«Убит выстрелом в грудь». Погибшего в январе кызылординца обвинили в «массовых беспорядках»

Житель Кызылорды Жомарт Койшманов был застрелен 5 января. Семья погибшего узнала, что следствие завело посмертное дело и обвиняет его в массовых беспорядках. Вдова уверена, что власти пытаются оклеветать ее мужа.

«УБИТ ВЫСТРЕЛОМ В ГРУДЬ»

Житель Кызылорды Жомарт Койшманов был убит выстрелом в грудь 5 января. Его родственники не знают, кто в него стрелял и зачем. Ссылаясь на информацию от знакомых, они полагают, что Жомарт был застрелен перед зданием областного департамента полиции.

Жена погибшего Раушан Койшманова говорит, что в начале января уехала в столицу на операцию, а ее муж остался дома один. Мужчина предпенсионного возраста зарабатывал на жизнь частным извозом. По словам Раушан, ее муж не знал о массовой акции протеста 4 января в Кызылорде, о митингах в телефонном разговоре в тот день рассказала она. Но уже 5 января сестра Жомарта Манат Ажмолдаева узнала, что брат попал под обстрел. Вечером 5 января позвонила одна из наших невесток и сказала: «Жомарт ранен, попал в больницу». Мы с мужем сразу сели в машину и приехали в областную многопрофильную больницу. В списке примерно из 50 человек, который висел в больнице, мы нашли фамилию и имя Жомарта. Сотрудник больницы сказал: «Я возьму список из пяти человек и выясню. Подождите». Через некоторое время он вышел и рассказал ожидающим о состоянии четверых человек. «Пятого, Жомарта Койшманова, нет». «Он же есть в списке, почему его нет?» В тот день мы ходили до часу ночи, но так и не смогли найти своего брата. На следующее утро муж снова отправился на его поиски, в итоге нашел тело в морге, — рассказывает Манат Ажмолдаева.

6 января тело осмотрели в судебно-медицинском центре, 7 января состоялись похороны. Раушан Койшманова говорит, что ее мужу оставалось всего несколько месяцев до долгожданной пенсии. 11 мая Жомарту Койшманову исполнилось бы 63 года.

УГОЛОВНОЕ ДЕЛО В ОТНОШЕНИИ ПОГИБШЕГО

По словам Раушан Койшмановой, после сорокадневных поминок по мужу к ней домой стали приходить сотрудники полиции. Они несколько раз допросили Раушан и однажды вызвали в городское управление полиции, где сообщили, что в отношении ее покойного мужа возбуждено дело по статье 272, часть 2, уголовного кодекса: его обвиняют в «участии в массовых беспорядках». Вдову попросили подписать, что она ознакомлена с постановлением.

— В постановлении следователя говорилось, что он «бросал камни и бутылки с горючим, устроил поджог». «У вас есть доказательства этого?» — спросила я. Они ответили, что есть. До этого я разговаривала с некоторыми людьми и собирала информацию. Я беседовала с людьми, которые 5 января стояли перед зданием местной полиции. Они сказали, что мой муж не совершал никаких актов агрессии, а когда началась стрельба, Жомарт просил прекратить стрельбу. «Прекратите, казахи, не стреляйте друг в друга!» — кричал он и внезапно упал на землю, — рассказывает Раушан Койшманова.

По ее словам, никаких доказательств против ее мужа следователи не представили. Наоборот, ей пригрозили, что в случае несогласия с постановлением могут возбудить дело и по другим статьям.

— Я написала, что «не согласна», и поставила подпись. Они намекнули, что «добавят еще две статьи и тогда он станет террористом». Мне дали время подумать. Но вскоре я пошла к ним снова и сказала: «Не беспокойте меня, я никогда не соглашусь с этим», — говорит Раушан Койшманова.

Раушан описывает мужа как спокойного человека, который жил самой обычной жизнью, заботился о своей семье. Он не состоял ни в каких организациях, не занимался активистской деятельностью.

Раушан Койшманова не показала репортеру Азаттыка постановление следственного органа о возбуждении уголовного дела в отношении ее мужа, так как дала расписку о неразглашении.

Бахытбек Аханов, давний сосед семьи Койшмановых, подтверждает, что 4 и 5 января Жомарт был дома, ремонтировал свою машину.

 Утром 3 января мы с соседом начали ремонт его машины. Я провел с ним несколько часов до обеда, ходил к нему и во второй половине дня, и на следующий день. Зашел днем 5 января — Жомарт-ага обедал. К вечеру видел, что он уже заканчивал ремонтировать машину. Он ходил по огороду во дворе. Мы немного посидели и поговорили. С трудом завели машину. Он сказал: «Завтра пойду на работу». Я ушел домой, а на следующее утро пришла печальная весть, — рассказывает Бахытбек Аханов, сосед Жомарта Койшманова.

НЕ ХОЧУ, ЧТОБЫ ДЕТИ НОСИЛИ КЛЕЙМО «ПОТОМКА ТЕРРОРИСТА»

Раушан Койшманова преподает в местной школе. Вместе с Жомартом они воспитали пятерых детей, все они уже взрослые, живут своей жизнью, а старший совсем далеко — работает в США.

Женщина говорит, что ей тяжело далось известие о том, что ее мужа обвинили в «участии в массовых беспорядках». Она уверена, что следователи пытаются оклеветать его. Он случайно попал под пули, говорит вдова.

Раушан подготовила заявление в компетентные структуры с требованием снять обвинение с ее мужа.

— Мой муж не террорист, не преступник. Никто из тех, кто знал Жомарта, не поверит в то, что он нарушил закон. Я не прошу помощи у правительства, как другие люди. Я не хочу, чтобы очерняли его имя, не хочу, чтобы дети или внуки ходили с клеймом детей или внуков террориста. Поэтому я прошу вернуть доброе имя моего мужа, — говорит Раушан Койшманова.

Репортер Азаттыка обратился за комментариями в департамент внутренних дел по Кызылординской области. В ведомстве сообщили, что дело расследуется прокуратурой. На наш письменный запрос в областную прокуратуру до публикации данной статьи ответа не последовало.

По официальным данным, в Кызылорде во время январских событий погибли 26 человек. Один из них был солдатом, погибшим при исполнении служебных обязанностей. Полиция и прокуратура пока не обнародовали имен погибших демонстрантов. Никому не предъявлено обвинение в связи с гибелью людей во время обстрела перед отделениями полиции, а также жалобами арестованных на пытки в следственных изоляторах.

Власти Казахстана заявили, что задержанными во время и после январских событий было подано более 200 заявлений о пытках, по которым возбудили дела. Пока подозреваемыми признаны только 11 сотрудников правоохранительных органов. По официальным данным, по меньшей мере восемь из 238 человек, погибших в Казахстане во время январских беспорядков, погибли в результате «недозволенных методов следствия».

Расследование гибели людей во время январских событий в Казахстане проходит непрозрачно, следствие по делам о пытках задержанных затягивается, материалы передаются из одной инстанции в другую, констатирует Human Rights WatchВ распространенном 5 мая заявлении международная правозащитная организация призывает власти создать независимый орган для расследования и привлечь международных экспертов.

Власти Казахстана не приняли предложение расследовать январские события с участием иностранных экспертов.

Жомарт Койшманов, убитый выстрелом в грудь в Кызылорде 5 января 2022 года. Фото предоставлено Раушан Койшмановой

Ерканат  Сарсенбай радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/31854125.html