В Актас, только в Актас

Осужденную, заявившую об изнасиловании сотрудником колонии, решили направить на принудительное лечение в психиатрическую больницу для особо опасных преступников. Эксперт так и не смогла объяснить, в чем именно заключается опасность женщины для окружающих.

Сегодня в Илийском районном суде (Алматинская область) состоялось рассмотрение представления колонии о направлении на принудительное лечение 23-летней Асель Джапановой, отбывающей наказание в колонии ЛА 155/4 (пос.Жагаушты Алматинской области). Молодая заключенная заявила о том, что в 2020 году подверглась изнасилованию, будучи прикованной наручниками к кровати, чтобы сломить сопротивление. При этом ей удалось представить доказательства (см. «Диагноз: система больна»).

– Нет, она не может участвовать! – эксперт Анна Романенко, кажется, даже не допускала самой возможности присутствия на судебном заседании человека, чья судьба там решалась. Хотя и судья Ертаргын Садвакасов, и прокурор проявляли искренний интерес: неужели состояние Джапановой настолько плохо, что ее нельзя даже подключить онлайн?

Зато эксперт отделения психиатрической и наркологической экспертизы ИСЭ по городу Алматы Анна Ромаменко настаивала, что осужденная непременно «должна быть направлена в специальное учреждение с интенсивным наблюдением до выхода из психосоматического состояния». Для этого как нельзя лучше подходит специализированная больница в пос.Актас, где содержатся невменяемые убийцы, маньяки и иногда преследуемые по политическим мотивам.  И снова участники процесса высказали недоумение: неужели девушка столь опасна для окружения?

– Для себя и окружения представляет опасность, – парировала Романенко.

Но вот в чем именно заключается опасность, объяснить эксперт все же не смогла, лишь напомнила о нанесенных Джапановой самой себе травмах (известно: девушка действительно проглотила гвоздь, когда после ее жалобы началось давление тюремной администрации).

Однако главная мотивация эксперта относительно необходимости Актаса – даже не представляемая осужденной реальная или гипотетическая опасность тюремному сообществу, а «в связи с тем, что Джапанова сужденная в первую очередь».

– Вот потерпевших и свидетелей мы направляем на Каблукова (центр психического здоровья г.Алматы – А.Г.), – пояснила Романенко.

Наконец, как оказалось, во время обследования Джапановой не ставился вопрос, в каком состоянии та находилась, когда заявляла об изнасиловании и пытках, и когда писала жалобы.

В любом случае последнее слово должно остаться за судом,

– Мы пишем “рекомендуется”, а суд определяет, – высказалась эксперт о перспективе месячного принудительного лечения в Актасе.   

Привлеченный Коалицией НПО Казахстана против пыток адвокат Александр Ким, не добившись ничего вразумительного, предложил провести независимую экспертизу с привлечением врача-психиатра высшей категории Сергея Молчанова, заранее давшего свое согласие.

Но такая перспектива не очень воодушевила судью.

– Он с Джапановой не беседовал, не изучал дело, он не знает, – мотивировал свой отказ господин Садвакасов. В то же время Романенко дала понять, что она как раз и не против независимой экспертизы, но только после месячного лечения Джапановой в Актасе. Хотя представитель надзорного органа посчитал, что доводы адвоката вполне обоснованы.

Из участников процесса, включая практически безмолвного представителя колонии, судья больше остальных проникся доверием к эксперту, сочтя ее заключение и пояснения без объяснений абсолютным доказательством необходимости применения принудительных мер к человеку, которого он в глаза не видел.

Вынесенное судом решение – ходатайства адвоката отклонить, представление колонии – удовлетворить, будет обжаловано, как только Коалиция НПО против пыток получит судебное определение. Иначе месяц в одном из самых суровых во всех смыслах закрытых учреждениях страны, может привести к непоправимым последствиям.

  Андрей ГРИШИН, журналист КМБПЧ

https://bureau.kz/novosti/v-aktas-tolko-v-aktas/