Во что превратилась наша судебная система?

Прокурор просит 9 и 8 лет тюрьмы за уличный дискуссионный клуб в парке Махатмы Ганди. Были посиделки в парке и кафе с критикой Лучезарного. И это в стране, где власти уверяют, что у граждан есть право на свободу слова и убеждения.

Обвинение строится на якобы «джихадистском» видеоролике смонтированном с сотки и разных видеокамер, поставленных спецслужбами в квартире-«приманке», куда и зовёт парней свидетель Шарбат. Эта явная подстава не может рассматриваться как доказательство вины, тем более, что главный обвиняемый Алмат Жумагулов, которому прокурор запросил 9 лет, категорически отказался от участия в его съемке и уходит. Второй подсудимый поэт Кенжебек Абишев, которому прокурор запросил 8 лет лишения свободы, вообще никакого отношения к видеоролику не имеет. Его вообще там не было изначально.
То есть, обвинения нет, оно рассыпалось как карточный домик. 
Вместо того, чтобы вынести определение в адрес тех, кто делает такие вещи, предаёт свою профессию и мундир, судья берёт это дело в производство и закрывает на всё глаза.

Уже больше года молодые мужчины арестованы и находятся в СИЗО. Неужели нельзя объективно рассмотреть это простое «выеденного яйца» нестоящее дело? Нестоящее и простое, потому что любой здравомыслящий человек сразу же закрыл бы это дело.

Какой бы приговор не вынес судья, но это дело «джихадистов», а на деле гражданских активистов уже явилось одним из самых грязных дел и будет на совести судьи, прокурора, свидетеля Шарбата, всей опустившейся правоохранительной системы под козырёк берущейся за любые гнусные вещи спущенные сверху.

Разве к этому мы стремились на заре независимости Казахстана?

Галым Агелеуов