«От диссидента до политзаключенного». История Арона Атабека и Шаныракские события

Арон Атабек

Пятнадцать лет назад в микрорайоне Шанырак в Алматы произошли столкновения между местными жителями и полицией, в результате которых погиб сотрудник полиции и пострадали десятки людей. Двое осуждённых по этому делу до сих пор находятся в тюрьме. Один из них — 68-летний Арон Атабек. Власти игнорируют просьбу общественности о его освобождении. Сам поэт и диссидент, ставший политическим заключенным, отказывается ходатайствовать об освобождении — он не считает себя виновным.

— Говорите, к логу в Шаныраке? Это где произошло столкновение с полицией. Я живу недалеко от того места. Садитесь, — сказал таксист, услышав, куда мы направляемся, и широко распахнул для нас дверь своего автомобиля.

Солнце пекло беспощадно, и казалось, что крыша старого автомобиля плавится, и открытые окна никак не помогали. Нурлан — так зовут таксиста — то и дело вытирает потеющее лицо висевшим на шее полотенцем. Нурлан говорит, что уже девять лет зарабатывает на жизнь частным извозом. До этого он около десяти лет работал на стройке. У него трое несовершеннолетних детей, жена не работает.

— В 2003 году я работал на стройке. Тогда и купил крохотный земельный участок в Шаныраке. Из аула приехали братья и помогли построить дом. Позже выяснилось, что продавцы земель обманули нас. Документы были подписаны представителем власти и скреплены печатью, но оказались недействительными. Мы не знали, как поступить, помотались немного, но после Шаныракских событий власти легализовали землю, — говорит Нурлан.

— Вы видели, как происходили столкновения?

— Нет. В тот день я рано утром поехал на работу и видел, как на этой стороне лога собралась толпа и перекрыла дорогу. По другую сторону стояла полиция и около десяти женщин пытались им что-то объяснить. По возвращении домой вечером услышал, что произошло жесткое столкновение, пострадало много людей.

Автомобиль едет по улице в микрорайоне Шанырак. Алатауский район Алматы, 7 июля 2021 года
Автомобиль едет по улице в микрорайоне Шанырак. Алатауский район Алматы, 7 июля 2021 года

14 июля 2006 года местные жители оказали сопротивление представителям власти, которые прибыли в Шанырак близ Алматы, чтобы снести дома тех, кто «незаконно приобрел землю». За неделю до этих событий в поселке Бакай Турксибского района за считаные часы тракторами были разрушены и снесены десятки таких «незаконно построенных» домов.

После произошедшего в Бакае жители Шанырака, переехавшие в Алматы из разных уголков страны в поисках заработка на жизнь, решили защитить свои дома. Десятки людей пострадали во время событий, вошедших в современную историю Казахстана как Шаныракские события.

Спустя несколько дней молодой офицер полиции скончался в больнице от полученных ожогов. Во время столкновения между властями и местными жителями он оказался заложником у шаныракцев. Его привязали к столбу. Кто-то облил его бензином, а потом из толпы в него полетела зажженная зажигалка и он вспыхнул, вспоминали позднее очевидцы.

Проживавшая в поселке Бакай женщина рыдает на развалинах своего дома. Алматы, 7 июля 2006 года
Проживавшая в поселке Бакай женщина рыдает на развалинах своего дома. Алматы, 7 июля 2006 года

5 октября 2007 года суд Алматы вынес приговор 25 обвиняемым по «шаныракскому делу».

Суд приговорил поэта-диссидента Арона Едигеева (Атабек — литературный псевдоним) к 18 годам лишения свободы по обвинению в «организации беспорядков». Курмангазы Утегенов, осуждённый по обвинению в причастности к смерти сотрудника полиции, был приговорен к 16 годам тюрьмы. Ерганата Тараншиева осудили на 15 лет, Рустема Туякова приговорили к 14 годам лишения свободы.

Кроме того, суд приговорил еще 18 человек к трем годам условно. Двое были приговорены к одному году условно, один был оправдан.

Четверо осуждённых не признали себя виновными по предъявленным обвинениям. Их сторонники считают, что дело против них «было сфабриковано». Судья Адайбек Беимбетов, который председательствовал на процессе по «шаныракскому делу», позднее в интервью Азаттыку говорил, что «осуждённые действительно были виновны».

— Это не чьи-то слова, не чье-то указание, есть видеоматериал. Отчетливо видно, как поджигали, как привели, привязали. Я и сейчас с уверенностью могу подписать тот приговор, — говорил судья Адайбек Беимбетов.

Тараншиев и Туяков были освобождены по УДО в 2018 году. В 2013 году Утегенов был приговорен еще к двум с половиной годам лишения свободы за «неподчинение законным требованиям» администрации тюрьмы.

КАК СЕГОДНЯ ЖИВУТ В ШАНЫРАКЕ

В микрорайон Шанырак, который сейчас находится в территориальном подчинении Алатауского района города Алматы, мы заехали по асфальтированной дороге. Когда-то здесь не было никакой инфраструктуры, в дождь и снег дороги превращались в месиво из грязи.

За последние 15 лет в Шаныраке многое изменилось.

Таксист Нурлан остановился на обочине дороги с рядами домов и фонарных столбов и сказал: «Вот и приехали».

На улицах людей мало, видимо, из-за жары. На остановке возле школы несколько человек ждали городской автобус.

В этом месте 15 лет назад случились трагические Шаныракские события. Сейчас улица асфальтирована, вдоль дороги расположились дома, многие из которых легализовали после массового протеста в июле 2006 года. Микрорайон Шанырак, Алатауский район, Алматы, 7 июля 2021 года
В этом месте 15 лет назад случились трагические Шаныракские события. Сейчас улица асфальтирована, вдоль дороги расположились дома, многие из которых легализовали после массового протеста в июле 2006 года. Микрорайон Шанырак, Алатауский район, Алматы, 7 июля 2021 года

Нам удалось пообщаться с мужчиной, который вышел из ближайшего магазина с небольшим количеством овощей в пакете. 42-летний Бейбит Ажитаев уже пять лет живет в Шаныраке. Он переехал в Алматы из Жаркента в 2005 году.

— Я жил в микрорайоне Орбита, но там подорожали квартиры. Сейчас мы снимаем маленькую комнату в одном доме. Когда жена родила четвертого ребенка, встали в очередь на получение квартиры как многодетная семья. Кто знает, когда подойдет наша очередь, но делать нечего — будем ждать. Своих денег на покупку жилья у меня нет. Что говорить о доме, когда на еду с трудом зарабатываешь. Вот, купил на обед четыре огурца и два помидора. На эти деньги прежде можно было купить до полутора килограммов овощей, — говорит он, указывая на пакет с овощами.

Житель микрорайона Бейбит Ажитаев озабочен тем, что сильно подорожали овощи. Алматы, 7 июля 2021 года
Житель микрорайона Бейбит Ажитаев озабочен тем, что сильно подорожали овощи. Алматы, 7 июля 2021 года

Бейбит Ажитаев говорит, что мало что знает о том, что произошло в Шаныраке 15 лет назад. «Говорят, что были столкновения из-за земли, но подробностей не знаю», — говорит он.

62-летний Балгабай Кыстаубаев переехал из Узбекистана три года назад. Сейчас он живет в Шаныраке с двумя сыновьями.

— Мы живем в чужом доме. Сам не работаю, здоровья нет. Дети работают с утра до вечера, и пока не имеют собственного дома, — говорит он.

О Шаныракских событиях Балгабай ничего не знает, — по его признанию, даже не слышал. Несколько парней и девушек, дети школьного возраста, что встретились нам по дороге, оказалось, тоже «ничего не знают» о событиях 15-летней давности.

62-летний Балгабай Кыстаубаев переехал из Узбекистана три года назад. Сейчас он живет в Шаныраке с двумя сыновьями, но тоже не слышал о Шаныракских событиях. 7 июля 2021 года
62-летний Балгабай Кыстаубаев переехал из Узбекистана три года назад. Сейчас он живет в Шаныраке с двумя сыновьями, но тоже не слышал о Шаныракских событиях. 7 июля 2021 года

Спустя некоторое время мы разговорились с мужчиной средних лет, который знал об этих событиях. Мужчина, представившийся Арманом Омиржановым, сразу предупредил, что фотографировать его не надо. Арман живет в Шаныраке более 20 лет.

— Люди, жившие в домах, построенных в логу между Шаныраком-1 и Шаныраком-2, могли лишиться единственного жилья, поэтому были вынуждены протестовать против сноса. Там была топкая местность, жить было неудобно. Но люди не могли позволить себе построить или купить дома в другом месте, поэтому находили способ, строили в долг, — говорит он.

Улица в Шаныраке сегодня. Алатауский район, Алматы, 7 июля 2021 года
Улица в Шаныраке сегодня. Алатауский район, Алматы, 7 июля 2021 года

По мнению Армана, власти, которые впоследствии легализовали землю и дома жителей, с самого начала могли решить проблему путем переговоров, не доводя до крайностей.

— В итоге произошло кровопролитие, погиб полицейский, сколько человек были осуждены. Рустем Туяков недавно рассказал в интервью, как на них оказывали давление. Вон диссидент Арон всё еще сидит, люди называют его политзаключенным. Не было справедливости, люди оказались виновными, потому что защищали свои дома, — говорит житель Шанырака.

После событий 14 июля 2006 года власти разрешили жителям Шанырака легализовать спорные земельные участки. На окраину города провели коммуникации, появилась инфраструктура. В Алматы был создан новый Алатауский район, в который вошел микрорайон Шанырак.

Столкновение с полицией в Шаныраке. Алматы, 14 июля 2006 года
Столкновение с полицией в Шаныраке. Алматы, 14 июля 2006 года

ТЮРКОЛОГ, ПОЭТ, ДИССИДЕНТ

Самый продолжительный срок наказания по «шаныракскому делу» получил Арон Едигеев (Атабек — литературный псевдоним), которому сейчас уже 68 лет. Он с советских времен участвует в общественной и политической жизни страны. Современники называют его диссидентом за борьбу против коммунистической власти при Советском Союзе и авторитарной системы после провозглашения независимости Казахстана.

Арон Атабек родился в Астраханской области России, окончил филологический факультет Казахского государственного университета. Позднее учился в аспирантуре на кафедре монголистики и тюркологии Ленинградского государственного университета (ныне Санкт-Петербургского). Некоторое время работал в сфере кино и издательского дела.

Участники демонстрации казахской молодежи на центральной площади в Алматы, в декабре 1986 года. Фотокопия из Центрального государственного архива Алматы
Участники демонстрации казахской молодежи на центральной площади в Алматы, в декабре 1986 года. Фотокопия из Центрального государственного архива Алматы

По словам очевидцев, Арон Атабек был среди тех, кто в декабре 1986 года вышел на центральную площадь Алматы в знак протеста против решения Москвы направить Геннадия Колбина первым секретарем Коммунистической партии Казахской ССР. Советский диссидент Хасан Кожа-Ахмет, осуждённый за участие в Декабрьских событиях 1986 года, рассказывает, что видел Атабека на площади 17 декабря.

— Днем я с Жаркыном Шакаримом и Ерсайыном Байгабыловым, которые вместе со мной работали на Казахском радио, побывали на площади. Напротив трибуны стояло около двухсот человек, но никого из руководства не было. Вечером мы вновь пришли на площадь, к тому времени там собралось много милиции. Там я встретил Арона и Рашида (брат Арона Атабека Рашид Нутышев. — Ред.), мы были вместе ночью. После того как меня осудили, из Москвы приехал Алмас Естеков. Он сообщил, что приехал узнать мою судьбу и что моя фамилия есть в списке политических заключенных Хельсинкской группы. Арон и Рашид привезли его ко мне домой, — говорит Хасен Кожа-Ахмет.

Участники Декабрьских событий 1986 года в суде (слева направо): Ертай Копесбаев, Тугелбай Ташенов, Кайрат Рыскулбеков, Кайыргелди Кузембаев. Алматы, 16 июня 1987 года. Фото Юрия Беккера
Участники Декабрьских событий 1986 года в суде (слева направо): Ертай Копесбаев, Тугелбай Ташенов, Кайрат Рыскулбеков, Кайыргелди Кузембаев. Алматы, 16 июня 1987 года. Фото Юрия Беккера

По официальным данным, после Декабрьских событий 1986 года в Казахстане к различным срокам были приговорены 99 человек, два человека — к смертной казни. Арон Атабек вспоминал, что в апреле 1989 года к Первому съезду народных депутатов СССР он организовал петицию, обращенную к властям Москвы, с требованием переоценки Декабрьских событий 1986 года, полного оправдания всех осуждённых за участие в них и предоставления суверенитета Казахстану. По его словам, под письмом свои подписи поставили поэты и писатели Сафуан Шаймерденов, Фариза Онгарсынова, Абдижамил Нурпеисов, академик Абдуали Кайдар, профессор Мекемтас Мырзахметов.

— В то время, в апреле 1989 года, в Тбилиси советские солдаты разогнали демонстрацию, избивая ее участников солдатскими лопатами, в результате погибли десятки человек. Грузинские депутаты в знак протеста отказались присутствовать на съезде. В то время Арон и его соратники делали всё, чтобы огласить с трибуны съезда свое письмо с требованиями. Письмо зачитал Мухтар Шаханов, — говорит советский диссидент.

Это было время появления неформальных движений и объединений, выражавших взгляды, альтернативные коммунистической идеологии. Арон Атабек участвовал в создании одной из первых подобных организаций в Казахстане — культурно-патриотического общества «Жеруйык». По словам Хасена Кожа-Ахмета, организации «Жеруйык» и «Желтоксан» инициировали проведение специального мероприятия, посвященного третьей годовщине Декабрьских событий 1986 года.

Осужденный после Декабрьских событий 1986 года Хасен Кожа-Ахмет в тюрьме Аркалыка. Октябрь 1988 года. Фрагмент документального фильма «Версия», снятого «Казахтелефильмом»
Осужденный после Декабрьских событий 1986 года Хасен Кожа-Ахмет в тюрьме Аркалыка. Октябрь 1988 года. Фрагмент документального фильма «Версия», снятого «Казахтелефильмом»

— Горисполком был против этого, нас каждый день вызывали в ЦК Компартии и пытались отговорить. Мы не соглашались, и в итоге власти сказали: не выходите на площадь, мы разрешим вам провести мероприятие в закрытом зале. Мы согласились, и накануне третьей годовщины Желтоксана в здании Алматинского медицинского института мы впервые провели публичное поминальное мероприятие в честь невинных жертв Декабрьских событий, на котором разоблачили всю ложь властей и рассказали правду. Пришедшие с нами спорить председатель Верховного суда Казахской ССР Тамас Айтмухаметов и прокурор республики Галым Елемесов ничего не смогли сказать. Позднее такие мероприятия прошли еще в четырех вузах. На всех этих мероприятиях выступали я, Арон и Аманжол Налибаев. Мы говорили о необходимости оправдания невинных жертв, — говорит Хасен Кожа- Ахмет.

По словам товарищей, Арон Атабек всегда требовал от руководства Коммунистической партии Казахстана полного оправдания участников Декабрьских событий и провозглашения суверенитета Казахстана.

— В январе 1990 года на встрече первого секретаря Коммунистической партии Казахстана Нурсултана Назарбаева с молодежью в Доме культуры Алматинского хлопчатобумажного комбината Арон Атабек предложил почтить минутой молчания память жертв Декабрьских событий. Вместе со всем залом были вынуждены встать и партократы, которые продолжали гневно обличать желтоксановцев. Он пришел на встречу с плакатом со словами: «Нұрсұлтан, халықтың қарғысына қалма!» (Нурсултан, не подвергайся проклятию народа!), — рассказывает Мадина Хабибула, присутствовавшая на той встрече.

Палаточный городок оппозиционных партий у Дома правительства в Алма-Ате в 1992 году
Палаточный городок оппозиционных партий у Дома правительства в Алма-Ате в 1992 году

ПАРТИЯ «АЛАШ», ГАЗЕТА «ХАК» И ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЭМИГРАЦИЯ

Весной 1990 года Арон Атабек и несколько его соратников объявили о создании Партии национальной независимости «Алаш». Он также издает газету с этим названием. В начале 1991 года Арон Атабек переехал в Москву и с осени начал издавать политическую газету «Хак». Большим тиражом была выпущена его брошюра «Алаш и казахская нация».

В декабре того же года были арестованы несколько активистов незарегистрированной партии «Алаш». Их обвинили в том, что «они ворвались в мечеть в Алматы и устроили беспорядок». После этого активность партии «Алаш» снизилась.

В интервью Азаттыку из тюрьмы в 2013 году Арон Атабек сказал: «Человек мыслящий меняется, в этом мире переменчиво всё. В своих первых статьях я писал: «Демократия. Тюркизм. Ислам». Я поддерживаю это и сейчас. Демократию ставлю на первое место. Ислам — самобытная религия казахов, тюркизм — это наша история. Демократия для меня была на первом месте, так и останется. Однако должно сохраниться и национальное бытие, обеспечиваться социальное равенство».

Фотокопия первой страницы газеты «Хак», в которой опубликована статья Каришала Асанова «Не верь улыбке президента»
Фотокопия первой страницы газеты «Хак», в которой опубликована статья Каришала Асанова «Не верь улыбке президента»

В 1991 году известный казахский диссидент Каришал Асанов написал книгу «Призрак суверенитета». С разрешения Асанова одну из глав этой книги под заголовком «Не верь улыбке президента» опубликовал в издававшейся тогда в Москве газете «Хак» ее редактор — поэт и диссидент Арон Атабек. «По факту той публикации в Казахстане было возбуждено уголовное дело сначала против Арона Атабека — но он переехал в Баку и стал недосягаем для казахстанских следователей, — а затем и против Асанова. По этому делу его арестовали 19 августа 1992 года — как раз в годовщину путча ГКЧП, по обвинению в оскорблении чести и достоинства президента Казахстана. Это был первый арест по данной статье в новейшей истории республики», — вспоминает Андрей Свиридов, исследователь истории казахстанской прессы.

Дело Каришала Асанова привлекло внимание западных стран и международных организаций, а власти Казахстана подверглись критике. В итоге Асанова приговорили к одному году лишения свободы условно и амнистировали в честь первой годовщины независимости Казахстана.

ВОЗВРАЩЕНИЕ В КАЗАХСТАН И БОРЬБА ЗА ПРАВО НА ЖИЛЬЕ

После того как первый демократически избранный президент Азербайджана Абульфаз Элчибей ушел в отставку и к власти пришел бывший коммунистический лидер Гейдар Алиев, Арон Атабек решил покинуть Азербайджан. Он вернулся в Казахстан через несколько лет. По словам его невестки Мадины Хабибуллы, в Казахстане он опасался преследований и жил с маленькими детьми на даче. Отсутствие постоянной работы и доходов усложняло его жизнь.

Несмотря на трудности, Арон Атабек не прекращал заниматься любимым делом — творчеством. В этот период он пишет труды «Кочевники памяти по знакам Зодиака», «Йоллыг-тегин. Памятник Куль-Тегина», «Махамбет. Өлеңдер. Стихи», «Тамга Небесного Кагана», «Махамбет и эпоха».

Поэт и диссидент Арон Атабек после ранения в ногу при акции протеста против сноса домов жителей поселка Бакай близ Алматы. Алматы, 13 мая 2006 года
Поэт и диссидент Арон Атабек после ранения в ногу при акции протеста против сноса домов жителей поселка Бакай близ Алматы. Алматы, 13 мая 2006 года

В середине 2000-х Арон Атабек основал общественное объединение «Қазақ ұлты» и начал активно участвовать в политической жизни. Подвергает критике систему власти президента Нурсултана Назарбаева и вместе с другими оппозиционными партиями участвует в ряде акций. Он инициировал создание движения в защиту прав казахов, не имеющих жилья. Призывает жителей районов Айгерим, Бакай, Улжан и Шанырак близ Алматы, которые переехали в эти населенных пункты из разных уголков страны в поисках заработка на жизнь, объединить усилия для защиты своих домов.

Бульдозер разрушает дома в поселке Бакай. 7 июля 2009 года
Бульдозер разрушает дома в поселке Бакай. 7 июля 2009 года

— Не найдя поддержки со стороны государства, Арон выступил против политики правительства, которое приняло решение лишить жилья тех, кто самостоятельно зарабатывает себе на жизнь. Он высказался в поддержку этих людей и предложил властям найти способ решить проблему и не вершить их судьбы по своему усмотрению. Однако власти, привыкшие к применению силы, сами способствовали обострению ситуации и политизировали социальную проблему. Арон не убийца, никаких доказательств его вины не представили. Вместо того чтобы освободить его, власти сделали его политическим заключенным, — говорит Хасен Кожа-Ахмет.

В СПИСКЕ ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ

После вынесения приговора Арон Атабек содержался под стражей в нескольких тюрьмах вдали от Алматы. Он находится в одиночном заключении в СИЗО Павлодара с апреля 2014 года. За это время его дважды отправляли в «тюрьму в тюрьме» — длительное одиночное заключение без права на переписку и свидания. Суд не удовлетворил его заявление о признании действий со стороны комитета уголовно-исполнительной системы по отношению к нему жестокими и унижающими достоинство человека.

 

Кадр с изображением поэта Арона Атабека из фильма о событиях в поселке Шанырак был показан на общественных слушаниях по проблемам казахских дольщиков. Астана, 11 сентября 2010 года
Кадр с изображением поэта Арона Атабека из фильма о событиях в поселке Шанырак был показан на общественных слушаниях по проблемам казахских дольщиков. Астана, 11 сентября 2010 года

В 2014 году Атабек в письме из тюрьмы в Павлодаре сообщил, что ему отказывают в лечении в тюремной больнице. Однако в ответе комитета уголовно-исполнительной системы (КУИС) говорилось, что он не нуждается в стационарном лечении. Диссидент тогда написал, что больше никуда и никому не пожалуется на свое здоровье. В некоторые годы передача посылок заключенному диссиденту вызывала сложности.

Он имеет право подать заявление об условно-досрочном освобождении после отбытия двух третей своего 18-летнего срока. Однако Арон Атабек заявил местным правозащитникам, которые навещают его в тюрьме, что не будет просить власти об условно-досрочном освобождении или помиловании, потому что не признаёт себя виновным.

— Он категорически отказывается, я с ним разговаривала. Уже и с врачами договорились, чтобы вывезти его в клинику. Он сказал, что выезжать никуда не будет. Сначала он написал письменный отказ. Потом я его спросила, и он сам сказал мне, чтобы я больше этот вопрос не поднимала, — рассказала правозащитник из Павлодара Елена Семенова.

Поэт и диссидент Арон Атабек и посетившая его в СИЗО Павлодара правозащитник Елена Семенова. 26 июля 2019 года
Поэт и диссидент Арон Атабек и посетившая его в СИЗО Павлодара правозащитник Елена Семенова. 26 июля 2019 года

В феврале группа поэтов, писателей и журналистов, в том числе Мурат Ауэзов, Улыкбек Есдаулет, Олжас Сулейменов, Бахыт Беделхан, Амантай Асылбек, Гульжан Ергалиева и Талгат Айтбай, обратились с письмом к президенту Казахстана Касым-Жомарту Токаеву об освобождении из тюрьмы поэта-диссидента Арона Атабека.

«…Пожилой человек, которому скоро исполнится 70 лет, не в состоянии поднимать руки, страдает ишемической болезнью сердца, повышенным артериальным давлением, заболеваниями почек и легких, заболеваниями суставов. Эти заболевания опасны для жизни и не подлежат лечению в условиях тюрьмы. «Уважай меня при жизни! Мне не нужно почестей после смерти с установлением памятников», — с горечью говорил один старик… Поэтому было бы очень кстати, если бы вы могли освободить народного героя при жизни и создать условия для восстановления здоровья. Если мы потеряем нашего героя, который был готов отдать жизнь за свой казахский народ, мы никогда не очистим свою совесть! Пусть нам не будет стыдно перед потомками, господин Президент!» — говорилось в письме.

Освободить поэта-диссидента Арона Атабека просят казахстанские поэты и писатели

Российские правозащитные организации ПЭН-Москва и ассоциация «Свободное Слово» также поддержали призыв об освобождении из заключения поэта и диссидента Арона Атабека.

Однако казахстанские власти не ответили. По словам адвоката Шынкуата Байжанова, весной появились сообщения о том, что президент объявит об амнистии, но потом воцарилось молчание.

— Ожидали, что об этом будет объявлено по случаю Дня Астаны, который совпадает с днем рождения Назарбаева. Возможно, выйдет на свободу к Дню Конституции (30 августа. — Ред.), — говорит адвокат.

Книга «Сердце водолея» Арона Атабека, написанная в тюрьме и выпущенная в Атырау, и сборник «Re-zona-nce», изданный в Лондоне
Книга «Сердце водолея» Арона Атабека, написанная в тюрьме и выпущенная в Атырау, и сборник «Re-zona-nce», изданный в Лондоне

Казахстанские правозащитники ведут список политических заключенных в стране с 2013 года. Имя Арона Атабека в списке, который обновлялся несколько раз, значится с первого дня. При этом власти Казахстана отрицают существование политических заключенных и осуждённых в списке правозащитников называют «умышленными преступниками».

В 2010 году Арону Атабеку была присуждена международная премия Freedom to Create в номинации «Творец в заключении» (Imprisoned аrtist). За время заключения в тюрьме было издано несколько его книг, труды диссидента были опубликованы и в электронном виде.

Кенжебек Нурхасенулы

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-shanyrak-events-fifteen-years-aron-atabek/31357536.html