Ты виноват уже тем, что хочется мне кушать

ТЫ ВИНОВАТ УЖ ТЕМ, ЧТО ХОЧЕТСЯ МНЕ КУШАТЬ

Заметки о последнем дне процесса по «делу Еримбетова»

НАЗНАЧЕНЫ ПОТЕРПЕВШИМИ

День предпоследний был одним из самых длинных в истории казахстанского правосудия: он начался в 10.30 утра пятницы, 19 октября, и завершился в полвторого ночи субботы, 20 октября. Хотя судья Такен Шакиров и грозился стоять до последнего и опросить всех участников прений, но, видимо, силы Фемиды тоже не беспредельны.

Окончание процесса перенесли на понедельник.

Для тех, кто не в теме, вкратце напомню суть дела.

Троим сотрудникам компании малой авиации «Sky Service» (не являющейся естественным монополистом и не занимающей доминирующего положения на рынке): Михаилу Зорову, Дмитрию Пестову, Василине Соколенко – и ее акционеру, не занимавшемуся оперативным управлением, Искандеру Еримбетову было предъявлено обвинение в якобы «мошенничестве» путем завышения рыночных тарифов и, как следствие, получении прибыли в 6-10%, а как итог – в «хищении» 208 млн тенге у шести госкомпаний и акимата Жамбылской области.

Первоначально «потерпевших» было порядка 80; о том, что они являются таковыми, и о «хищениях» клиенты компании узнали от членов следственной группы.

Даже судья Шакиров на одном из заседаний признал этот факт: «Я всем сейчас на камеру говорю: не было ни одного свидетеля, изобличающего подсудимых, но прокуроры их внесли в список».

КЕМ ПРАВИТ «ЦАРИЦА ДОКАЗАТЕЛЬСТВ»

На ранних этапах расследования оперативно-следственная группа вспомнили о «царице доказательств»: под психологическим давлением Пестов, Соколенко и Зоров оговорили себя, признавшись в преступлениях, которых не совершали.

Еримбетов, выдержав физические пытки, так и не пошел на самооговор.

На процессе Дмитрий Пестов и Василина Соколенко отказались от первоначальных показаний, данных в ходе следствия.

Единственным «раскаявшимся» остался Михаил Зоров. И «в награду» получил условное наказание.

НИ СОСТАВА, НИ СОБЫТИЯ

В понедельник адвокат Еримбетова Игорь Лифшиц говорил о бесконечных нарушениях процессуальных норм, которые были вскрыты в ходе судебного расследования, но игнорировались.

«Не хватит пальцев рук, чтобы сосчитать их», — сказал он. Судя по количеству нарушений закона, перечисленных на процессе, эти руки должны быть стопалыми.

Впрочем, совсем уж вопиющие адвокат назвал.

— Обыск у подзащитного проводился в ночное время.

— Документы вскрывались и описывались без понятых.

— Получение маржи, прибыли (а это цель любого бизнеса) было расценено как хищение.

— «Sky Service» не является субъектом естественной монополии, поэтому вправе устанавливать свои тарифы, которые в рыночной экономике регулируются только спросом и предложением. Но именно это и было вменено сотрудникам и акционеру компании как совершение преступления.

— На суде не были названы законы, нарушенные свободным ценообразованием.

— Сделки между «Sky Service» и ее клиентами — предмет гражданско-правовых отношений. И если у одной из сторон они вызывали вопросы, сначала их нужно было признать незаконными. А без этого недопустимо было начинать досудебное уголовное расследование. И т. д.

Игорь Аркадьевич недоумевал: как органы предварительного расследования и прокуратура, столько раз преступив закон, имеют право обвинять в его нарушении других?

Адвокат Лифшиц пришел к выводу: в деле нет не только СОСТАВА, но и СОБЫТИЯ преступления, нет потерпевших. «Я сам не могу понять, в чем его [Еримбетова] обвиняют». И просил суд оправдать его подзащитного: «Он не является субъектом инкриминируемых ему деяний».

ЧЬЯ СЕМЬЯ ЭТО ВЫДЕРЖИТ?

Выступившая на суде мама Искандера Еримбетова назвала процесс «позорным». Судья пообещал удалить ее с процесса.

Но женщина продолжала говорить, охарактеризовав это дело как «криминализацию обычной предпринимательской деятельности», которая плохо отразится на репутации нашей страны: она изгоняет из Казахстана действующих инвесторов и отпугивает потенциальных. «Каждый предприниматель теперь думает: а выдержит ли такое моя семья?» — сказала она.

МЛАДШАЯ ДОЧЬ ДУМАЕТ, ЧТО ПАПА – ЭТО ФОТОГРАФИЯ

Жена Искандера Мадина рассказала о пытках, которым подвергся ее муж. Судья попытался перебить и ее.

«А кому мы должны говорить, если не суду? – спросила она Такена Шакирова. – Прокурор Шамои врал, что не было пыток. Искандера ждут его пятеро детей. Младшая начала ходить без него. Она думает, что папа – это фотография». (Еримбетов находится под стражей почти год: его арестовали 13 ноября 2017-го. – В. Б.)

Также на суде выступили отец Искандера – Мырзахан Еримбетов, он был самым активным его общественным защитником все четыре месяца процесса, а также другие подсудимые и их адвокаты.

«Я – ПОЛИТИЧЕСКИЙ ЗАЛОЖНИК»

Этой фразой начал свое выступление Искандер Еримбетов.

Он рассказал суду предысторию дела с момента его ареста в ноябре прошлого года. По словам подсудимого, вся его «вина» заключается в том, что у него есть сестра – Бота Джардемали (Bota Jardemalie), которая работала юристом у Мухтара Аблязова и сейчас живет за рубежом.

Как рассказал Искандер, от него требовали убедить сестру вернуться в Казахстан и дать показания против банкира-оппозиционера.

Первоначально Еримбетова обвиняли в отмывании аблязовских денег. Но когда это дело застопорилось и его приостановили, родилось другое – о «мошенничестве» в «Sky Service».

Судья Шакиров несколько раз прерывал выступавшего фразами: «Говорите по существу», «Нам не нужны детали», «Вы повторяетесь»… Еримбетов выжидал, пока тот выговорится, и продолжал свою речь.

Наконец терпение слуги Фемиды иссякло, и он лишил подсудимого слова, не дав ему завершить выступление. Однако к тому моменту Искандер успел раскрыть истинную, по его мнению, подоплеку уголовного преследования.

«ПРИГОВОР У ВАС В ПРАВОМ КАРМАНЕ»

Прения начались в 10 утра и закончились перед обедом. Оглашение приговора судья назначил «на 17-18». Вечером пришлось ждать около часа, пока прибудет г-н Шакиров и примерно полсотни слушателей впустят в большой зал суда: обычно они наблюдали за процессом по монитору в отдельной небольшой комнате, где на всех желающих не хватало стульев.

Еще на утреннем заседании между судьей и Искандером произошел любопытный короткий диалог.

Еримбетов: Ваша честь, я понимаю, что приговор у вас в правом кармане, вот вы и торопитесь.
Шакиров: Не в правом.

Публика, наблюдавшая за процессом по монитору, засмеялась и зааплодировала.

И вот час пробил. Судья зачитал приговор.

Искандеру Еримбетову — 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Экс-председателю совета директоров «Sky Service» Дмитрию Пестову и бывшему члену СД Василине Соколенко – по 4 года 2 месяца, тоже с конфискацией. Ранее они содержались под домашним арестом, из зала суда отправлены в СИЗО.

Экс-президенту компании Михаилу Зорову назначено 3 года условно, он освобожден из-под домашнего ареста.

Приговор был встречен собравшимися скандированием: «Позор!», «Свободу Искандеру, Дмитрию, Василине!», «Правда победит!» — и проклятьями по адресу судьи и прокурора.

После оглашения приговора, чтобы не проходить «сквозь строй», г-н Шакиров покинул зал суда безопасным способом – через ближнюю к нему дверь.

Надо заметить, что в ходе процесса судья иногда демонстрировал, что ничто человеческое ему не чуждо – ни обычные эмоции (из-за чего судебное разбирательство порой напоминало соседскую свару), ни уцелевшие представления о юриспруденции (например, когда он говорил, что «не было ни одного свидетеля, изобличающего подсудимых», тем самым невольно признавая, что дело сфабриковано).

Но, когда он зачитывал приговор, казалось, что это выдержанный нейродвойник, практически повторяющий обвинительное заключение прокурора.

…8 июня я опубликовал в фейсбуке открытое письмо председателю Верховного Совета РК Жакипу Асанову с просьбой исправить судебную ошибку — отменить незаконное и несправедливое решение Медеуского суда о прекращении выпуска Ratel.kz.

Ответил мне не верховный судия, а пресс-секретарь ВС РК Болат Кальянбеков. В частности, он сказал: «В соответствии с процессуальным законодательством, каждый судья независим при рассмотрении конкретного дела и руководствуется только законом. Это базовый постулат судопроизводства. Никто, в том числе и Верховный Суд, не может и не должен вмешиваться в процесс отправления правосудия».

А если у судьи раздвоение личности и он выносит вердикт, противоречащий тому, что сам же говорил в ходе процесса, — тогда как быть?

Или, например, если «внутреннее убеждение» ему диктует не внутренний же голос, а некий Голос свыше – что прикажете делать? А, Жакип Кажманович?

ЭТОТ СУД БЫЛ НАСМЕШКОЙ НАД ДЕМОКРАТИЕЙ

…Утром в понедельник Мырзахан Еримбетов познакомил меня с Джаредом Генсером, американским юристом-правозащитником, главой адвокатской конторы Perseus Strategies, специально приехавшим на процесс.

После приговора адвокат из США сказал в интервью корреспонденту «Радио Азаттык»:

— Этот суд был насмешкой над демократией. Приговор, скорее всего, был заранее принят. Подобные действия будут иметь международные последствия. Мы будем призывать, чтобы этого судью привлекли к ответственности.

ЗАКОН ЗДЕСЬ БОЛЬШЕ НЕ ЖИВЁТ?

В силу профессии мне время от времени приходится бывать в судах. В этом году – особенно часто.

Походив на разные процессы, пришел к банальному, как обычно, выводу.

Чем определить состоятельность государства?

На мой взгляд, не тем, что пишут о ней сервильные СМИ. Нет тем, что показывают в проплаченных роликах в зарубежных медиа. Не помпезными шоу вроде ЭКСПО. Не миллионами добытых баррелей. И даже – не побоюсь этого слова – не уровнем жизни.

Фундамент любого государства, дерзающего называть себя таковым, — это закон. То есть единые — для всех без исключения граждан — правила общежития, квинтэссенцией которых является справедливость.

Человек нуждается в справедливости не меньше, чем в воздухе, воде и хлебе.

Если же закон не доминирует в общественной жизни, тогда это не государство, а просто некая территория, которую узурпировала группа людей для достижения своих целей.

Где они должны гнездиться – закон и справедливость? В первую очередь, конечно, в судах.

Может, я невезучий и потому постоянно попадаю в такие храмы Фемиды и на такие процессы, где закон со справедливостью не то чтобы не живут… Скорее всего, они там только ночуют. А днем, когда идут судебные заседания, куда-то смываются. Очевидно, на поиски лучшей доли.

Тем временем в покинутых зданиях людей судят, как сказал адвокат Пестова Владимир Кизуб, по принципу: «Мы так хотим! Мы так решили!»

Я бы уточнил: за них решили. Некие неведомые провайдеры «правосудия». Из понятной только им целесообразности.

Раньше среди представителей власти считалось дурным тоном конструктивно реагировать на критические выступления прессы. Если сверху не велят. Это было как бы «признаком слабости».

Теперь, когда с казахстанской журналистикой в целом покончено, «слабостью» полагают не то что демонстрировать справедливость – даже давать людям надежду на милосердие.

Поэтому так несоразмерно жестоки приговоры по многим резонансным делам, даже высосанным из пальца.

Перед приговором по делу Еримбетова я заранее был готов к максимально негативному сценарию. Но женщины, словно хватаясь за соломинку, до последнего верили в оправдание подсудимых. Разубеждать их язык не повернулся.

…Оппозицию у нас вывели, как тараканов. Прессу накрыли бетонной плитой, для блезиру поскорбев на поминках: «Журналистика в каких-то сферах потеряла остроту». Теперь взялись за лояльных предпринимателей, всегда сторонившихся не оппозиции даже, а вообще политики.

«Бей своих, чтоб чужие боялись» — верный дедовский метод, еще никогда не подводил.

У СИЛЬНОГО ВСЕГДА БЕССИЛЬНЫЙ ВИНОВАТ

У сильного всегда бессильный виноват:
Тому в истории мы тьму примеров слышим,
Но мы истории не пишем;
А вот о том как в баснях говорят.

(…)

«Ах, я чем виноват?» — «Молчи! устал я слушать,
Досуг мне разбирать вины твои, щенок!
Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать».
Сказал — и в тёмный лес Ягнёнка поволок.

Как будто и не прошло 210 лет с тех пор, как были написаны эти строки.

Разница в том, что сегодня мы имеем дело не с басней, а с реальной историей.

И в том, что Искандер, Дмитрий, Василина не покорные ягнята. Ценой лишения свободы физической они выбрали правду, спокойную совесть, самоуважение – то есть личную свободу.

Этой свободы их не лишить тем, кто хочет превратить целую страну в ремейк «Молчания ягнят».

Вадим Борейко

Please follow and like us:
error2