«Сакрализация» Назарбаева. Чем показательно дело Армана Хасенова?

Житель Караганды Арман Хасенов стал первым человеком, осуждённым по статье уголовного кодекса «Публичное оскорбление или иное посягательство на честь и достоинство первого президента» после отставки в прошлом году Нурсултана Назарбаева, который носит титул «лидера нации». Карагандинцу назначили три года ограничения свободы за видео с критикой и оскорблениями в адрес бывшего президента. Эксперты в беседе с Азаттыком делятся своими мнениями о прецеденте.

На видео, появившемся на видеохостинге YouTube 12 апреля, неизвестный широкой публике житель Караганды Арман Хасенов выступил с рядом резких заявлений в адрес бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева (который подал в отставку в марте 2019 года, но по-прежнему оказывает влияние на управление страной как пожизненный председатель влиятельного Совета безопасности) и его родственников. Автор видео, в частности, использовал нецензурные выражения и заявлял, что «не боится ответственности».

На ролик обратили внимание пользователи социальных сетей, на Хасенова — комитет национальной безопасности. На следующий день после появления видео стало известно об аресте Хасенова. КНБ коротко сообщил, что арест связан с видеозаписью «тенденциозного содержания», и в дальнейшем отказывался предоставлять какую-либо информацию, в том числе Азаттыку, называя это дело «секретным».

Житель Караганды Арман Хасенов.
Житель Караганды Арман Хасенов.

Спустя полтора месяца, 4 июня, сообщили, что Хасенова осудили – еще 30 апреля. Суд признал его «виновным» по второй части статьи 373 уголовного кодекса «Публичное оскорбление и иное посягательство на честь и достоинство первого президента Республики Казахстан — елбасы, совершённые с использованием средств массовой информации или сетей телекоммуникаций», назначил три года ограничения свободы с привлечением к принудительному труду — по 100 часов ежегодно, а также оштрафовал на 15 месячных расчетных показателей (41 670 тенге) в «пользу фонда компенсации потерпевшим». Карагандинца выпустили из-под стражи.

Согласно приговору, Хасенов «раскаялся», «принес извинения», просил не наказывать его строго, «обещал трудоустроиться и быть полезным обществу». Ни сам Хасенов, ни его родственники, ни адвокат до настоящего времени не давали никаких комментариев.

«ИСПУГАЛИСЬ МОБИЛИЗАЦИОННОГО ПОТЕНЦИАЛА»

Правозащитник и руководитель Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис говорит, что с момента ареста Хасенова неоднократно пытался получить информацию по этому делу. По его мнению, скорость, с которой силовые структуры отреагировали на видео «этого не очень известного активиста», говорит о том, что «власти испугались мобилизационного потенциала» и обострения акций протеста, проходящих в стране с момента отставки Назарбаева год назад.

— Его принудили покаяться и очень тихо осудили. Видео Хасенова получило широкое распространение. Достаточно большое количество людей и пролайкали, и перепостили, видео вызвало ажиотаж. Это дело показательно с двух точек зрения. Во-первых, с точки зрения того, что президент уже не у власти, а его до сих пор сакрализируют — столицу переименовали, аэропорт переименовали, и памятники ставят. Во-вторых, это связано с опасениями: если это не наказать, то, как они считают, посягательство на честь и достоинство первого президента в преддверии его намечающегося 80-летия будет плохо выглядеть, — считает Жовтис.

Титул «елбасы», который закрепили за Назарбаевым в 2010 году, гарантирует ему иммунитет от любого преследования, неприкосновенность его активов и активов его семьи. 10 лет назад с принятием изменений в законе о первом президенте (который стал называться конституционным законом «О первом президенте — лидере нации»), изменения внесли и в уголовный кодекс, в котором появилась отдельная статья об оскорблении и посягательстве на честь и достоинство первого президента.

Рабочие моют барельеф с изображением бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Алматы, 1 марта 2020 года.
Рабочие моют барельеф с изображением бывшего президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Алматы, 1 марта 2020 года.

Журналист и сотрудник Казахстанского бюро по правам человека Андрей Свиридов удивлен тем, что первое уголовное дело по этой уголовной статье оказалось «настолько засекреченным».

— Назарбаев подал в отставку. Год спустя нашелся человек, который был привлечен по этой статье. О его задержании мы узнали 16 апреля (по данным сайта КНБ, информация об аресте Армана Хасенова была опубликована 13 апреля. — Ред.). Он человек непубличный, неизвестный. Наш филиал в Караганде не нашел ни его родственников, ни адвокатов, — говорит Свиридов.

Репортеру Азаттыка в Караганде также не удалось найти Хасенова и его родственников.

Исследователь из США Александр Кули, директор Института Гарримана при Колумбийском университете и автор книги об отмывании денег в Центральной Азии, говорит, что судебный процесс по подобным делам «всегда подвержен манипуляциям со стороны властей, особенно в тоталитарных странах».

«НЕВОЗМОЖНО ОПРЕДЕЛИТЬ НАВЕРНЯКА»

В статье 373 уголовного кодекса Казахстана содержатся такие формулировки, как «публичное оскорбление первого президента» и «иное посягательство на честь и достоинство».

Евгений Жовтис говорит, что с первой формулировкой ясно — определение «оскорбления» прописано в статье 131, — но состав «посягательство на честь и достоинство», считает правозащитник, «невозможно определить наверняка».

— Вопрос здесь в том, как сам человек понимает посягательство на честь и достоинство. И это очень субъективно, однако это считается преступлением, а не гражданско-правовыми отношениями, — объясняет Жовтис.

«ОСКОРБЛЕНИЕ НАЗАРБАЕВА». СКОЛЬКО ЧЕЛОВЕК ПРИВЛЕКАЛОСЬ?

Во время президентства Назарбаева по меньшей мере шесть человек привлекались к ответственности по обвинению в его «оскорблении». Первым из них был диссидент Каришал Асанов. В 1992 году он был приговорен к году лишения свободы и помилован в годовщину независимости Казахстана.

Первым человеком, отправленным в тюрьму по этой статье, был лидер рабочего движения Казахстана Мадэл Исмаилов. Его судили за использование экспрессивного слова с негативным значением в адрес Назарбаева во время митинга в Алматы 7 ноября 1997 года. Приговор Исмаилову вынесли в 1998 году, он провел в тюрьме год.

В 2001 году обвинение по статье об «оскорблении президента» повторно предъявили Каришалу Асанову — за статью о Назарбаеве «ФЗУшник планетарного масштаба». Дело тогда возбудили и в отношении редактора газеты «СолДАТ» Ермурата Бапи, на страницах которой вышла статья Асанова. Ермурата Бапи приговорили к году лишения свободы с применением к нему амнистии в честь 10-летия независимости Казахстана. Каришал Асанов был оправдан за недоказанностью состава преступления в его публикациях.

Дело по этой статье возбуждалось против журналиста Сергея Дуванова в 2002 году, но оно не дошло до суда. Дуванов о прекращении дела узнал через несколько лет.

В 2006 году к двухлетнему тюремному сроку по этой же статье приговорили оппозиционера Жасарала Куанышалина. Суд освободил Куанышалина от отбывания наказания, применив амнистию в связи с 15-летием независимости Казахстана.

В январе 2007 года журналист Казис Тогузбаев был приговорен к двум годам условно по обвинению в «посягательстве на честь и достоинство президента» (с 2008 года Казис Тогузбаев работает корреспондентом Азаттыка).

— С января 2007 года по апрель 2020 года в Казахстане не было осуждённых по этой статье, или нам неизвестно о существовании таких дел, — говорит Свиридов.

«ДЛЯ САМОУСПОКОЕНИЯ, ЧТО ЕСТЬ ТАКАЯ СТАТЬЯ»

В некоторых странах «оскорбление» главы государства отнесено к преступным действиям. В Европе, в частности в Великобритании, Испании и Нидерландах, запрещено оскорбление монархов. Запрещается оскорблять лидеров иностранных государств, прибывающих с визитом в Польшу и Швейцарию.

Однако, по словам правозащитника Жовтиса, опыт этих стран не идет в какое-либо сравнение с тем, что принимают казахстанские власти.

— В большинстве стран, конечно, таких статей [об оскорблении президента] нет. Такая статья — классический признак тоталитарного или авторитарного режима. Эти статьи не столько юридические, сколько политические, предупредительные статьи. Самое интересное, если посмотреть на историю, они никого ни от чего не защищают и ничего не гарантируют. Они работают как заклинание для самоуспокоения, что есть такая статья в законе, — говорит Жовтис.

Оскорбление президента считается преступлением в некоторых постсоветских странах. В Азербайджане, например, максимально возможное наказание по обвинению в «унижении чести и достоинства» президента — пять лет тюрьмы. Согласно статье 368 уголовного кодекса Беларуси, за оскорбление президента может грозить до трех лет лишения свободы.

Радио Азаттык

https://rus.azattyq.org