Правозащитный обзор за март 2022 года

Первый месяц весны, называемый именем древнеримского бога войны Марса, в этом году полностью оправдал своё название, хотя заполнившая его война началась ещё в конце февраля и продолжается в апреле.

Война и права человека

В правозащитном плане любая война является гигантским нарушением основополагающего права всех затронутых военными действиями людей на жизнь, а в стране-агрессоре обычно влечёт за собой целый шлейф нарушений гражданских и политических прав. Российские же правозащитники изо всех сил пытаются этому противостоять, важнейшим документом чего стал Гуманитарный манифест вновь созданного Совета российских правозащитников, выпущенный 24 марта.

Отдельной и пока ещё малоизученной темой является влияние агрессивной войны, развязанной правящим режимом одной страны против соседнего государства и его народа, на ситуацию с правами человека в стране, объявившей о своём нейтралитете, но при этом тесно связанной с обеими воюющими странами – как агрессором, так и жертвой агрессии. В этом смысле правозащитная ситуация в мартовском Казахстане была весьма мозаичной.

С одной стороны, казахстанские власти не препятствовали проведению 6 марта большого антивоенного митинга в Алматы, с другой стороны дважды запрещали проведение новых акций – митинга 19 марта и шествия 3 апреля. Власти не препятствовали развертыванию общественной кампании по сбору и отправке в Украину гуманитарной помощи, а также проведению большой художественной выставки 24-х казахстанских художников, все средства от которой пошли на закупку той же гумпомощи.

В то же время в городе Костанае гражданский активист Александр Плясковский, разместивший 5 марта ФБ-пост с информацией о завтрашнем митинге в Алматы и с лозунгом «Стоп войне!», был 15 марта задержан полицейскими и затем осуждён межрайонным административным судом на трое суток ареста за «призыв к проведению несогласованного митинга». То, что митинг 6.03 вообще-то был согласован с акиматом Алматы и проходил не за пару тысяч километров от Костаная, нисколько не смутило ни полицейских, ни судей, включая членов апелляционной коллегии Костанайского областного суда, которая 30 марта оставила жалобу Плясовского без удовлетворения, а постановление нижестоящего суда без изменения.

Эта растянувшаяся на весь март антивоенно-интернетовская и митингово-судебная история уникальна, пожалуй, только содержанием размещённого Плясовским лозунга – ранее в Казахстане никого за такое не привлекали, потому что никто против войны не протестовал. Остальные же детали, а именно задержание за призыв участвовать в митинге (дополнительная деталь – через десять дней после того, как он прошёл), административный арест и подтверждение его апелляционной инстанцией есть совершенно обычные черты нашей полицейской и судебной системы. В этом деле очевидны нарушения сразу трёх основополагающих прав человека – права на свободу слова, права на свободу мирных собраний и права на справедливый суд.

Мартовские отголоски январских событий

Переходя от казахстанской периферии российско-украинской войны к сугубо казахстанской проблематике, отметим продолжавшуюся в марте работу правозащитников в рамках созданного после трагических январских событий этого года общественного комитета «Кантар» и действующей уже несколько лет Коалиции НПО Казахстан против пыток.

В предпоследний день марта эта коалиция совместно с Международным партнерством за права человека выступила с заявлением, в котором выразила обеспокоенность тем, что расследования заявлений о пытках и жестоком обращении с людьми, ставшими жертвами действий полиции и других силовиков 5-7 января этого года, проводится неэффективно. Правозащитники напомнили о том, что в январе этого года «власти применили чрезмерную, а в некоторых случаях и смертоносную силу для разгона демонстрантов и задержали более 10 000 человек». Из этого числа многие были затем выпущены на свободу, но многие задержанные тогда до сих пор остаются в СИЗО, а не в судах, хотя стандартный двухмесячный срок ведения следствия давно закончился.

И всё это время продолжают поступать жалобы на пытки и жестокое обращение; в некоторых случаях возбуждены уголовные дела против силовиков, подо­зреваемых в применении пыток, однако ни одно такое дело также не доведено до суда, – отмечается в заявлении правозащитных организаций. Его авторы осо­бо выделяют такое явление, когда «многие жертвы пыток и жестокого об­ращения не подали жалоб или подавали, но позже отказались от них, потому что они не верят в возможность достижения справедливости через систему уголовного правосудия Казахстана». Ещё одной причиной отказов от жалоб на пытки правозащитники называют страх арестантов за свою жизнь и благополучие своих родных – и это весьма ярко характеризует казахстанскую систему правосудия.

Выявить и изжить все формы юридической дискриминации

Согласно оценке директора КМБПЧ Евгения Жовтиса, главным достижением нашей правозащитной организации было завершение совместной с партнёрами по гражданскому обществу работы над двумя важными правозащитными документами.

Первый из них представляет собою 84-страничный комментарий к докладу Республики Казахстан об исполнении требований международных конвенций по искоренению всех форм расовой дискриминации. Комментарий направлен в Комитет ООН против расовой дискриминации и принят комитетом к предварительному  рассмотрению, где на конец апреля назначено рассмотрение официального доклада Казахстана вместе с нашим правозащитным комментарием к нему.

Второй документ – аналитическая записка о наличии в казахстанском законодательстве дискриминационных норм. При подготовке записки была проведена большая работа по анализу всего массива законодательства и выявлению прямых и скрытых форм дискриминации по различным признакам. Дискриминируют у нас по признакам пола, возраста, ограниченных возможностей, нахождения под стражей или в местах лишения свободы, по политическим мотивам и убеждениям, а также в отношении мигрантов, беженцев и лиц без гражданства. Этот 90-страничный документ был представлен 30 марта в Алматы и 1 апреля в Астане экспертному сообществу и представителям госорганов.

В этот же день оба документа по антидискриминации обсуждались с министром юстиции и уполномоченным по правам человека и председателем Комиссии по правам человека при президенте РК. По словам Евгения Жовтиса, на этой встрече был достигнут некоторый прогресс относительно согласия госчиновников от юридической и правозащитной сферы с критическими замечаниями независимых правозащитников и их рекомендациями по исправлению ситуации в обсуждаемой сфере.

Андрей СВИРИДОВ, журналист-обозреватель КМБПЧ

https://bureau.kz/novosti/obzor-za-mart-2022-goda/