Реплика попавших «под раздачу» НПО

По поводу ответов председателя комитета госдоходов Министерства финансов РК на вопросы о ситуации с претензиями к ним.

Наконец-то мы услышали сформулированную позицию наших налоговиков по ситуации с привлечением к ответственности наших НПО и, конечно, нам есть, что сказать, чтобы была изложена позиция другой стороны.

(см. «Налоговики о штрафах для НПО: Другого выхода не было»)

Причем коротко и по существу.

1. Большое спасибо председателю КГД, что мы теперь знаем, как называлась та форма государственного контроля, которому нас подвергли, а то ни в одном управлении госдоходов нам это объяснить не смогли, при этом категорически отрицая, что была налоговая проверка или камеральный контроль. Председатель подтвердил, что это была не налоговая проверка, но опроверг своих подчиненных, сказав, что это был камеральный контроль. И тогда цитируем пункт 2 статьи 94 Налогового кодекса: «Целью камерального контроля является предоставление налогоплательщику права самостоятельного устранения нарушений, выявленных налоговыми органами по результатам камерального контроля». И дальше пункт 2 статьи 96 НК: «Исполнение уведомления об устранении нарушений, выявленных налоговыми органами по результатам камерального контроля, осуществляется налогоплательщиком в течение тридцати рабочих дней со дня, следующего за днем его вручения». Практически все НПО, подвергшиеся камеральному контролю, в течение двух-пяти дней со дня получения таких извещений направили в органы госдоходов скорректированные дополнительные формы отчетности с устранением выявленных технических ошибок (как считают органы госдоходов – нарушений). Они были приняты и находятся в электронной базе отчетности в органах госдоходов. Можно узнать, за что нас привлекли к административной ответственности?

2. Мы узнали, что оказывается проведенный на основе анализа камеральный контроль проводится регулярно, хотя на протяжении пяти лет он нас не коснулся, а в данном случае он проводился центральным аппаратом КГД. Простой вопрос. Часто ли центральный аппарат КГД проводит камеральный контроль налогоплательщиков из разных регионов страны и в связи с чем наши организации удостоились такой чести?

3. Небольшое уточнение терминологии. Формальный состав правонарушения это не о непредоставлении информации или предоставлении недостоверной информации. Это о том, что для такого правонарушения нет необходимости доказывать, что наступили негативные последствия, и не нужно устанавливать причинно-следственную связь между неправомерным действием и негативными последствиями этого действия. А вот состав правонарушения все равно нужно доказывать, в том числе событие правонарушения и субъективную сторону (вину). Вот чего мы никак не можем добиться от органов госдоходов, чтобы они нам предъявили доказательства нашей вины. Если отчет своевременно не представлен, или в нем не сходятся цифры, это не образует никакого состава правонарушения, потому что это могла быть опечатка, ошибка, неправильное понимание как отчитываться и так далее. Для этого и существуют органы госдоходов, чтобы через камеральный контроль подсказать налогоплательщику, что надо исправить эти ошибки и дать 30 дней, чтобы это сделать. А еще лучше периодически проводить разъяснительную работу для налогоплательщиков, как правильно отчитываться. А состав административного правонарушения появляется только тогда, когда еще доказана вина, то есть, согласно статье 26 Кодекса РК об административных правонарушениях (КоАП) уполномоченный орган должен доказать, что лицо, совершившее правонарушение, сознавало противоправный характер своего действия (бездействия), предвидело его вредные последствия, в данном случае для установленного порядка управления, и желало или сознательно допускало наступление этих последствий. Не доказана вина, нет никакого состав правонарушения.

4. Не очень понятно, на основании каких правовых норм КГД считает, что срок давности привлечения к административной ответственности по такому правонарушению – три года или пять лет. В соответствии со статьей 62 КоАП РК лицо не подлежит привлечению к административной ответственности по истечении двух месяцев со дня совершения административного правонарушения, кроме случаев, когда в отношении конкретных административных правонарушений установлен специальный срок давности. В частности, для административных правонарушений в области налогообложения (глава 16 КоАП РК) срок давности привлечения к административной ответственности физических лиц установлен в 1 год, а юридических лиц – 5 лет со дня совершения правонарушения. Однако, статья 460-1 находится не в главе 16 КоАП РК «Административные правонарушения в области налогообложения», а в главе 27 «Административные правонарушения, посягающие на установленный порядок управления», и для данной главы, кроме одного случая, не касающегося статьи 460-1, не предусмотрены специальные сроки привлечения к административной ответственности. Таким образом, правонарушение, указанное в статье 460-1 КоАП РК, не относится к правонарушениям в области налогообложения и относится, согласно названию главы 27, к административным правонарушениям, посягающим на установленный порядок управления. Оно не выделено в статье 62 КоАП РК для установления специального срока давности, и поэтому это простое правонарушение, к которому относится общий срок давности для привлечения к административной ответственности, согласно части 1 статьи 62 КоАП РК, – 2 месяца. А у наших НПО этот срок давно истек.

5. Можно сделать еще несколько комментариев, но мы на этом остановимся, поддержав председателя КГД в том, что надеемся, что органы госдоходов, в том числе вышестоящие, куда ряд НПО уже обратился, и/или суды все-таки будут строго следовать закону, соблюдать принцип презумпции невиновности и требования процессуального законодательства, потому что в этом случае все эти административные производства должны быть прекращены.

Подписи:

Республиканское общественное объединение «Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности» (Алматы)

Общественный фонд «Международная Правовая Инициатива» (Алматы)

Общественное объединение «Кадір-қасиет»

Общественный фонд «Еркіндік қанаты» (Нур-Султан)

Общественное объединение «Эхо» (Алматы)

Общественный фонд «Правовой Медиацентр» (Нур-Султан)

Общественное объединение «Комитет по мониторингу уголовной реформы и правам человека» (Павлодар)

Общественный фонд «Международный центр журналистики «MediaNet»» (Алматы)

https://bureau.kz