«Начальник следствия стал угрожать и требовать, чтобы я отключила сотовый» — как полиция задерживала активистов и журналистов 1 марта (реакция соцсетей)

В воскресенье, 1 марта, по всей стране прошли массовые задержания гражданских активистов. Около 80 человек были задержаны, некоторые из них успели написать о произошедшем в социальных сетях.

 
Фото — Багдат Асылбек

Асель Джанабаева — журналист 

В полиции мне не отдавали телефон, пока я не подпишу бумагу, что претензий к сотрудникам не имею. Я отказалась. Сказала, что буду подавать на них в суд. Прибывшему прокурору я перечислила нарушения своих прав. Он записал мои данные и ушел, проигнорировав и не зафиксировав нарушения. Он пришел «для галочки». Имитировали поиск воды, чтобы дать мне попить. Я отказалась, там могли быть психотропные вещества или алкоголь. Ключи от ячейки с моим телефоном все время моего задержания находились у отобравшего его силой зам. начальника Наурызбайского отделения полиции. Они дразнили, показывали мне его, чтоб я прошла, куда они хотели. На протяжении всего времени задержания я требовала адвоката. Мне не дали даже позвонить. Оставшись наедине, полицейские жаловались, что сами устали от этой работы, ни выходных, ни праздников, зарплата маленькая, устроиться никуда больше не могут, а дома дети-жены, кредиты и аренда. Ждали очереди на квартиру, но их нае…, обманули. Такая вот власть, которую они охраняют! Мне не разъясняли мои права ни на каком этапе. В протоколе я не расписывалась в этих пунктах. Копию протокола мне на руки не дали. Хотели отвезти домой, чтоб я не снимала их здание снаружи, чтоб дезинформировать ожидающих снаружи.

Евгений Жовтис — правозащитник

Только что! Сотрудники полиции пытались задержать возле дома Жанболата Мамая. На снимавшую на телефон эту попытку, его супругу, журналиста Бюро по правам человека, беременную Ингу Иманбай сотрудники полиции напали, отобрали сотовый телефон, нанесли удары, в результате чего она получила ушиб головы и сотрясение головного мозга. В настоящее время она вместе с Жанболатом едут в машине «скорой помощи» в больницу в Каскелене.

Асем Жапишева — журналист 

Это отвратительное беззаконие, и я теперь еще больше убеждена, что дальше так продолжаться не может.

Замначальника ДП пытался нас убедить, что ночной слежки не было. Завел в кабинет и без конца повторял, что нам показалось. При этом меня и остальных задерживали у подъезда те же, что сидели всю ночь. Еще жаловались, что не выспались. У других вещи в машине.

Вчера они весь день пытались уничтожить любые доказательства ночных слежек. У оператора Aigul Nurbulatova, аккредитованного Власть.кз, которая снимала мое задержание, и журналиста Тенгриньюс просто отобрали камеры, вытащили флешки и забрали. У последнего камеру отобрали по дороге домой со словами: «Мы знаем, где ты был и что снимал». И задержали, несмотря на документы.

Это раз. Дальше полный сюр.

Только сейчас с утра поняла, как от вчерашних скручиваний болят руки и плечи.

Когда меня с утра завели, почти все следователи были еще свободны. Один из них увидел меня и заорал злорадно: «Инстаграм наш!».

Все, что было дальше, внутри ДП, рассказывать не буду. Вы и так знаете этот сценарий.

Лучше всего все это описывает то, что одного из наших ребят, Динмухамеда Бекжана, душили на допросе, а у другого был со следователем следующий диалог (нас пытались заставить записать видеобращение).

— Но ведь это незаконно, как же мои права?

— Права, да, права. Мммм..похуй.

Ирина Ким — гражданский активист 

Вчера я была задержана перед подъездом с применением физической силы и насильно доставлена в ДВД г. Алматы. Время после 10 часов утра.

Я вышла в магазин, участковый подошёл и спросил, куда я иду… я вела прямой эфир… когда стали настаивать, чтобы я немедленно проехала с ними, молодой человек в «гражданке» из-за спины выхватил из рук мой телефон.

Участковый и человек в «гражданке», который потом оказался оперуполномоченным ДВД, пытались силой посадить меня в машину. На мои крики из окон стали кричать возмущённые соседи. Услышав крики, вышла дочь.

Несмотря на мои требования соблюдения закона, с помощью приехавшей второй машины меня все же затолкали в машину и привезли в ДВД, обманув при этом мою дочку и свидетеля, что доставят в Алмалинский РОВД.

Сразу после доставки в ДВД был произведён допрос по поводу моей причастности к партии ДВК. Окончен допрос в 13:50. Однако после этого меня продолжали удерживать на 6 этаже в закрытом помещении отдела К, опера которого не знали, что с нами делать.

После моих возмущений около 15 часов меня отвели к начальнику следственного департамента, который заверил, что после дополнительного допроса меня отпустят. Снова завели к следователю, который реально не знал, что делать и о чем вести со мной беседу.

Позже, уже после 16 часов я стала снова возмущаться, потому что меня держали более 3 часов.

Было смешно и одновременно грустно смотреть на полицейских всех рангов, которые отмахивались от нас как от «назойливых мух» и не знали, что нам отвечать.

Молодые полицейские, опустив голову, бубнят что-то о том, что приказ сверху был, и они просто выполняют приказ. 😡😡😡 На вопрос, понимают ли они, что сейчас ими нарушается закон… отмалчиваются.

Смотрела на них и поражалась, как деградировала наша полицейская служба! Какие реформы мы ждем? От кого?

Чувствовала себя массовкой в плохо отрежессированной постановке, возмущённо осознавая, что убийство гражданского активиста Дулата Агадила, это часть инсценировки. Наши жизни ничего не стоят. Сидит какая-то тварь😡 и пишет сценарии, играя судьбами простых людей, вовлекая в это даже детей. Среди ребят из движения Оян казах много школьников и студентов.

Когда нас отпускали, поставили условие, чтобы написали расписки, что не имеем претензий к правоохранительным органам и не будем выходить на несанкционированные митинги. Смешно! Расписки эти не имеют юридической силы …

На этом цирк не закончился…нас собрали 5 человек и сказали, что развезут по домам. Начальник следственного отдела в категоричной форме сказал, что территорию ДВД мы покинем только на их автотранспорте через внутренний двор.

Благо на тот момент мы получили свои телефоны и я смогла связаться с адвокатом. Во время разговора выяснилось, что ему сказали, что в здании ДВД меня нет.

Начальник следствия стал угрожать и требовать, чтобы я отключила сотовый. Я передала ему трубку, и он был вынужден переговорить с Нурланом Рахмановым, который успел увидеть нас через ворота со стороны Виноградова.

После этого, созвонившись с кем-то, начальник следствия сказал, что мы выйдем через центральный вход.

Цирк уехал…представление удалось на славу. Шумные задержания, толпа негодующих людей, скандирующая «Бостандык» у здания ДВД, и тысячи просмотров в Ютубе.

Разыгрывается очередная шахматная партия… На доске кукольное правительство, ручная оппозиция, цепная полиция — опричники и активисты, шарахаюшиеся из стороны в сторону, пытаясь строить из себя лидеров общественного мнения, которых стравливают между собой.

В итоге всем этим сверху управляет невидимая сила, которая передвигает фигурки на доске. Как говорится… бояре ссорятся, а у холопов чубы летят. Наверху делят власть, а людей используют вслепую.

Этот пост я написала не из пессимистических настроений, просто высказала свое видение настоящей действительности.

До тех пор, пока не появится настоящая партия, имеющая чёткое видение реализации своей программы, которая знает, куда ведёт народ, и не обманывается пустым пиаром, перемен в глобальном смысле в нашей стране не будет.

В первую очередь, эта партия должна нести в себе гражданскую идею единой нации казахов. Не казахстанцев, а казахов. Казахов различного происхождения. Понимаю, что это очень трудный и долгий процесс… но каждый должен это уяснить именно сейчас.

Я глубоко сожалею, что не выучила когда-то казахский язык, но росла я в другом государстве. При Союзе была другая идея, поэтому была повальная русификация. Но мои дети родились уже в независимом государстве, и я сделала все, чтобы они знали и уважали казахский язык. Чем больше языков будут знать дети, чем образованнее они будут, тем больше пользы принесут своему государству. За 30 лет этого можно было достичь… но в развитии этого ничего не было сделано, чтобы иметь под рукой безотказный инструмент управления народом.

Именно так поднимались другие государства, они объединены единой национальной идеей и пониманием воспитания грамотной и образованной молодёжи. Казахстану сложно в этом плане, слишком много национальностей в нем живет. И ассамблея должна была заниматься именно этой проблемой. Не танцуя и кружась в своих национальных танцах и костюмах, а помогая представителям своей национальности впитать общую идею и выучить государственный язык.

Только патриоты могут вывести страну из кризиса. Но одних лозунгов и призывов мало, нужны реальные действия и результаты. Нужно не только звать людей на баррикады, а помогать им учить свои права и как их защищать. Не бояться и поддерживать друг друга.

Извиняюсь, перепрыгнула с темы на тему. Просто накипело, устала смотреть на весь этот цирк».

Асель Нургазиева — правозащитник 

Дильнар Инсенова — гражданский активист 

Багдат Асылбек — журналист 

Сегодня стал свидетелем очень жесткого задержания посетителей кофейни. Выглядело все это как похищение. Людей, вышедших из заведения, буквально тащили в заранее припаркованные автозаки, несмотря на крики. Все это удалось заснять на видео. В тот момент я и не полагал, что это видео окажется единственным с того инцидента.

«Начальник следствия стал угрожать и требовать, чтобы я отключила сотовый» — как полиция задерживала активистов и журналистов 1 марта (реакция соцсетей)