Парламентские каникулы

Что поделают депутаты, когда страна в опасности?

Известный правозащитник и общественный деятель Бахытжан Торегожина вместе с единомышленниками из числа журналистов провели некий мониторинг по теме «Что делают депутаты, когда страна находится во власти коронавируса». Реакция «народных избранников» была разной, но в основном – агрессивно-защитной. Сегодня мы вместе с Бахытжан подведем предварительные итоги опроса.

Парламентские каникулы

— Бахытжан, как вам пришла эта идея?

– Дело в том, что я подписана в соцсетях на многих депутатов Европарламента, и буквально каждый день я вижу, что и как они делают в своих странах для того, чтобы помочь гражданам, своим избирателям, помочь пережить период карантина. Они постоянно демонстрируют свое соучастие. Кроме этого, в моей ленте появлялись публикации Ирины Смирновой (мажилисвумен от КНПК), которая тоже не сидела, сложа руки, и часто поднимала проблемные моменты. Кроме этого, я пыталась работать с нашими депутатами во время принимаемого ими закона о мирных собраниях – тогда у меня к ним сложились большие претензии, так как они полностью проигнорировали мнение гражданского общества по этому вопросу. Более того, они вели себя по-барски, сами выбирая, с кем им общаться и кого допускать к работе, а кого – нет. В общем, поднакопилось, как говорится, а тут еще удручающее положение с нехваткой элементарных лекарств, большим наплывом больных, многочисленными смертями. Шесть триллионов тенге потратили на борьбу с коронавирусом, а в аптеках нет простого парацетамола.

С другой стороны, гражданские активисты, такие, как Дана Калиева, Геннадий Крестьянский и многие другие пытались проявить инициативу, заняться волонтерством, но власти их стали обвинять в нарушении карантина и режима ЧП, привлекали к административной ответственности. Но если не разрешают гражданам помогать, то пусть сами, причастные к власти лица, делают. Те же самые мажилсмены и сенаторы, имея депутатскую неприкосновенность, могут открыть любые двери, к любым чиновникам и добиваться того, что простым людям невозможно. Кстати, именно под публикациями Ирины Смирновой люди стали спрашивать «А где остальные депутаты?», и там, в комментариях, я увидела ответы, что они могли уехать в Турцию или Эмираты.

— А почему эти страны, а не Европа или Штаты?

– Ну, не знаю. Писали, что там оказывают надлежащую медицинскую помощь, лечат бесплатно от коронавируса, и это якобы распространяется на граждан Казахстана. И, мол, наши чиновники, зная о положении с этим делом у нас, решили, так сказать, использовать медицинский туризм. Говорили, что они якобы использовали чартерные рейсы. Но информацию надо уточнять и перепроверять. Мы еще обратились в погранслужбу со списком 156 депутатов и вопросом, покидали ли они пределы страны, но там ответили, что у них нет пресс-службы, а пресс-служба Комитета нацбезопасности даже не зарегистрировала наше обращение. Поэтому пришлось обращаться точечно к самим депутатам.

-Были стандартные вопросы?

– Да. Сначала мы задавали два вопроса – где они находятся и выезжали ли за границу, но потом, когда опросили более полусотни респондентов и увидели удручающую картину, когда некоторые депутаты считали в порядке вещей возмущаться, что мы им задаем такие вопросы, другие – заявлять, что они в отпуске и имеют право, а третьи – интересоваться, откуда мы взяли их контакты, мы добавили еще один вопрос:«Обращались ли к ним избиратели с нарушением прав человека во время карантина и считают ли они, что нарушаются эти правы?».

— И каковы предварительные впечатления?

– Ситуация оказалась даже печальнее, что можно было предполагать. Фактически среди наших респондентов есть только четыре-пять человек, которые понимают, кто такой «народный избранник», какой у него статус и чем он должен заниматься, что у депутата должна быть ответственность перед гражданами. Остальные, к сожалению, либо сидят в парламента из-за зарплаты в миллион тенге, либо это просто случайные люди, ради престижа занимающие кресла в мажилисе или сенате.

— А какие ответы вас наиболее возмутили или, может быть, рассмешили?

– Рассмешило то, когда они стали говорить, что в Казахстане не нарушаются права человека. Возмутила и рассмешила реакция депутатов, когда они стали говорить: «Вы кто такие? Какое право имеете задавать мне такие вопросы?!». Еще некоторые стали заявлять, что у них нет никакой власти, кроме ручки.

— Ну, а положительные моменты какие-то были?

– Конечно! Я бы хотела поблагодарить, от себя лично и всего гражданского общества, Ирину Смирнову, Дану Нуржигит, Магеррама Магеррамова и Меруерт Казбекову – депутатов, которые отвечали открыто и главное, делали конкретные дела. Практически все остальные отвечали общими фразами. Если отвечали. Казалось бы, они занимают такие должности, проходят процедуру выборов. Некоторые говорили честно, что сидит дома, опасается выходить, а другие, к сожалению, занимались популизмом и от этого еще больше теряли уважение в глазах.

— Ну, так вы нашли кого-нибудь, кто выехал на лечение или отдых за пределы страны?

– Однозначно сказать не могу. Некоторые из нашего списка оказались вне зоны доступа – дозвониться до них было невозможно. Причем, мы спрашивали у их коллег, но и они тоже отмалчивались. Подчеркну, мы не можем огульно говорить о том, что те, у кого отключены мобильные телефоны, находятся за границей – нам нужны доказательства. Но почему-то мы уверены, что рано или поздно все выявится – кто-то проболтается, похвастается или опубликует фотографию с отдыха.

— На днях последовала официальная реакция спикеров обеих палат парламента на ваш мониторинг. Не считаете ли вы ее запоздалой? И какова ваша реакция на их реакцию?

– Вообще, хорошо, что они отреагировали. Учитывая практическое отсутствие коммуникации между властью и гражданским обществом, это можно считать неким продвижением. Но, с другой стороны, качество и содержание их реакции было все такое же – в стиле нур-чиновников. Она не отразила того, чтобы у людей стало меньше вопросов к депутатам.

— И последний вопрос – во что выльется ваше исследование?

– Если коротко, то граждане будут знать, кто такие депутаты. Вообще, предстоят парламентские выборы (насколько я информирована – они должны пройти не позднее января), и собранная нами информация будет роздана всем штабам, доведена до всех избирателей, активно интересующихся внутренней политикой. Наверное, ответы депутатов на вопрос «Что вы делали, когда страна была в опасности?» определенным образом повлияет на выбор граждан, на предвыборные рейтинги. Думаю, что партия «Нур-Отан», имеющая на сегодня абсолютное большинство в парламенте, фактически не выдержали этот экзамен.

#депутатыКазахстанаCOVID

Беседовал Мирас Нурмуханбетов

https://platon.asia