Пресс-конференция по делу И.Еримбетова, 4.09.2018, часть 1

ЧАСТЬ 1. РЕЧЬ РОДИТЕЛЕЙ ИСКАНДЕРА ЕРИМБЕТОВА НА ПРЕСС- КОНФЕРЕНЦИИ: О СФАБРИКОВАННЫХ ОБВИНЕНИЯХ ПРОТИВ ИСКАНДЕРА. (4 сентября 2018)

Здравствуйте все, 
большое спасибо, что пришли на нашу пресс-конференцию.

На этой пресс-конференции мы хотим поговорить о сфабрикованных обвинениях против нашего сына Искандера Еримбетова.

На данном изображении может находиться: 4 человека, в том числе Еримбетов Мырзахан и Гайни Абдуалиевна Еримбетова, люди сидят

Уже больше 2-х месяцев идет суд над Искандером. Мы видим обвинительный уклон этого суда. Пресса не освещает дело нашего сына. Как мы понимаем, существует негласный запрет писать о деле Искандера. Запрет существует потому, что, во-первых, дело Искандера политическое, во-вторых, уголовное дело против него очень грубо сфабриковано, и это сразу становится понятным для любого, кто прочитает обвинение.

Пока идет суд, мы решили рассказать, что происходит в суде, какое значение это дело имеет для предпринимателей Казахстана, инвесторов, бизнеса страны. Фактически Искандер является заложником войны с оппозицией. Дело Искандера демонстрирует все симптомы, которыми больны наши правоохранительные органы и судебная система.

Вначале я коротко расскажу, почему Искандера взяли в заложники.

Наша младшая дочь Бота Джардемали – юрист. Она живет в Бельгии, где она получила политическое убежище в 2013 году. Бота занимается правозащитной деятельностью. Она многие годы занималась юридической защитой оппозиционного политика Мухтара Аблязова. В связи с этим, чтобы прекратить ее работу, власти Казахстана преследуют ее уже многие годы. Конечно, вся юридическая работа, которую Бота делает на территории Бельгии, не нарушает ни один закон. Поэтому власти Казахстана преследуют ее, используя самые грязные методы – от черного пиара и фабрикации уголовных обвинений в Казахстане до попытки ее похищения на территории Бельгии.

13 ноября 2017 года был арестован наш старший сын Искандер Еримбетов. Он — отец 5-х детей, предприниматель. Его арестовали с одной целью — чтобы заставить Боту вернуться в Казахстан и дать показания против Аблязова.

Искандера арестовали по совершенно бредовым надуманным обвинениям. Эти обвинения были сфабрикованы межведомственной следственно-оперативной группой под руководством Сергея Перова. Сам Перов – руководитель Следственного департамента Национального бюро по противодействию коррупции.

В ноябре 2017-го Искандеру инкриминировали статью 193 Уголовного кодекса «отмывание денег». Следователи заявили, что в 2005 году Аблязов и Бота «вовлекли» Еримбетова в деятельность «преступной группы». Якобы Искандер занимался предпринимательской̆ деятельностью «на деньги Аблязова», «похищенные из БТА Банка». «Изображал из себя успешного бизнесмена», как заявил Перов. Это, конечно, просто ложь.

Вместе с Искандером арестовали троих сотрудников компании «Скай Сервис» — Михаила Зорова, Дмитрия Пестова и Василину Соколенко. Их также обвинили в отмывании денег Аблязова. Эти люди, конечно, не знают ни Аблязова, ни Боту, и их арестовали для того, чтобы они дали показания против Искандера. Так сказать, для усиления дела.

После ареста нам, родителям и жене Искандера, не давали доступ к нему. А самого его начали мучить и пытать, чтобы заставить оговорить себя, сестру и других людей. Доказательств у группы Перова нет и не было. Искандер никогда не работал с Аблязовым или его компаниями, никогда не был клиентом БТА. Никогда у них не было отношений, поэтому с самого начала у следователей Перова была надежда на самооговор и лжесвидетельства.

Сразу после ареста на Искандера было оказано сильнейшее давление в СИЗО, куда его доставили. Это СИЗО СИ-1, в Алматы, где он сидит до сих пор. Уже 10 месяцев.

Мы подробно рассказывали о пытках в отношении Искандера, которые были в ноябре, декабре 2017 и в январе 2018. Искандера мучили сотрудники КНБ в подвале СИЗО СИ-1, держали в штрафном изоляторе и в итоге бросили в так называемую «пресс-хату» к уголовникам, которые пытали и избивали Искандера в прошлом декабре и январе. Искандера избивали, душили, ему угрожали сексуальным насилием, обещали посадить сына и отца, если он не оговорит себя. Информация о пытках нами была подробно задокументирована и, я надеюсь, известна всем, кто следит за делом Искандера.

Я хочу подчеркнуть, наша последняя пресс-конференция была 10 января, уже прошло больше полугода. На той пресс-конференции я детально рассказал о том, как пытают Искандера в СИЗО. После этой пресс-конференции, в камере номер 98, Искандера особенно жестоко избили 5 уголовников по приказу следователей Перова. Избиения длились около 2-х часов. Искандеру прямо сказали, что его избивают и вообще убьют, если мы, родители, не заткнемся.

Искандеру сломали ребро, и у него было сильное сотрясение мозга. Эти уголовники также потребовали, чтобы он заплатил или, как они сказали, «поставил» 400 тыс. долларов. При этом ему сказали, что если не «поставит» деньги в течение 3-х дней, то поломают какую-нибудь кость и будут ее ломать каждый раз, как только она начнет заживать. После этого Искандер долго был в очень плохом физическом и психологическом состоянии. Он был очень запуган. Ничего нам не рассказывал и повторял только одну фразу «я упал со шконки». Искандер просил нас ничего больше не говорить, потому что ему сказали, что его повесят в СИЗО и это будет списано как самоубийство.

Правду о его последнем жестоком избиении и все детали мы узнали от Искандера только много месяцев спустя, в мае 2018 года.

Я хочу сказать, что тогда в январе 2018 года мы как родители, как семья, стояли перед самым сложным решением в нашей жизни – замолчать и не говорить ничего из страха, что Искандера повесят, или продолжать бороться за его жизнь, свободу и честное имя.

Мы решили бороться и продолжаем бороться до сих пор, и будем бороться до конца.
Большое спасибо правозащитникам, общественности, всем, кто помог нам бороться публично и рассказать правду о деле Искандера. Благодаря их помощи пытки были остановлены. Однако дело о пытках прокуратура Алматы открыла и спешно закрыла, даже не допросив Искандера.

Уголовное дело по «отмыванию денег Аблязова» пока полностью сфабриковать не получилось, потому что Искандер себя не оговорили. Всем уже понятно, что преследование Искандера носит политический характер – Перову нужна была сестра Искандера. Искандера Перов взял в заложники. Он сфабриковал уголовное дело по отмыванию, только чтобы заполучить сестру Искандера и отрапортовать «наверх», что «взят очередной центр финансирования деятельности Аблязова».

ПРОДОЛЖЕНИЕ:

Часть 2: https://www.facebook.com
Часть 3: https://www.facebook.com