Заявление о преследованиях по политическим мотивам

Проходящий в настоящее время в Алматы суд над тринадцатью гражданскими активистами, которых обвиняют в участии в деятельности политических «экстремистских» организаций, на данный момент стал апогеем кампании политических преследований сторонников оппозиции.

Более двух лет прошло с момента вынесения запрета на деятельность оппозиционного движения «Демократический выбор Казахстана» по обвинению в экстремизме. Об этом стало известно из сообщения Генеральной прокуратуры РК, появившегося в марте 2018 года, еще до вынесения судебного решения о запрете движения. С большим трудом юристу А.Фаброму удалось добиться предоставления решения, вынесенного в закрытом режиме.

Однако в нем основанием для запрета выступали ссылки на некие заключения экспертов, добиться получения которых не представилось возможным. Более того, один из основных пунктов обвинения Генеральная прокуратура РК сформулировала следующим образом: «формирует негативный образ действующей власти и провоцирует протестные настроения», что по сути является в демократических обществах обычными формами политической конкуренции.

В мае 2020 года по схожему сценарию запретили движение «Көше партиясы», которое Генеральная прокуратура посчитала без предъявления бесспорных доказательств «преемником партии «Демократический выбор Казахстана»».

При этом волна репрессий в отношении активистов и сочувствующих ныне запрещенным обоим движениям началась по факту в ноябре 2017 года с задержания Алмата Жумагулова и Кенжебека Абишева. Оба до сих пор находятся в заключении по вызывающим серьезные сомнения обвинениям.

После этого свыше десятка человек были осуждены к лишению свободы, и некоторые уже вышли на свободу, по обвинениям, связанным с участием в запрещенных ДВК и «Көше партиясы». Еще 12 человек находятся в местах лишения свободы или в следственных изоляторах, включая Диану Баймагамбетову, Нояна Рахимжанова, Кайрата Клышева, Асхата Жексебаева, Абая Бегимбетова, в отношении которых проходит процесс в Алмалинском районом суде Алматы в числе тринадцати обвиняемых в деятельности запрещенных ДВК и «Коше партиясы». Десятки человек осуждены на различные сроки ограничения свободы с последующим поражением в политических и гражданских правах и с запретом на осуществление любых финансовых операций. 

Процесс «тринадцати», равно как предыдущие и протекающие в других городах республики, находится исключительно в политической плоскости, поскольку никаких противозаконных деяний непосредственно сами подсудимые не совершали. Наблюдение за проходящими судебными процессами по этому и другим делам, дает основания сделать вывод, что у обвинения нет никаких фактов и доказательной базы того, что подсудимые совершали именно экстремистские деяния. Они привлекаются к уголовной ответственности формально только по факту предполагаемого участия в деятельности запрещенных политических групп в виде одобрения или поддержки каких-то идей или действий, которые сами по себе ни террористическими, ни экстремистскими не являются. 

Представление в материалах обвинения по процессу «тринадцати» пресс-релиза Генеральной прокуратуры о деятельности ДВК и «Көше партиясы» вместо требуемых подсудимыми и защитой судебных решений по их запрету, говорит о грубейшем нарушении прав подсудимых и политической подоплеке следствия и судопроизводства.

В основном, все что вменяют подсудимым в таких случаях: участие в мирных акциях протеста, критические публикации о правительстве, либо об отдельных политиках, и выражение в социальных сетях своей поддержки или симпатий к запрещенным в Казахстане движениям. Под экстремистскими деяниями силовые структуры подразумевают мирные одиночные или групповые пикеты, участие в музыкальных шествиях и критические дискуссии в социальных сетях; соответственно, «инструментами экстремизма» выступают публикации, футболки с логотипами, плакаты и музыкальные инструменты.

То, что нет доказательств того, что оба запрещенных оппозиционных движения пропагандируют насилие, а в действительности они являются мирными, указывается в Резолюции Европейского Парламента «О ситуации с правами человека в Казахстане» от 11 февраля 2021 года, а также в отчетах ведущих международных правозащитных организаций.

В документе, выпущенном Управлением Верховного комиссара ООН под названием «Права человека, терроризм и борьба с терроризмом» (Изложение фактов №32), указано: «Любое решение о запрете той или иной группы или ассоциации должно приниматься на индивидуальной основе. К общим процессуальным гарантиям относится требование о том, чтобы оценка проводилась на основе фактов о деятельности группы, а это означает, что государство не может принять решение до регистрации группы и начала ею своей деятельности. Оценка должна проводиться независимым судебным органом, причем соответствующая группа должна получить всю необходимую информацию и иметь возможность обжаловать принятое решение». Очевидно, что эти международные стандарты в ситуации с запрещенными ДВК и «Көше партиясы» соблюдены не были.

Следует также отметить выводы Специального докладчика ООН по вопросу о поощрении и защите прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом Финнуалы Ни Илойн, посетившей Казахстан в мае 2019 года. Она выразила серьезную озабоченность «использованием в национальном законодательстве и практике термина «экстремизм», поскольку в силу размытого понятия это ведет к неправомерному ограничению свободы ассоциации и мирных собраний.

Указав, что в международном праве и практике используется термин «насильственный экстремизм», Спецдокладчик отметила, что «сам термин «экстремизм» не имеет ничего общего с обязательными для исполнения международно-правовыми нормами, причем, будучи использован в качестве уголовно-правовой категории, он противоречит принципу правовой определенности и как таковой несовместим с осуществлением некоторых основных прав человека». Она выразила обеспокоенность по поводу того, что термин «экстремизм» используется не как часть стратегии противодействия насильственному экстремизму, а как преступление само по себе, и указала, что все эти проблемы имеют отношение к осуществлению, в частности, статьи 405 Уголовного кодекса РК, по которой в основном осуждаются представители политической оппозиции и гражданские активисты.

В новейшей истории мы видим немало примеров, когда авторитарные власти, пытаясь хоть как-то легитимизировать репрессии, волюнтаристски и без каких-либо оснований объявляют своих политических оппонентов экстремистами. Подобное сейчас происходит в соседних России и Беларуси.

Преследования по политическим мотивам недопустимы для цивилизованных демократических стран при отсутствии каких-либо бесспорных доказательств причастности привлекаемых к ответственности оппозиционеров и гражданских активистов к деятельности, направленной на насилие или пропаганду насильственного экстремизма или терроризма. Такая политика ликвидирует нормальные условия для политического плюрализма, политической конкуренции и наоборот создает пространство для радикализации и агрессии.

В связи с этим мы призываем власти прекратить преследования политических оппонентов и гражданских активистов, строго соблюдать свои международные обязательства в области соблюдения политических прав и гражданских свобод, обеспечения условий для полной реализации прав на свободу объединения, мирного собрания, выражения мнения и участия в управлении своей страной, в том числе для политической оппозиции и инакомыслящих. 

Казахстанское международное бюро по правам человека

и соблюдению законности, Алматы, 2021 г. 
 

КМБПЧ 

https://bureau.kz/publ-all/sobstvennaya_informaciya/zayavlenie-o-presledovaniyah-po-politicheskim-motivam/?fbclid=IwAR3hWUZd4Q7G_CnDnlcy1qxt8mha_UNjKF3j8