Родина ищет

Почти два месяца незаконно находится под арестом экстрадированный из Кыргызстана блогер Муратбек Тунгишбаев. И сейчас Генеральная прокуратура ищет возможность согласования с кыргызской стороной утяжеления обвинения.

27 августа истекает срок содержания под стражей в следственном изоляторе Алматы казахстанского блогера Муратбека Тунгишбаева, экстрадированного 26 июня 2018 года из Кыргызстана. Казахстанская сторона вменила ему информационную поддержку признанного Есильским судом Астаны экстремистским движению «Демократический выбор Казахстана».

Вместе с тем статья обвинения 405 часть 2 «Участие в деятельности общественного или религиозного объединения или иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма» относится к легким и максимум грозит лишением свободы на два года. В соответствии с казахстанским законодательством и вступлением в силу в 16 июля 2018 г. Закона о гуманизации Уголовного кодекса РК, Муратбеку Тунгишбаеву должны были назначить любую меру пресечения, но только не связанную с содержанием под стражей.

— Власти Казахстана добивались экстрадиции Тунгишбаева по двум статьям 266 («Финансирование деятельности преступной группы») и 405. Однако Кыргызстан посчитал, что 266 статья неприемлема и его выдали его по 405, — пояснила Бахытжан Торегожина, руководитель общественного фонда «Ар.Рух.Хак». При этом по прибытии состоялось заседание следственного суда Алматы и по решению суда Тунгишбаева должны были немедленно перевести под домашний арест. Однако утром появилось дополнение к постановлению (подписанное той же судье Джарылгасовой), согласно которому Тунгишбаева следует содержать под стражей до вступления постановления в законную силу. На следующий день вышло постановление горсуда  — оставить его под стражей, с не соответствующей законодательству ссылкой на всю то же статью 405.

— Мурат Тунгишбаев проживает в Алматы вместе со своей матерью, у него есть супруга и  трое несовершеннолетних детей. Они могут внеси залог, в соответствии с законом, в 250 МРП. Также они могут отдать под залог собственную квартиру и поэтому мы бы хотели, чтобы наши суды при рассмотрении ему новой санкции это было учтено, — дополняет Бахытжан Торегожина.

Более того, стало известно, что вчера Генеральная прокуратура направила своим кыргызским коллегам на рассмотрение новый запрос о том, чтобы те изучили возможность применения к уже экстрадированному казахстанцу тяжкой 256 статьи УК РК —  «Пропаганда терроризма или публичные призывы к совершению актов терроризма» (от 5 до 9 лет лишения свободы).

За два месяца нахождения Муратбека в СИЗО в отношении него не проводилось никаких следственных действий. Очевидно, что привлечение его к ответственности по 405 статье для казахстанских властей – слишком мягкое наказание для человека, который, по мнению органов преследования, мог быть связан с критиком Ак-орды №1 — проживающим за границей экс-банкиром Мухтаром Аблязовым. Поэтому приходится «рыть носом землю», чтобы найти хоть что-то, что позволит утяжелить ответственность и хотя бы формально оправдать свои незаконные действия.

В своем экстрадиционном запросе Генеральная прокуратура РК гарантировала кыргызской стороне, что к Тунгишбаеву не станут применять пытки (как это зачастую практикуется в отношении других оппонентов власти). Однако же, после перенесенной в Бишкеке операции на глаз, Тунгишбаев в следственном изоляторе начал терять зрение. И понятно, что условия содержания в алматинской тюрьме кардинально расходятся с рекомендациями врачей и по лечению, и по восстановительному периоду.

— С того момента, как его привезли, его два раза вывозили к врачам,  — рассказывает супруга Муратбека Меруэрт Калиева, с большим трудом добившаяся статуса общественного защитника. — Первый раз сказали, что такие заболевания лечатся только в стационаре, что таким образом результата не будет. Но все-равно сделали гормональные уколы, чтобы хоть как-то поддержать его глаз. Во второй визит ему сделали лазерную процедуру, получается, его сетчатку прикрепили. В данный момент он жалуется на боли головы. Либо у него глаз болит. Сам он не может понять.

Казахстанское международное бюро по правам человека в течение многих лет возражает против экстрадиции казахстанцев на родину, «совсем не потому, что мы поддерживаем безнаказанность или считаем, что люди должны уходить от ответственности», — говорит директор организации Евгений Жовтис. — «Наша главная позиция – что в Казахстане людям не гарантировано неприменение пыток или жестокого обращения и людям не гарантирован справедливый судебный процесс, особенно, когда речь идет о политических делах. К сожалению, то, что происходит вокруг господина Тунгишбаева, заставляет нас еще раз подтвердить свою правоту, когда мы выступали против его экстрадиции из Кыргызстана.  

Он подчеркивает, что неоказание надлежащей медицинской помощи, согласно Международной конвенции против пыток, является жестоким обращением. Кроме того, вызывает сомнения, каким образом следствие собирается вменить ему пропаганду или призывы к терроризму. Статья 255 УК РК «Акт терроризма» определяет, о чем идет речь, обращает внимание Евгений Жовтис. «Для того чтобы эту статью вменить господину Тунгишбаеву, и получить на это согласие от Кыргызской Республики нужно представить какие-то доказательства, что господин Тунгишбаев призывал к взрывам, поджогам и угрожал жизни чиновников или каких-то людей в целях устрашения всего нашего населения или подрыва общественной безопасности. Никакие иные высказывания, критические предложения к смене высших органов власти никакого отношения к терроризму не имеет по определению. Они к экстремизму-то не имеют отношения, а к терроризму тем более», — отмечает он.

И если в Казахстане правосудие под пропаганду терроризма может подвести любое неосторожное или критическое высказывание, то объяснить это своим соседям, действующим в рамках Кишиневской конвенции о правовой помощи, пока не представляется возможным.

Поэтому Казахстан оказался в своеобразном тупике: или ему придется нарушить межстрановой договор, как это систематически происходит с другими международными договоренностями, либо искать основания и судить Тунгишбаева по легкой статье.

Выданный Казахстану Муратбек Тунгишбаев являлся автором видео-проекта «Коз Ашу» по гражданской журналистике в Казахстане. Ранее он проводил тренинги для активистов гражданского общества. Также в его арсенале проведение обучающих мероприятий по блогингу для нефтяников Жанаозена, бастовавших в 2011 году. В 2014 году Муратбек Тунгишбаев работал в оппозиционном телевизионном канале «16/12», базировавшимся в Москве. После того как власти Казахстана, фактически ликвидировали независимое движение «За Свободный интернет» в 2011 году был образован ОФ «Liberty», соучредителем которого был Муратбек Тунгишбаев.

С требованием не выдавать Тунгишбаева в Казахстан к кыргызскому президенту направили свои обращения «Международная амнисти», Human Rights Watch и Коалиция НПО Казахстана против пыток. Также омбудсман Кыргызстана Кубат Оторбаев выступил против экстрадиции оппозиционного блогера.

https://bureau.kz