С.Мусин: О ситуации с нашим коллегой, адвокатом Б.Азановым.

К ситуации с нашим коллегой, адвокатом Б. Азановым, с моей точки зрения незаконно привлеченным к уголовной ответственности.

Общество, общественность (среди которой сообщения якобы вызвали психо-эмоциональную и социальную напряженность …) состоит из конкретных граждан, каковыми являемся все мы и я в том числе. У меня лично сообщения коллеги никакой напряженности не вызвали, кроме признательности за своевременное и объективное освещение событий, имеющих значение и для меня лично (мне было важно чтобы преступление, если оно было, было раскрыто, виновные наказаны и такое больше не повторялось), соответственно я ни в коем случае не считаю себя пострадавшим. Следовательно, любой член общества, это свидетель, в том числе и защиты, чьи показания могут быть депонированы, отобраны защитниками и использованы для опровержение доводов стороны обвинения, путем дачи показаний как ходе досудебного, так и судебного следствия. Коллеги, может быть вам опросить человек 500-1000 таких свидетелей? И завить ходатайство следователю или следственному судье об их допросе или о приобщении к материалам дела их письменных объяснений. Согласен, что и сторона обвинения может пойти по этому же пути, даже засекретить «страдальцев». Но в этом случае сразу же будет видно кто есть ху, да и опровергать их «лепет» будет проще. 
Более того, могут появиться и якобы «потерпевшие» непосредственно от этих сообщений! Надо быть и к этому готовым. Но если придут 500-1000 свидетелей, таких же членов общество и грамотно объяснят, что такие сообщения ни в коем случае не могут вызвать «напряженность» и т.п., то позиция обвинения будет выглядеть сомнительно и ущербно, при наличии одинаковых граждан, с диаметрально противоположными мнениями. А суд должен дать оценку каждому доказательству (показанию) и объяснить почему он отдал предпочтение такому липовому «потерпевшему» и отказался брать за основу грамотную, обоснованную позицию «непотерпевших» 500-1000 свидетелей защиты.
В любом случае удачи! 

P.S. К большому сожалению не могу рассчитывать на то, что мои пожелания объективности и законности, сбудутся. В таких делах приходится больше рассчитывать на везение и удачу. Что конечно же нисколько не умаляет роли опыта, профессионализма, знания законов и особенностей казахстанского правосудия.