«Нежелание видеть альтернативное мнение». Кого допускают к опросам и экзитполам?

На ближайшее воскресенье в Казахстане назначены выборы в нижнюю палату парламента и местные представительные органы. По мнению некоторых экспертов, объективные замеры общественных настроений по поводу политической кампании в стране вряд ли возможны. Согласно законодательству, предвыборные опросы могут проводить лишь организации, получившие разрешение Центральной избирательной комиссии. Представители гражданского общества считают это «еще одной формой ограничения».

Прохожие в столице на фоне стенда с агитационными материалами. 30 декабря 2020 года.

ШТРАФ ЗА ОПРОС

24 декабря суд в Талдыкоргане обязал местного жителя Кайрата Абдрахманова выплатить штраф в размере 15 месячных расчетных показателей (41 670 тенге) — за опрос, который он провел в интернете. 19 ноября Абдрахманов спросил пользователей на своей странице в социальной сети «ВКонтакте», считают ли они, что предстоящие выборы в парламент и маслихаты будут справедливыми. Спустя месяц, 20 декабря, блогера вызвали в прокуратуру, где предупредили, что его действия — нарушение закона о выборах. Дело дошло до суда, и Кайрата Абдрахманова оштрафовали.

Предупреждения в связи с опросами получили столичные блогеры Насима Корганбекова и Махамбет Абжан, но до штрафов в их случае не дошло.

Активист и журналист Махамбет Абжан.
Активист и журналист Махамбет Абжан.

4 ноября Махамбет Абжан, автор канала Abzhan News в Telegram’е, спросил читателей: «Как вы думаете, кто победит на выборах, если не будет фальсификаций?» Спустя месяц Абжана вызвали в прокуратуру.

— Прокуратура района Байконур города Нур-Султана предупредила, что по закону о выборах физическое лицо не может проводить опрос, связанный с выборами, это могут делать только юридические лица. Если на предстоящих выборах будут фальсификации, блогеры, которые хотят знать истинное мнение людей, из-за боязни нарушить закон не будут проводить никаких опросов. Думаю, [власти] делают это для того, чтобы люди не знали правды, — говорит Абжан.

Глава фонда гражданских инициатив Q-Adam Насима Корганбекова написала пост со ссылкой на опрос, проведенный другой организацией.

— 21 декабря мне позвонили по поводу моего поста от 12 ноября и вызвали в прокуратуру, вынесли предупреждение. Думаю, что власти хотят ограничить участие активистов и правозащитников в выборах и вводят такие ограничения, — считает активистка.

ДОПУЩЕННЫЕ И НЕ ДОПУЩЕННЫЕ К ОПРОСАМ ОРГАНИЗАЦИИ

В настоящее время семь организаций получили официальное разрешение на проведение предвыборных опросов. Это организация «Қоғамдык пікір», научно-исследовательская ассоциация «Институт демократии», партия «Нур Отан», Институт евразийской интеграции, Восточно-Казахстанский институт анализа и прогнозирования, общественные фонды «Астана зерттеу» и «Право».

Центр «Сандж», который около 20 лет занимается социологическими исследованиями и проводил опросы и экзитполы во время президентских выборов 2015 года и парламентских выборов 2016 года, в этот список не вошел. По словам руководителя центра Жанар Джандосовой, Центризбирком не зарегистрировал их по надуманной причине.

Жанар Джандосова, руководитель исследовательского центра «Сандж».
Жанар Джандосова, руководитель исследовательского центра «Сандж».

— Не дали разрешения под предлогом, что мы не предоставили трудовые книжки сотрудников. Я думаю, что причина кроется в нежелании видеть альтернативное мнение. Власти отворачиваются от общества не только на выборах, но и вообще, — говорит Джандосова.

По ее словам, независимые экзитполы нужны, чтобы узнать настроения в обществе, определить влияние официальной пропаганды и различных событий на предпочтения избирателей. Кроме того, такие опросы позволяют установить, насколько прозрачно подсчитаны голоса: если выборы будут честными, данные экзитполов и официальные результаты не должны существенно расходиться.

Ранее Центризбирком запретил Центру социальных и политических исследований «Стратегия» проводить электоральные опросы. Об этом сообщила директор центра Гульмира Илеуова на своей странице в Facebook’е. По словам Илеуовой, ЦИК сообщила в письме организации с почти 20-летней историей, что центр «Стратегия» не приложил копий документов, подтверждающих, что он проводит исследования общественного мнения в течение как минимум пяти лет.

Гульмира Илеуова, директор центра «Стратегия».
Гульмира Илеуова, директор центра «Стратегия».

По словам Илеуовой, Центризбирком требует только подачи «уведомления» для проведения опросов и экзитполов и не публикует список документов, которые должны предоставить организации. Поэтому «Стратегия» отправила «список документов, который посчитала необходимым». Илеуова скептически относится к тому, что допущенные к опросам организации проведут объективные исследования.

Директор получившего разрешение на проведение опросов общественного фонда «Право» Ольга Рыль не согласна с тем, что отправка документации в ЦИК была сложной и что к исследованиям допущены лишь угодные властям организации.

— Мы работаем 15 лет. Мы много о себе не пишем. За 15 лет мы работаем за счёт собственных средств. Мы 17 центров по республике за счёт собственных средств оснастили. Хочу сказать, что к ЦИКу никакого отношения мы не имеем. Мы подали, были какие-то замечания, мы их устранили, повторно подали. Так что, если бы они подали документы нормально, проблем бы не было, — говорит она.

«ВЛАСТИ ПРИДУМЫВАЮТ ОГРАНИЧЕНИЯ»

Казахстанский закон «О выборах» был принят в 1995 году. Согласно поправке, внесенной в 2018 году, «опрос общественного мнения вправе проводить юридические лица, зарегистрированные в соответствии с законодательством Республики Казахстан, имеющие не менее пяти лет опыта по проведению опросов общественного мнения, предварительно уведомив об этом в письменном виде Центральную избирательную комиссию с приложением копий соответствующих документов». Об этом говорится в статье 28 закона.

Юрист прессозащитной организации «Адил соз» Тамара Семахина признаёт, что законодательство не соответствует нормам международного права в области прав человека, тем не менее узнать общественное мнение, не нарушая требований закона, можно.

— Для проведения соцопроса требуется определенный уровень знаний. Следовательно, любой человек этим делом заниматься не может. Блогерам достаточно сказать, что они «изучили мнение определенной группы», но не заявлять громко о «проведении соцопроса». Иными словами, они формально не должны давать повода к предъявлению обвинения, — говорит юрист.

Другие эксперты видят в законе ограничение, нацеленное на закрытое проведение выборов. По словам эксперта организации «Международная правовая инициатива» Амангельды Шорманбаева, власти ежегодно вносят в закон удобные для себя изменения.

— После каждых выборов общество проявляет себя, а власти видят уязвимые места и придумывают ограничения, которые не позволят их выявить. Ограничения на деятельность наблюдателей, запрет на самовыдвижение и то, что люди должны получать разрешение партии на проведение агитации, — подтверждение тому, — убежден правозащитник.

С этим согласен и глава фонда Liberty Галым Агелеуов. По его словам, внесением таких изменений власти преследуют только свои интересы.

— Власти хотят сохранить статус-кво, поэтому меняют законы и принимают нормативные акты, которые направлены на защиту интересов правящей элиты. В результате гражданское общество продолжает терять свои права и свободы. Прежде любой желающий мог проводить экзитполы, исследования и опросы во время выборов и в другое время. Сейчас всё больше ограничений в этом плане, — отмечает Агелеуов.

По его словам, власти «стыдятся открыто смотреть в зеркало деградировавшей системы, чувствовать, что она не отвечает потребностям общества».

«ЧТОБЫ ПРИВЫКАЛИ?»

4 января телеканал Astana TV объявил о результатах опроса, проведенного общественным фондом «Астана зерттеу». По данным телеканала, в период с 25 по 30 декабря в опросе в виде интервью формата face-to-face участвовали 6 800 человек. Согласно результатам опроса, 88 процентов населения осведомлены о том, что выборы состоятся 10 января, и около 67 процентов планируют голосовать на выборах. Кроме того, телеканал сообщил, за какие партии собираются голосовать респонденты.

Кандидат в депутаты мажилиса от партии «Адал» Максат Толыкбай, опубликовавший скриншот новости, подверг сомнению объективность опроса. «Ни одна партия, кроме «Нур Отана», не преодолевает 7-процентный барьер. Это нас так приучают, чтобы привыкали?» — вопрошает он.

Большинство пользователей, прокомментировавших пост, не верят в достоверность опроса.

Месяц назад, 9 декабря, Исследовательский институт «Қоғамдық пікір» опубликовал итоги своего опроса, его результаты оказались близки к тому, что представил фонд «Астана зерттеу».

Маншук Асаутай

https://rus.azattyq.org