Правда и ложь генерала Таймерденова

За время чрезвычайного положения по всей стране было возбуждено несколько десятков уголовных дел в отношении журналистов, блогеров и просто испуганных непонятным вирусом мирных обывателей. 

В Шымкенте дело возбуждено в отношении журналистки Зауре Мирзаходжаевой, в алматинском СИЗО сидит гражданский активист Альнур Ильяшев, в разных областях тут и там больше десятка человек поплатились за рассылки про коронавирус. Известные общественные деятели публично каялись и просили прощения в лучших традициях Туркменбаши, премьер-министр которого в свое время, заподозренный в измене, просил прощения и называл себя собакой в эфире государственного канала.

Пока в одних кабинетах левого берега столицы готовили законодательные поправки, дарующие гражданам чуть больше свободы, в других – постарались на полную катушку использовать условия ЧП. 

Всех этих людей власть преследовала и преследует по статье 274 уголовного кодекса за распространение заведомо ложных сведений в условиях ЧП. То есть во лжи, наглом вранье обвиняет граждан власть, которая сама, получается, горой стоит за правду.

Я и сама была в числе этих несчастных – впервые в жизни заслужила уголовное дело и перспективу получить реальный срок. Я не жаловалась – посчитала, что власть на этот раз в своем праве, которое может быть плохим и репрессивным, но это ведь другой вопрос. Я совершила ошибку и заплатила – многочасовыми допросами, стрессом и, что там скрывать, – страхом за себя и своего ребенка. 

И вот ЧП закончено, карантин смягчают, пьяный водитель на «бумере» таранит блокпост, все еще отделяющий Алматы от области, ранит одного и убивает двух полицейских. Вездесущая сеть быстро находит фотографию виновного – в полицейской форме. На что пресс-секретарь ДВД Алматы Салтанат Азирбек заявляет, что это слухи, она проверила, не полицейский он, а форму можно купить в любом военторге. 

Но потом всплывают новые подробности, и полиция делает шаг назад – уже начальник ДВД Канат Таймерденов признает, что да, это полицейский, но бывший и уволенный за «несоответствие». Погибших молниеносно, на следующий день после ДТП, когда еще ничего не понятно, награждают орденами, что не помешало жене одного из них обвинить полицию во лжи – мол, пьяный водитель на BMW, не уволенный, а действующий полицейский: «Он с моим мужем ходил в ночную смену, я лично готовила им еду на ночь»…

Ложь, на ней еще одна ложь, и опять ложь…

На следующий день люди, непосредственно произносившие слова, похожие на ложь (видите, как тщательно я формулирую после уголовки?), получили строгие выговоры. И даже не извинились, как это сделали общественный деятель Арман Шураев или гражданский активист Руслан Жанпеисов.

Дело не в том, что в государствах развитой демократии с сильными гражданскими институтами начальник полиции после такого ЧП и последующей череды неискренних заявлений подал бы в отставку. В конце концов, мы далеко не страна развитой демократии, и весь алматинский инцидент не про то, как понимает этику-честь-долг отдельно взятый офицер Таймерденов.

Он – всего лишь часть системы и действует, разумеет, ведет себя в соответствии с правилами и моралью этой системы.

А она привыкла врать. И даже когда ее ловят на слове, и, казалось бы, некуда деваться, проявляет к себе снисхождение, совсем не похожее на требовательность к простым смертным, при том что ставки, цена и последствия слов тех и других несоизмеримы. 

Я-то просто ошиблась, накосячила, влипла и по-своему хотела помочь стране; Арман Шураев и Руслан Жанпеисов выражали собственное сколь угодно эпатажное мнение; однако против нашей «лжи» не пожалели уголовные дела. Альнур Ильяшев давно и упорно оппонирует власти и за эту оппозиционную «ложь» рискует надолго потерять свободу.

Но кто лжет по-настоящему, власть или граждане? Чья ложь больше, заразнее и опасней, их или наша? 

К концу карантина, когда могил на коронавирусном кладбище стало достаточно много, стала очевидной еще одна относительность казахстанской правды – официальная статистика смертности от Covid-19. Количество могил на алматинском полигоне в три раза превышает цифру Минздрава, демонстрирующую в общем-то победу отечественного здравоохранения над заграничной заразой. Могил 32, а умерших вроде как десять. 

После журналистских репортажей ситуацию объяснили так: в статистику смертности вносят только тех, кто умер непосредственно от коронавируса, а тех, кто имел коронавирус, но умер от сопутствующих заболеваний, не вносят.

А как выясняют, где был коронавирус, а где сопутствующее, если даже вскрытий тел не производят, а Всемирная организация здравоохранения рекомендует вносить в список умерших от коронавируса всех носителей за исключением попавших, например, под машину?

Этому есть лишь одно объяснение – манипуляции, системная ложь, и это даже не ложь во спасенье. Она начинается с выборов, ни разу не признанных международным сообществом честными, о чем даже неудобно вспоминать, потому как банальность. А заканчивается где-то за поселком Караой на самом печальном кладбище в мире. 

То, как рьяно власть во время ЧП принялась отучать своих граждан от лжи, выглядит одновременно и загадкой, и курьезом. Там должны были понимать, как это будет выглядеть. Распространение ложной информации? Не имеет права на жизнь такая статья в нашем отечестве. Канату Таймерденову надо своими руками открыть камеру и отпустить Альнура Ильяшева на свободу, как-нибудь по-тихому, по-свойски.

Гульнара Бажкенова