«Передо мной сидела вся элита, а я сидел с цепью на шее»

История мужчины, приковавшего себя цепью к забору областной прокуратуры в Актобе. Очень наглядно показывает как люди из власти и приближенные к ним относятся к обычным гражданам.

Бакытжан Курманов, приковавший себя к забору прокуратуры, рассказал, почему пошел на крайние меры. 

Бакытжан Курманов уже давно судится из-за земельного участка. Последние судебные решения его возмутили. В воскресенье, 8 июля, у здания областной прокуратуры он устроил протестную акцию. Мужчина приковал себя цепью к металлическому забору и требовал встречи с прокурором. Вместо этого Бакытжана забрали правоохранители и за мелкое хулиганство арестовали на трое суток. Выйдя на свободу, Бакытжан Курманов рассказал корреспонденту «Актобе Таймс», чего он хотел добиться и как долго идет его «война». 

Землю крестьян обнесли колючей проволокой

Бакытжан Курманов представился нам, как глава крестьянского хозяйства «Кара-к». Его владения базируются в поселке Копа Хромтауского района. 
— В 2013 году члены производственного кооператива незаконно сдали земли в запас, — говорит Курманов. – Землю передали одному известному ТОО. Свои владения они начали огораживать колючей проволокой, около поселка Копа. С этого и начался резонанс. Сельчане просили, чтобы я занялся этим делом. 
Курманов согласился. С его слов, во время проверок правоохранительные органы заявили, что он не является членом производственного кооператива, и, соответственно, у него нет никаких прав защищать чьи-то интересы. 
— Если взглянуть на закон, то там четко написано, что главным документом и решением является решение общего собрания. Именно на таком собрании меня избрали правозащитником и уполномочили действовать. В общем, я выяснил, что данная территория была передана в районный земельный запас не в 2013 году, а годом ранее, — продолжил рассказчик. 
Далее Бакытжан Курманов начал писать в прокуратуру с просьбой разъяснить, как допустили нарушения. Прокуратура в своем ответе указала на то, что при переходе земельных паев членов земельного кооператива в районный земельный запас были нарушены Земельный кодекс, а также закон о производственном кооперативе. 
— Писал я и в областную прокуратуру. Ответ был таким же. В общей сложности отправил 4 запроса и получил идентичные ответы от разных прокуроров. Но, что странно, все 4 прокурора в конце своих ответов указывают, что земельные споры решаются в гражданско-судебном порядке, — говорит Бакытжан. 

Создали искусственный бруцеллез?

Вскоре Курманов узнает, что земля была сдана в мае 2012 года с участием всего 5 человек. 
— Один из них — это сам председатель, — уточняет мужчина. – В июне эта земля переходит во владения ТОО, а в августе на две недели ставят карантин по бруцеллёзу и начинают уничтожать частные подворья. Это длится до декабря 2013 года. Тогда же я был в Министерстве сельского хозяйства и в Министерстве здравоохранения, где мне удалось доказать, что бруцеллеза нет. Карантин поставили с одной целью, чтобы никто не мешал и не спорил насчет земли. Именно из-за этого они уничтожили около 3 тысяч голов КРС. Но, по закону, они должны были оплатить70% стоимости скота из местного бюджета. 

Крайние меры

В 2014 году Бакытжана Курманова арестовали. В неволе он объявил голодовку.
— Мне ничего не оставалось делать. Ведь меня посадили, используя поддельные документы. За решеткой меня вынудили пойти на суицид. Я резал руку. Пошел на этот шаг, потому что не видел другого выхода. Я знаю, что прав. Подтверждаю это законом, но все тщетно. С 2014 года и по сей день ничего не меняется, — вздыхает Курманов.

Отвезли на цепи в полицию

По словам Бакытжана, перед тем, как приковать себя к забору, он всех об этом предупреждал. 
— Сменился заместитель прокурора. Я оставил ему все документы, и он пообещал их проверить, — говорит Курманов. – Прихожу 3 июля, ответа нет. Вот и решил натянуть на шею цепь. Приковал себя полчетвертого вечера, а сотрудники полиции и скорая помощь приехали в шесть часов. С ними прибыли первый зампрокурора, начальник ДВД и начальник Саздинского отдела. Они сняли цепь с забора, цепь на шее оставили и скрутили меня. Я говорю им: мол, ребята, у меня давление, мне плохо. Но, вместо того чтобы позвать медиков, они надели на меня наручники и отвезли в Саздинский отдел. Ну да, я виноват, Но никакой общественный порядок — не нарушал! Там никто не ходит, это отдельный угол. Я выбрал такое место, чтобы никому не вредить. В общем, меня привели в полицию. Передо мной сидит вся элита, а я сижу с цепью на шее. Я считаю, что служащие Фемиды должны были первым делом снять с меня цепь, а потом уже со мной разговаривать, как с человеком, а я сидел в цепи, часть которой лежала на столе. Я им говорил, что мы, простой народ, для них — как собаки! И они это доказывали. 

«Не верю прокурорам!»

По словам Курманова, начальник УВД написал рапорт о том, что задержанный сопротивлялся властям.
— Представьте себе: у вас на шее цепь длиной 2 метра, и какое сопротивление вы можете оказать? – вопрошает Бакытжан. – Но судья поверил. Зато все умолчали о том, что я долгое время просил вызвать скорую, и лишь когда чуть не упал со стула, ее вызвали. 
Суд состоялся в понедельник, 9 июля. Прокурор оказался старым знакомым Курманова, который участвовал в процессе, когда Бакытжана в 2014 году лишали свободы.
— Я сразу выразил свое недоверие к прокурору, хотел написать отзыв, но мне не дали, — уточняет Бакытжан. – Я не доверяю всем прокурорам Актюбинской области, кроме главного прокурора. Поэтому приковался в надежде на встречу.

Морили голодом?

Курманова арестовали на трое суток. Его посадили в одиночную камеру, где, как он нам рассказал, не кормили и оказывали давление. 
— Большая проблема наших правоохранителей то, что они слишком ученые люди, — подчеркнул Бакытжан. — Читают много. Но почему-то все они предпочитают только Дюма, и живут по принципу: «Один за всех и все за одного». Уж лучше бы слова Абая подучили: «Ты тоже кирпич этой жизни, только найди свое место». Я теперь понял, что радикальными методами ничего не изменить, и надежды мои только на Аллаха. 
Областной прокурор все-таки встретился с Курмановым, когда кончился срок административного ареста. 
— Я рассказал ему все, что меня беспокоит. Он пообещал разобраться, а я дал слово, что буду ждать. Мои требования просты: я прошу рассмотреть и возбудить уголовное дело по отношению к председателю производственного кооператива, а также принять в отношении прокурора, который лишал незаконно меня свободы, соответствующие меры, — заключил Бакытжан Курманов.

Иван ГАЙВАН
aktobetimes@list.ru