Обвинения в радикализме после общения в WhatsApp’е

Участников чата в мессенджере WhatsApp судят в Алматы по обвинениям в «пропаганде терроризма» и «возбуждении национальной и религиозной розни». Следствие и обвинение считают, что девять мужчин, жители разных регионов Казахстана, «умышленно допускали радикальные высказывания» в переписке. Приглашенный в суд эксперт не увидела в текстах признаки разжигания розни и пропаганды террористических идей.

Его детской мечте — носить военную форму и служить Отечеству — не суждено было сбыться. После восьмого класса Азамат Умбеталиев пытался поступить в школу-лицей имени Момышулы, но не прошел по состоянию здоровья — из-за заболевания почек. Окончив обычную среднюю школу в Алматы, парень пошел торговать на базар. Познакомился на рынке с девушкой, они поженились, в браке родились две девочки. Так Анжелика Беляева, мать 27-летнего Азамата Умбеталиева, начинает рассказ о своем сыне. Восьмой месяц он находится под стражей. Он и еще восемь человек, которые состояли в группе в WhatsApp’е, обвиняются в «пропаганде терроризма» и «возбуждении национальной и религиозной розни».

Мать вспоминает, что практикующим мусульманином Азамат стал два года назад. Родители (его мать — русская, отец — казах) к этому выбору отнеслись с пониманием и уважением. Анжелика Беляева говорит, что ее сыну, выходцу из многонациональной семьи, в которой есть не только казахи и русские, но и представители других этносов, и люди разных вероисповеданий, всегда было чуждо деление людей по этносам. Азамат, по ее словам, был единственным кормильцем большой семьи, заботился о своих детях (младшей дочери восемь месяцев, у нее порок сердца) и помогал родителям и младшей сестре с ограниченными физическими возможностями.

— Он самый человечный человек, которого я знаю. Не в каждой семье сын обращается к матери на «вы», — говорит Анжелика Беляева. Она добавляет, что недавно на заседание суда по делу ее сына приходила в качестве свидетеля русская женщина, которая положительно отзывалась о человеческих качествах Азамата Умбеталиева.

На стартовавшем в марте этого года процессе в Алматы перед судом предстали девять человек. Их обвиняют в «возбуждении национальной и религиозной розни» и «пропаганде терроризма». Анжелика Беляева говорит, что ее сын был лично знаком с четырьмя из обвиняемых, остальных, которых знал по переписке в мессенджере, увидел вживую только на следствии.

Общий вид клетки, в которой во время судебного заседания находятся восемь из девяти фигурантов дела. Алматы, 4 июня 2019 года.
Общий вид клетки, в которой во время судебного заседания находятся восемь из девяти фигурантов дела. Алматы, 4 июня 2019 года.

Дело в отношении девяти человек было заведено после заявления гражданина «Б.К.Ш», который написал, что участники whatsApp-группы «Ахли сунна Валь-Джамагат» активно обсуждают «религиозные темы». Следствие велось по линии КНБ. Девять подозреваемых, жителей разных регионов Казахстана, были задержаны в октябре 2018 года. Сначала их содержали в следственном изоляторе КНБ в Алматы. 29 мая перевели в СИЗО городского департамента полиции, где им постригли волосы на голове и заставили сбрить бороды.

Как считают обвинители, фигуранты дела, «действуя единым умыслом, осознавая противоправность своих действий… активно обсуждали религиозные темы… умышленно допускали радикальные высказывания, которые пропагандировали терроризм и возбуждение религиозной розни».

Близкие родственники фигурантов дела подвергают сомнению выводы официальных политологической и религиозной экспертиз, на которых построено обвинение. На пресс-конференции 3 июня в Казахстанском бюро по правам человека в Алматы родители четырех представших перед судом мужчин заявили о несогласии с обвинением, которое считает, что их дети совершили «преступление против безопасности человечества».

ОДИН ДЕНЬ В СУДЕ

Судебный процесс по этому делу проходит в Алмалинском районном суде Алматы. Заседания идут в зале в подвальном помещении. Как сказал репортеру Азаттыка один из сотрудников суда, «это удобно», когда подсудимых более трех: чтобы их из подвала — где оборудована камера для доставляемых в суд подсудимых под конвоем — «не выводить наверх». При уже небольшом скоплении людей в этом зале быстро заканчивается кислород, поэтому периодически необходимо проветривать помещение. Что и делалось во время судебного заседания во вторник, 4 июня.

Перед началом заседания девятерых подсудимых завели в помещение, со всех, кроме одного, сняли наручники и рассадили в металлической клетке. Один из фигурантов, которому не хватило в ней места, находился снаружи прикованным к клетке.

Не помещающийся в клетку в зале судебного заседания девятый подсудимый. Алматы, 4 июня 2019 года.
Не помещающийся в клетку в зале судебного заседания девятый подсудимый. Алматы, 4 июня 2019 года.

4 июня в суде заслушали доклад известного в Казахстане независимого эксперта-филолога Рахили Карымсаковой — автора многочисленных трудов, а в том числе новой методики проведения судебных экспертиз текстов. В выступлении под присягой Рахиля Карымсакова огласила свое заключение: в предоставленных ей для экспертного исследования текстах отсутствуют признаки возбуждения национальной и религиозной розни, а также пропаганды терроризма. Некоторые термины, использованные в других экспертизах, по словам Карымсаковой, были интерпретированы в буквально-материальном смысле, в то время как они означали не физические действия, а противодействие идеологическим оппонентам.

Завершилось заседание противостоянием стороны защиты против судьи Кайрата Иманкулова и прокурора Максата Даурбаева. Камнем преткновения оказался вопрос о допросе ключевых свидетелей, в том числе некоего К., на показаниях которого в основном построено обвинение. Сторона защиты потребовала его явки или доставки на процесс с целью его допроса. Прокурор ответил, что личность этого свидетеля не установлена, к тому же не известно, где он находится в настоящее время.

Судья Алмалинского районного суда Кайрат Иманкулов. Алматы, 4 июня 2019 года.
Судья Алмалинского районного суда Кайрат Иманкулов. Алматы, 4 июня 2019 года.

Адвокат Алия Шарипбаева, защищающая одного из подсудимых, Бекета Мынбасова, задала вопрос прокурору, пытался ли он обеспечить явку в суд ключевого свидетеля. Прокурор ответил, что он давал поручение полиции обеспечить явку этого свидетеля в суд, однако полиция якобы ответила, что не может найти его. Адвокат задала вопрос прокурору: эти поручения он давал полиции устно или письменно. На это он ответил, что трижды давал поручение полиции. Адвокат спросила у прокурора:

— Чем вы можете подтвердить, что эти ваши ответы не являются голословными?

— Я же сказал вам, что трижды давал поручение, — сказал прокурор, оставив вопрос о доказательствах без ответа.

Прокурор Максат Даурбаев на судебном заседании. Алматы, 4 июня 2019 года.
Прокурор Максат Даурбаев на судебном заседании. Алматы, 4 июня 2019 года.

Один из подсудимых задал вопрос судье о том, как так получается, что когда фигурантов дела надо обвинить, то личность этого свидетеля устанавливается, а его местожительство оказывается известным следствию, — однако когда у защиты возникает необходимость допросить этого свидетеля, то прокуратура всячески утаивает его. После такого заявления судья Иманкулов принял решение ходатайство стороны защиты по явке свидетеля К. в суд для его допроса удовлетворить, но обеспечение явки возложить на сторону защиты.

— Можно со стопроцентной уверенностью предсказать, что стороне защиты не удастся — не по ее вине — обеспечить его явку в суд, — обронил реплику один из адвокатов.

Судья пропустил ее мимо ушей. Среди подсудимых поднялся шум. Один из них обратился к судье с вопросом: почему свидетеля стороны обвинения должен привести в суд не прокурор, а адвокат? Судья ответил, что решение им принято, и объявил, что следующее заседание суда состоится в среду.

После заседания, которое, по сути, завершилось обвинением стороны защиты в адрес государственного обвинителя в том, что тот пытается увести ключевого свидетеля К. от допроса, репортер Азаттыка подошел к прокурору Даурбаеву и попросил его опровергнуть обвинения в его адрес. Прокурор поднял глаза, как бы собираясь что-то сказать, но промолчал.

Комиссия США по международной религиозной свободе (USCIRF) относит Казахстан к числу стран, в которых замечены признаки «систематических, постоянных и вопиющих нарушений» свободы вероисповедания, проявляющихся в том числе в уголовном преследовании приверженцев религиозных течений, не поддерживаемых официальными властями.

Казис Тогузбаев

https://rus.azattyq.org/