Суд над 13 активистами: четыре часа обвинительного заключения, отключение микрофонов и недоверие к судье

3 августа прокурор в суде Алматы огласил обвинительное заключение по делу 13 активистов, обвиняемых в «организации и участии в деятельности запрещенной организации». Подсудимые не согласились с обвинением прокурора. Судья снял вопрос адвоката о том, кто является «политическим заключенным», и запретил обвиняемому отвечать на него. После того как адвоката предупредили, что ему грозит лишение лицензии, защитник возразил судье.

ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ АКТ ЗАЧИТЫВАЛИ ЧЕТЫРЕ ЧАСА

Судебное слушание началось 3 августа в 9:30 в Алмалинском районном суде Алматы под председательством судьи Ернара Касымбекова. Судебный процесс проходит онлайн. Пятеро подсудимых участвуют в судебном процессе через приложение Zoom из следственного изолятора ЛA-155/18.

После ходатайства адвоката Жанары Балгабаевой судья сообщил, что журналисты и наблюдатели допущены к присутствию на судебном онлайн-процессе. Он сказал, что видеозапись запрещена, но журналисты могут вести аудиозапись и делать фотографии.

Адвокаты Жанара Балгабаева, Галым Нурпеисов и Шынкуат Байжанов ходатайствовали о помещении Дианы Баймагамбетовой, Асхата Жексебаева, Кайрата Кылышева, Абая Бегимбетова и Нояна Рахимжанова под домашний арест по состоянию здоровья, но суд отклонил их ходатайство. Судья отметил, что в случае ухудшения здоровья подсудимые имеют право на медицинскую помощь в учреждении, где они содержатся. Однако обвиняемые пожаловались, что там не созданы условия для получения медицинской помощи.

Прокурор по делу 13 активистов выступает в Алмалинском районном суде Алматы. 3 августа 2021 года
Прокурор по делу 13 активистов выступает в Алмалинском районном суде Алматы. 3 августа 2021 года

Прокурор зачитывал обвинительное заключение около четырех часов. В обвинительном заключении говорится, что 13 активистам предъявлены обвинения по статье 405, пункт 1 («организация деятельности экстремистской организации»), уголовного кодекса и пункту 2 («участие в деятельности экстремистской организации») этой же статьи. Речь идет о возглавляемом оппозиционным политиком и экс-банкиром в изгнании Мухтаром Аблязовым движении «Демократический выбор Казахстана» (ДВК) и движении «Көше партиясы». Согласно решению суда Нур-Султана, эти объединения признаны в Казахстане экстремистскими организациями (Европарламент признаёт их мирными оппозиционными движениями). В качестве доказательств «участия» суду предоставили распространенные в социальных сетях видеообращения активистов, а также результаты филолого-психологической экспертизы. Прокурор заявил, что обвиняемые представляли угрозу для государства, национальной безопасности государства, объединившись с «Көше партиясы», «пытались свергнуть государственную власть».

Обвиняемые утверждают, что полагались на свободу выражения мнений, гарантированную Конституцией, и они не нарушали никаких законов и ничего не говорили о насильственном свержении власти.

Айткуль Кашырбекова.
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Крик души народа будет услышан». История оштрафованной на 1,3 миллиона тенге активистки

ОТКЛЮЧЕНИЕ МИКРОФОНОВ ЗА ВОПРОС «КТО ОНИ, ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫЕ?»

Судья Ернар Касымбеков начал процесс с показаний обвиняемых. Вначале был допрошен Асхат Жексебаев, взятый под арест по обвинению в «организации деятельности экстремистской организации» и «участии в деятельности экстремистской организации».

Юрист Галым Нурпеисов попросил Жексебаева объяснить связь между движением ДВК и «Көше партиясы». Жексебаев сообщил, что, после того как движение ДВК было признано экстремистской организацией, инициативная группа сформировала «Көше партиясы» как народное движение.

Активист Асхат Жексебаев участвует в суде онлайн из следственного изолятора. Алматы, 3 августа 2021 года
Активист Асхат Жексебаев участвует в суде онлайн из следственного изолятора. Алматы, 3 августа 2021 года

— ДВК и «Көше партиясы» — это одно движение или разные организации? — спросил адвокат Нурпеисов.

— Правоохранительные органы нас заочно сделали членами ДВК. Без всякой на то причины. К примеру, стоило мне выйти на митинг или одиночный пикет с требованием соблюдения моих конституционных прав, меня сразу назвали «членом экстремистской организации». Именно поэтому мы хотели создать отдельное независимое движение. ДВК и «Көше партиясы» — это отдельные организации, — ответил подсудимый Жексебаев.

— Вы прежде состояли в ДВК?

— Нет, не состоял.

— Прокурор заявил, что вы причастны к экстремистской деятельности. На какую экстремистскую деятельность вы пошли?

— Ни на какую. Почему мы выходили на одиночные пикеты? Мы требовали освобождения политзаключенных, мы требовали, чтобы власти не совершали геноцид против собственного народа. Что бы мы ни делали, мы говорили, что необходимо соблюдать права человека.

— Сколько раз вы выходили на пикеты?

— Около шестидесяти.

– Вас привлекали к административной ответственности за выходы на пикеты?

— Нет.

— Государство заявляет, что в Казахстане нет «политических заключенных». Вы же требовали освобождения «политзаключенных». По вашему мнению, кто они, «политические заключенные»?

В это время судья перебил адвоката и обвиняемого, заявив, что «снимает вопрос». Адвокат Нурпеисов возразил судье. Он попросил судью дать возможность обвиняемому объяснить значение слова «политзаключенный».

«Мы не рассматриваем политический вопрос», — сказал судья.

Подсудимый Жексебаев спросил: «Как мы рассматриваем политическое движение, если нет политического вопроса?» Судья сказал, что ему не нужно отвечать, и попросил задать следующий вопрос. Адвокат заявил, что судья не имеет права отклонять ответ подсудимого. Судья сказал, что выпишет адвокату первое предупреждение и тот может лишиться лицензии. Нурпеисов расценил это как давление на защиту.

— Говорить адвокату о лишении лицензии в рабочее время — грубое нарушение закона, — сказал Нурпеисов.

Нурпеисов задал еще два вопроса Жексебаеву в связи с обвинительным заключением. Подсудимый еще раз повторил, что во время акций протеста требовал освобождения «политических заключенных». В это время Нурпеисов попросил Жексебаева назвать имена «политзаключенных».

Судья второй раз снял вопрос адвоката. Когда подсудимый начал говорить, судья попросил секретаря выключить его микрофон. Пока адвокат комментировал это, судья поручил секретарю выключить также микрофон защиты. Адвокат Нурпеисов до выключения микрофона успел заявить о протесте против действий судьи. Когда судья попросил подать письменное возражение, второй защитник предупредил, что будет возражать против действий судьи. Судья отложил рассмотрение дела и объявил, что возражения защиты будут рассмотрены 5 августа.

Поскольку активиста Асхата Жексебаева обвиняют в «причастности к политическому экстремизму», важно знать его взгляды на политический экстремизм, чтобы дать законную оценку его действиям, считает Нурпеисов.

— Согласно закону, если обвиняемый находится под стражей, должен присутствовать его защитник. Отключение микрофона защиты в зале суда и ограничение прав обвиняемого на защиту является грубым нарушением судьей прав человека, — говорит Нурпеисов Азаттыку.

Жители села Алтынтобе под Шымкентом протестуют против ареста директора местного завода. 4 апреля 2021 года
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Тенденция изучать протестные настроения в аулах. Дают ли исследования реальную картину? 

«СТОРОННИКИ АБЛЯЗОВА» И СИНЬЦЗЯН

Слушания по делу 13 активистов в Алмалинском районном суде Алматы начались 27 июля. На заседании 28 июля наблюдатели и журналисты не присутствовали. В суде это объяснили тем, что приложение Zoom имеет ограниченные возможности.

Подсудимые на онлайн-процессе у экрана (справа налево): Асхат Жексебаев, Абай Бегимбетов, Ноян Рахымжанов и Кайрат Кылышев. Алматы, 3 августа 2021 года
Подсудимые на онлайн-процессе у экрана (справа налево): Асхат Жексебаев, Абай Бегимбетов, Ноян Рахымжанов и Кайрат Кылышев. Алматы, 3 августа 2021 года

На скамье подсудимых находятся:

  • Дархан Уалиев (статья 405, части 1, 2);
  • Бакдаулет Алибеков (статья 405, часть 2);
  • Ноян Рахимжанов (статья 405, части 1, 2);
  • Марат Курбанов (статья 405, часть 2);
  • Ермек Козиев (статья 405, часть 1-2);
  • Диана Баймагамбетова (статья 405, часть 2);
  • Кайрат Кылышев (статья 405, части 1, 2);
  • Асхат Жексебаев (статья 405, части 1, 2);
  • Нинагуль Жуманиязова (статья 405, части 1, 2);
  • Гульзипа Жаукерова (статья 405, части 1, 2);
  • Абай Бегимбетов (статья 405, части 1, 2);
  • Даметкан Аспандиярова (статья 405, части 1, 2);
  • Болат Смагулов (статья 405, часть 2).

Почти все 13 активистов — люди, открыто выражающие свои взгляды по общественно-политическим вопросам и участвующие в различных акциях и митингах.

Ранее правозащитники включили Диану Баймагамбетову, Асхата Жексебаева, Нояна Рахимжанова и Кайрата Кылышева в список «политзаключенных». Среди активистов — Марат Курбанов, который неоднократно проводил пикеты в Алматы в поддержку пропавших родственников в Синьцзяне и участвовал в других акциях протеста.

По данным правозащитного фонда Qaharman, активисты подверглись преследованию за «участие в митингах и призывы к мирным протестам, присутствие на поминках по скончавшемуся в следственном изоляторе в столице в прошлом году Дулату Агадилу и поддержку его семьи, критику власти Казахстана, поддержку политзаключенных и их семей, поднятие вопросов прав человека и требование освобождения политических заключенных».

В начале июля международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) обвинила Нур-Султан в использовании статьи «Экстремизм» уголовного кодекса для преследования критиков власти и активистов.

Неизвестно, сколько человек привлечено к уголовной ответственности в Казахстане за «причастность» к этим двум организациям. Некоторые правозащитники говорят, что за последние годы было осуждено около 300 человек.

Делара Иса

https://rus.azattyq.org/a/trial-of-13-acitivists-in-almaty/31392640.html?fbclid=IwAR0z7E5_mUJyN1kg9iSORF5q7QIPR6etsvk-LadoNTPG7Y6brdUsRT1RmA4