За что судят столичного активиста

В суде Нур-Султана рассматривают уголовное дело в отношении активиста Ербола Есхожина, фразу которого полицейские посчитали оскорбительной. По мнению независимых экспертов, в словосочетании «щенки Назарбаева» оскорбления нет. Есхожин, участник многих протестных акций, который за последние полтора года шесть раз подвергался арестам по обвинению в «участии в несанкционированных митингах» и провел под стражей в общей сложности 85 суток, считает преследование политически мотивированным.

1 сентября на заседании по делу 43-летнего активиста Ербола Есхожина в Сарыаркинском районном суде Нур-Султана в режиме онлайн заслушали показания свидетелей обвинения —Айдара Мубаракова и Нурсултана Тастаева. Суд также заслушал независимого эксперта, который пришел к выводу, что слова активиста не содержат признаков оскорбления представителей власти.

Полиция Нур-Султана возбудила в отношении Ербола Есхожина два уголовных дела по статье 378 уголовного кодекса («Оскорбление представителя власти»). Дела рассматриваются по отдельности. Активист говорит, что с материалами одного дела из 181 страницы ознакомился по отбытии 15 суток ареста за «нарушение закона о мирных собраниях». Есхожина задержали 30 июля. Его отправили под арест за неделю до поминок по гражданскому активисту Дулату Агадилу, который умер при загадочных обстоятельствах в столичном СИЗО в феврале этого года. Поминки проводились в честь завершения строительства дома для семьи Агадила в селе Талапкер Акмолинской области, деньги на возведение которого собрали неравнодушные казахстанцы по всей стране.

«ЩЕНКИ ПРИШЛИ, ЩЕНКИ НАЗАРБАЕВА»

По словам активиста, в основе дела лежит рапорт официального представителя полиции Даулета Курманова. Он пишет, что «во время мониторинга социальной сети Facebook он натолкнулся на запись Ербола Есхожина, в которой увидел признаки уголовное преступления, предусмотренного частью 2 статьи 378 уголовного кодекса». По словам Есхожина, дело завели из-за его высказываний в адрес полиции во время акций протеста с требованием освободить политзаключенных, которые прошли 20 января перед посольством США в Нур-Султане и 3 февраля у монумента «Байтерек».

— Криминалист, снимавший нас во время пикета, написал, что сказанные мной слова «вот, щенки пришли» и «щенки Назарбаева» оскорбили его, — говорит Есхожин.

Криминалисты полиции Нур-Султана Абылайхан Саулембеков и Арман Тускеев, проходящие потерпевшими по делу Есхожина, подтвердили в своих показаниях, что во время съемки митинга перед посольством США и монументом «Байтерек» кто-то действительно сказал в их адрес: «Вот, щенки пришли, щенки Назарбаева» —и эти слова задели их честь и достоинство.

Старший эксперт Института судебных экспертиз в Нур-Султане Зиядам Абдулжанова, которая изучила высказывания активиста по запросу следственных органов, пришла к выводу, что в словах есть признаки оскорбления.

«Собака (щенок) — это домашнее животное, это не хищник, но, если использовать его в метафорическом смысле, это может быть дисфемической метафорой, означающей «плохой», «негодяй». Слово «щенок» в зоосемантической метафоре (сравнение человека с домашним животным) сохраняет нормы литературного языка, но является лексемой, которая противоречит принципам социальной добродетели. Можно сделать вывод, что использование этого слова для оценки личности человека являются оскорблением чести и достоинства человека», — считает эксперт Абдулжанова.

Фотокопия заключения экспертизы, подготовленной Зиядам Абдулжановой.
Фотокопия заключения экспертизы, подготовленной Зиядам Абдулжановой.

МНЕНИЕ НЕЗАВИСИМЫХ ЭКСПЕРТОВ

Адвокат активиста Ольга Эннс заявила, что независимый эксперт пришел к выводу, что «слова Есхожина являются не оскорблением, а признаком неодобрения».

Кандидат филологических наук, доцент Рахиля Карымсакова не считает слова «щенки Назарбаева» оскорблением.

— Я вижу традиционную оценочную метафору в словах «щенки Назарбаева», которая используется в разговорной речи. Здесь нет оскорбления чести и достоинства. С юридической точки зрения метафора не запрещена и [здесь] не использовано грубое оскорбление, — говорит Рахиля Карымсакова.

С этим согласна и эксперт прессозащитной организации «Адил соз» Галия Аженова.

— Слово «щенок» используется для порицания молодых людей, которые ведут себя грубо, дерзко. В таких случаях обычно говорят: «Вы молоды, почему так поступаете?» Если они молоды, предполагается, что у них есть менторы, наставники, воспитатели. Но это слово не является оскорбительным,  считает она.

«СТАЛ АКТИВИСТОМ, УВИДЕВ НЕСПРАВЕДЛИВОСТЬ»

Адвокат Ольга Эннс считает обвинения в отношении ее подзащитного Ербола Есхожина безосновательными.

Адвокат Ольга Эннс в управлении полиции Целиноградского района Акмолинской области. 4 августа 2020 года.
Адвокат Ольга Эннс в управлении полиции Целиноградского района Акмолинской области. 4 августа 2020 года.

— В материалах дела нет ничего, кроме записей с характеристикой Есхожина и административных протоколов задержания в разное время за его постоянную активность. Есть только заявление троих полицейских, которые были «оскорблены» его словами. Но возбуждать из-за этого уголовное дело — позор, — говорит адвокат.

Активист называет дело политически мотивированным.

— Строительство дома Дулата Агадила помогло объединить активистов и рядовых жителей по всей стране. Власти возбудили эти два дела, чтобы не допустить нашего объединения. Эти дела станут причиной вызовов в полицию или заключения в тюрьму, — говорит он.

Приехавшие на поминки по Дулату Агадилу у дома, построенного для его семьи. Село Талапкер Акмолинской области, 8 августа 2020 года.
Приехавшие на поминки по Дулату Агадилу у дома, построенного для его семьи. Село Талапкер Акмолинской области, 8 августа 2020 года.

Уроженец Актюбинской области Ербол Есхожин окончил Актюбинский государственный университет имени Кудайбергена Жубанова в 2001 году по специальности «инженер-механик». Он работал в противопожарной службе. По его словам, некоторое время занимался частным бизнесом и неоднократно сталкивался с административными препятствиями.

—Я арендовал кафе на рынке. Арендная плата не опускалась ниже 500 тысяч тенге. Мой доход покрывал только арендную плату. Мне пришлось обратиться за помощью в акимат, я сказал, что создам дополнительные рабочие места. Видел, что закон не работает, что руководство и чиновники идут на несправедливость и нарушение закона. В то время, в 2016 году, наблюдал со стороны за земельным митингом в Атырау, — говорит Ербол Есхожин.

Он рассказывает, что в свое время Дулат Агадил повлиял на него. Он стал активно участвовать в протестах против беззакония в обществе. Активист не скрывает, что это не понравилось некоторым его родственникам, которые работают в госструктурах.

— Они уговаривали меня прекратить участие в протестах, но я сказал, что буду добиваться цели, — говорит Есхожин.

ШЕСТЬ АРЕСТОВ, БОЛЕЕ 80 СУТОК ПОД СТРАЖЕЙ

Ербол Есхожин говорит, что впервые попал в поле зрения полиции в марте 2019 года после участия в протесте против переименования Астаны в Нур-Султан в честь Нурсултана Назарбаева, который руководил Казахстаном около 30 лет и ушел в отставку. «Пусть Астана останется Астаной! Я против Нурсултана!» — с таким плакатом он вышел на площадь перед рынком «Шапагат» в столице и был задержан полицией. В отделении его допросили и отпустили, сделав предупреждение. Потом его неоднократно привлекали к административной ответственности из-за участия в протестах.

Ербол Есхожин (второй слева) и другие активисты во время акции протеста у здания департамента полиции Нур-Султана. 24 августа 2020 года.
Ербол Есхожин (второй слева) и другие активисты во время акции протеста у здания департамента полиции Нур-Султана. 24 августа 2020 года.
  • 2 мая 2019 года Есхожина арестовали на 10 суток по обвинению в «участии в несанкционированном митинге».
  • В преддверии президентских выборов 7 июня полиция провела обыск в доме Есхожина и изъяла его телефон и компьютеры детей. По его словам, полиция обыскала дом, пытаясь найти атрибутику движения «Демократический выбор Казахстана» (ДВК), но не обнаружила их. (Европейский парламент назвал ДВК «мирным оппозиционным движением». Организация признана «экстремистской», и ее деятельность в Казахстане запрещена решением суда.)
  • Ербол Есхожин говорит, что в день президентских выборов 9 июня 2019 года он был вынужден переодеться в женскую одежду и надеть парик, чтобы не попасть на глаза сотрудников полиции, которые следили за его домом. Так он вышел из дома, чтобы участвовать в антиправительственном митинге в тот день. 3 июля административный суд Нур-Султана отправил его под арест на 15 суток после участия в митинге перед Дворцом молодежи.
  • 21 августа Есхожин вновь был привлечен к административной ответственности и помещен под стражу на 15 суток за то, что в августе 2019 года объявил голодовку перед зданием полиции в Нур-Султане с требованием вернуть изъятое при обыске имущество.
  • В октябре и ноябре того же года он и другие активисты участвовали в нескольких митингах в поддержку освобождения политических заключенных в Казахстане и казахов в Синьцзяне, пострадавших от преследования китайских властей. 16 декабря Ербола Есхожина арестовали еще на 15 суток.
  • Есхожина отправили под арест на 15 суток накануне митинга движения ДВК 22 февраля.
  • 6 июля его посадили еще на 15 суток за то, что он выступил в Facebook’е в связи с заявлением инициативной группы по созданию Демократической партии.

— Тогда меня наказали за то, что я призвал всех не делиться и выйти на митинг, чтобы осуществить мечту Дулата, чтобы Акорда ответила за смерть Дулата, — говорит Ербол Есхожин.

Ербол Есхожин надел женскую одежду, чтобы пройти мимо наблюдавших за его домов полицейских.
Ербол Есхожин надел женскую одежду, чтобы пройти мимо наблюдавших за его домов полицейских.

С мая прошлого года он шесть раз подвергался административному аресту по статье 488 кодекса об административных правонарушениях («Нарушение законодательства Республики Казахстан о порядке организации и проведения мирных собраний, митингов, шествий, пикетов и демонстраций») и провел под стражей в общей сложности 85 суток.

СТРОИТЕЛЬСТВО ДОМА АГАДИЛА

Ербол Есхожин говорит, что о смерти в стенах СИЗО своего сподвижника Дулата Агадила он узнал после отбытия своего очередного административного ареста. Он не верит в заявление властей о том, что Агадил скончался от сердечного приступа.

Когда он побывал на сорокадневных поминках активиста, увидел, что строительство дома Агадила еще не завершено, и решил закончить то, что не успел завершить активист при жизни. По словам Есхожина, когда в 1991 году скончался его отец, их дом оставался недостроенным. Позднее все их знакомые и родственники помогли завершить его строительство.

— Когда я начал со всех сторон фотографировать дом, в котором жила семья Дулата, и сказал, что соберу деньги на завершение его строительства, члены семьи мне не очень поверили. Хотя они не говорили об этом открыто, с энтузиазмом это никто не воспринял, но и не возражал. Другие поддержали мою инициативу, и при поддержке таких известных блогеров, как Айжан Хамит, мы собрали деньги. Всё это стало возможным благодаря помощи людей. Вместе мы построили четырехкомнатный дом за десять миллионов тенге, — говорит он.

8 августа более 200 человек со всего Казахстана посетили поминальный обед, организованный семьей Дулата Агадила в селе Талапкер. После поминок они пошли на кладбище, где похоронен активист.

По словам правозащитников, в Нур-Султане, Алматы, Актобе, Актау, Усть-Каменогорске и Уральске десятки людей были арестованы на 10–15 суток по обвинению в «участии в незаконном митинге», еще более десятка оштрафованы на сумму 83 тысячи тенге (около 200 долларов).

Активистам Асхату Жексебаеву, Абаю Бегимбетову и Кайрату Клышеву инкриминировали «участие в деятельности запрещенной организации». Они взяты под стражу на два месяца. Суд над Айбеком Сабитовым, еще одним активистом, которому, как и Ерболу Есхожину, предъявлено обвинение в «оскорблении представителя власти», продолжается.

Сания Тойкен

https://rus.azattyq.org