейчас переживает, мягко говоря, не лучшие времена. Это перманентное состояние в течение последних полутора десятков лет. Конечно, в середине нулевых тоже было не очень хорошо, но независимых газеты и интернет-сайтов было больше. За последние годы, возможно, мы немного приподнялись в международных рейтингах свободы слова, но это в том числе потому, что закрывать и преследовать, по сути, некого. Хотя власти умудряются закрывать и преследовать даже за сатиру.

В общем, всё здесь на виду и можно много чего сказать по этому поводу. Главное же, по моему мнению, заключается в печальном результате — журналистика перестала влиять на власть, скорее власть влияет на журналистику. Общество же тоже остается в стороне от этих проблем — одни горюют о том, что у нас нет своих Навальных, другие в каждой публикации, которая пытается раскрыть какие-то секреты носителей власти, видят заказ, третьи вообще самоустранились. Есть еще мнение, что журналистика перекочевала в соцсети — именно оттуда многие черпают информацию, но тут нужно помнить, что там немало фейков и тех самых заказов-разборок. Впрочем, нам надо прийти, на официальном и общественном уровнях, к международной классификации журналистики, по которой журналистом является любой, кто несет информацию, знания и, что немаловажно, заставляет задуматься. Заметьте, власти в большей степени не любят именно тех, кто побуждает читателя анализировать и делать выводы, а не преподносит ему готовую, пережеванную на свой лад информацию.

Азаттык: Как думаете, почему ситуация не меняется? Казалось бы, уход одного президента, приход другого, ожидание «глотка свежего воздуха»…

Мирас Нурмуханбетов: Наивно было бы ждать кардинальных изменений, но все-таки толика надежды была. Тем более, сам Касым-Жомарт Токаев буквально на следующий день после президентских выборов, отвечая на вопрос наших коллег, заявил, что свободу слова нужно укреплять, и даже высказался о возможном принятии закона о статусе журналиста. Только при этом он оговорился, что этот вопрос нужно «тщательно проработать». Но пока ничего конкретного не видно. Вот сейчас, например, идет разработка нового закона о СМИ и, несмотря на то что «Адил соз» постоянно напоминает о необходимости участия в разработке законопроекта гражданского общества, правозащитников, журналистов, профильное министерство в лучшем случае отвечает благодарственными письмами, но, судя по всему, предпочитает само решить нашу судьбу.

Кое-какие подвижки есть — это нельзя отрицать. В первую очередь нужно отметить декриминализацию клеветы. Кроме этого, нужно отметить, что и общество всё больше понимает, что, защищая свободу слова, оно защищает само себя. Сами журналисты тоже активизировались, по сравнению с тем, что было два-три года назад, они в большей степени стали отстаивать свои права, и это, надо сказать, тоже получается. «Слышащее государство» обязано реагировать и слышать в первую очередь СМИ, через которые должны соблюдаться интересы самого общества.

Азаттык: Что мешает журналистике быть независимой?

Мирас Нурмуханбетов: Свободы слова в стране нет, потому что она невыгодна власти и ее представителям. Потому что общество тоже не спешит защищать тех, кто эту свободу слова пытается донести, и ее саму. Журналистов же в этом плане винить не приходится: каковы условия, таковы и они. Впрочем, с другой стороны, возникает всё больше предпосылок для развития независимой журналистики, в том числе расследовательской.

Азаттык: Как думаете, почему ситуация не меняется? Казалось бы, уход одного президента, приход другого, ожидание «глотка свежего воздуха»…

Мирас Нурмуханбетов: Наивно было бы ждать кардинальных изменений, но все-таки толика надежды была. Тем более, сам Касым-Жомарт Токаев буквально на следующий день после президентских выборов, отвечая на вопрос наших коллег, заявил, что свободу слова нужно укреплять, и даже высказался о возможном принятии закона о статусе журналиста. Только при этом он оговорился, что этот вопрос нужно «тщательно проработать». Но пока ничего конкретного не видно. Вот сейчас, например, идет разработка нового закона о СМИ и, несмотря на то что «Адил соз» постоянно напоминает о необходимости участия в разработке законопроекта гражданского общества, правозащитников, журналистов, профильное министерство в лучшем случае отвечает благодарственными письмами, но, судя по всему, предпочитает само решить нашу судьбу.

Кое-какие подвижки есть — это нельзя отрицать. В первую очередь нужно отметить декриминализацию клеветы. Кроме этого, нужно отметить, что и общество всё больше понимает, что, защищая свободу слова, оно защищает само себя. Сами журналисты тоже активизировались, по сравнению с тем, что было два-три года назад, они в большей степени стали отстаивать свои права, и это, надо сказать, тоже получается. «Слышащее государство» обязано реагировать и слышать в первую очередь СМИ, через которые должны соблюдаться интересы самого общества.

Азаттык: Что мешает журналистике быть независимой?

Мирас Нурмуханбетов: Свободы слова в стране нет, потому что она невыгодна власти и ее представителям. Потому что общество тоже не спешит защищать тех, кто эту свободу слова пытается донести, и ее саму. Журналистов же в этом плане винить не приходится: каковы условия, таковы и они. Впрочем, с другой стороны, возникает всё больше предпосылок для развития независимой журналистики, в том числе расследовательской

Азаттык: Что нужно делать, чтобы ситуация изменилась к лучшему?

Мирас Нурмуханбетов: Это, наверное, отдельная тема для разговора, но скажу кратко: необходимы кардинальные изменения в существующем законодательстве, такие, чтобы на первом месте была защита свободы слова, а не ее ограничения. Нужно изменить отношение власти и ее носителей к журналистам и прессе в целом. Нужно просвещение самих наших коллег. И, конечно же, необходима поддержка общества. Как я отмечал, проблемы со свободой слова автоматически влекут проблемы всех других прав и свобод, а тут проявляется обратный вариант: ситуация со свободой слова будет улучшаться, когда и по другим направлениям начнутся видимые, а не косметические реформы, начиная с честных выборов и заканчивая реальной борьбой с коррупцией. 

 

Публикация проиллюстрирована работами Мираса Нурмуханбетова, созданными в рамках проекта «Безопасность журналиста в картинках». Проект осуществляется при поддержке общественного фонда «Еркіндік қанаты» и Европейского союза

Багдат Асылбек Радио «Азаттык»

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-miras-nurmukanbetov-censorship-restriction-of-freedom-of-media/31603666.html

.