«Осталось четыре года…»

Правозащитники посетили политического осужденного Арона Атабека — «казахстанского Нельсона Манделу», который уже четырнадцать лет находится в заключении.

31 июля 2020 года член Координационного совета при Уполномоченном по правам человека Сергей Молчанов и руководитель группы участников Национального превентивного механизма по Павлодарской области, сотрудник филиала Бюро по правам человека Меруерт Шакирова посетили Арона Атабека отбывающего свой срок в павлодарском следственном изоляторе.

67-летний Атабек находится за решеткой с 2006 года, когда власти Алматы (пи акиме Имангали Тасмагамбетове) спровоцировали кризис в микрорайоне Шанырак, переросший в столкновения с полицией. Однако всю вину за трагедию возложили на участников сопротивления, а Арона Атабека объявили зачинщиком и обвинили в захвате заложников, убийстве полицейского и организации массовых беспорядков. Хотя ни следствие, ни суд не смогли доказать причастность Атабека, его осудили на 18 лет лишения свободы. Помимо него получили наказания еще трое защитников Шанырака, еще 20 человек были осуждены на условные сроки.

Арон рассказал, что чувствует себя удовлетворительно, но при этом сообщил: «Обе руки поднять не могу, видимо, старые травмы дают о себе знать, когда избивали на этапе, а также возраст уже … инвалидность бы оформить». К администрации учреждения у политзаключенного  претензий нет. Буквально в этот же день сотрудники администрации учреждения организовали для него телефонный звонок с его дочерью.

Со слов начальника учреждения Адильхана Капышева, Арон Атабек находится под постоянным наблюдением со стороны медработников и последний осмотр был совершено 29 июля. Это подтверждается записью в амбулаторной карте ДS: Соматически здоров.

Находящийся в заключении уже четырнадцать лет поэт и диссидент тем не менее продолжает следить за политической жизнью в стране, верит в свой народ и его светлое будущее. Арон Атабек передает привет правозащитницам Семенове, Ковлягиной и Хамзиной, но выразил сожаление, что шаныракское дело не получило правовой оценки на международном уровне (Казахстан ратифицировал Международный пакт о гражданских и политических правах, позволяющий обращаться с жалобами в Комитет ООН по правам человека, в том же году, когда случились события в Шаныраке. Однако на тот момент правозащитники не имели опыта и знаний по обращению с индивидуальными жалобами).

«Осталось четыре года, и я вернусь домой…», — обронил на прощание политический узник.