Заявление Казахстанского Бюро по правам человека

Мы считаем, что знаменательная дата — 25 лет действующей Конституции — могла бы стать удобным моментом для начала цивилизованного диалога между властью и всеми, кто ей недоволен. Ситуация в Беларуси подсказывает, что власть, не умеющая слышать свой народ, рискует встретить обструкцию и неповиновение со стороны общества.
30 августа 2020 года исполняется 25 лет со дня принятия на всенародном референдуме второго по счёту Основного закона Республики Казахстан, который с целым рядом внесенных позднее изменений и дополнений действует и поныне.
Мы помним политические условия, в которых принималась эта Конституция после второго по счёту роспуска парламента и пятимесячного (!!!) существования государства вообще без представительной власти.
Мы помним, что сравнение Конституции-1995 с действовавшей ранее Конституцией-1993, с точки зрения демократических стандартов и защиты прав человека было не в пользу нынешнего Основного закона страны, закрепившего изменение государственного устройства от президентско-парламентской республики к суперпрезидентской.
Еще мы помним поправки в эту Конституцию 1998, 2007, 2011, 2017 и 2019 годов, усиливающие эту антидемократическую конструкцию. Поправки, снимавшие ограничения на количество сроков нахождения у власти персонально для действующего президента страны, а затем вводившее в текст Конституции титулование первого президента как «лидера нации» со всеми вытекающими из этого «царскими» привилегиями, и как следствие возвеличивание его в памятниках и названиях столицы, аэропорта и тд. — это проявление культа личности, которое, по определению, недопустимо в конституции и жизни цивилизованного государства.
Мы неоднократно заявляли и вновь заявляем: все подобные недемократические положения должны быть удалены из Конституции, как противоречащие и принципу равенства всех граждан перед законом, и всем современным представлениям о разделении властей и системе сдержек и противовесов.
Это стало бы первым шагом, с которого в ходе политического транзита власти могло бы начаться возвращение страны либо к более демократическим принципам первой Конституции 1993 года, либо начата работа по написанию новой Конституции для современного демократического Казахстана.
Мы отдаём должное обеим казахстанским конституциям, в том числе и ныне действующей, за наличие в Основном законе главы о правах человека и гражданских свободах. И в этой части наша критика и претензии относятся не столько к тексту Конституции, сколько к декларативному характеру её положений о правах человека, не соответствующих откровенно репрессивной правоприменительной практике в отношении политических прав и гражданских свобод со стороны государственных органов и должностных лиц.
Декларируемые Основным законом права и свободы в одних случаях вообще не подтверждены профильными законами, а в других — подтверждены таким извращённым образом, что профильный закон начисто выхолащивает любую возможность граждан воспользоваться своим конституционным правом (самый яркий и последний по времени пример – принятие нового закона о мирных собраниях).
В этой связи было бы очень правильно отметить 25 лет действующей Конституции началом коренной реформы Основного закона и профильных законов, касающихся основных прав и свобод. Однако, это программа-максимум, в то время как политической программой-минимум мог бы стать такой шаг, как освобождение всех политических заключенных, продолжающих отбывать тюремные сроки по политически мотивированным приговорам.
Освобождение людей, содержащихся за решеткой за свое несогласие с политикой властей, могла бы стать демонстрацией готовности власти к поиску компромиссов со своими политическими оппонентами и ее нацеленности на реформы нынешней критикуемой обществом политической системы. Это было бы лучшим подарком казахстанскому обществу к 25-летию Конституции.
Мы призываем действующего президента РК Касым-Жомарта Токаева принять такое решение в соответствии с имеющимися у него полномочиями, и осуществить его сразу после этой знаменательной даты.