На 7 человек = 25 силовиков

Плюс,  как минимум,  3 автозака (по подсчету Ани Шукеевой 6);
+ 7-8 легковых авто; 
+ 5 видеокамер с криминалистами;
+ несметное количество абсурда приправленное тупостью правоохранительных органов.

Сейчас объясню:
01.11.2019 г., Мы — неравнодушные граждане в количестве 7 человек вышли к зданию Европарламента в г.Астана (Представительство Европейского Союза в РК)
с целью обратить внимание на острую проблему в нашей стране, и проблема эта — политические заключённые.
В частности — Искандер Еримбетов.
Если кто не знает кто это, вкратце скажу: он блестящий бизнесмен, отец 5-х детей, брат правозащитницы Боты Джардемали. Против него было сфабриковано дело и он был взят в качестве заложника для того, чтобы вынудить его сестру Боту Джардемали вернуться в Казахстан, которая в это время занималась юридической защитой Аблязова зарубежом.

Ещё раз повторюсь, он бизнесмен, который был вообще сам по себе и к деятельности сестры, а тем более к человеку, с которым работала его сестра он никакого отношения не имел.
Я не понимаю, зачем оказывать давление через родственников?
Претензии конкретно к кому(?!), с теми и решайте(!!!), пожалуйста.
Родные тут при чем?
Но «наши» не найдя возможности выйти на нее, так как она получила политическое убежище в Европе — [Европа за соблюдение прав человека и поэтому зная с какой целью её хотят выманить оттуда представила ей это убежище] — они теперь за неимением возможности схватить её, хватают её брата.
Методы, конечно, конченные, не заслуживающие уважения и не имеющие никакого правового обоснования — низки по своей составляющей и, как мы видим, не чуждые нашим властьимущим.
/Почему мы все-таки вышли? Лично я вышла для того, чтобы обратить внимание на высокую важность вопроса, так как по словам родных и близких Искандер сейчас нуждается в неотложной медицинской помощи и его жизни угрожает опасность. Но ему она не оказывается и это снова нас характеризует, как — жестокое, прибегающее к пыткам(так как это ничто иное как пытки — не оказывать медпомощь нуждающемуся) — общество.

И все это как следствие от частых побоев и пыток, которые известны ещё со времён, когда шло судебное следствие над ним(тогда он сам лично подтвердил это) и позже медэкспертиза проведенная самим следствием признала наличие повреждении на его теле и голове. Но тогда в заключении следствие написало,(внимание), что Искандер ударился о тумбочку и кровать в камере.
Какая нахер тумбочка в камере? И вообще, что, он малолетний ребёнок, чтобы ходить и ударяться о кровать и несуществующую тумбочку?! Ну абсурд же чистой воды.
//Просто сейчас, после суда Кайырлы Омар и других жертв режима, я отчетливо сама воочию убедилась, как сфабриковать дело у нас в Казахстане можно на раз-два и запечь за решетку можно абсолютно любого. И Искандер Еримбетов, к сожалению, стал одним из тех, против кого режим принял такие меры — репрессивные и античеловечные. Но тут за него становится обидно вдвойне: он вообще ни при делах, хотя следствие пыталось связать его бизнес с бизнесом Человека во Франции. Но доказательств со стороны обвинения так и не было предоставлено, как их и не было во многих делах сфабрикованных против других наших политзаключённых.
Исходя из этого снова с грустью понимаешь: не в той стране они родились, не ради той страны они пахали. Ведь эта страна не оценила их, как и не оценила она Мухтара Джакишева, который бросил великолепное будущее в Америке и приехал на родину, которая «отблагодарила» его 14-тью годами тюрьмы и полной потерей здоровья.

///И именно такие вещи заставляют меня выходить, именно эти нарушения прав человека у нас — мною и движут. Я уже не поднимаю темы социальной сферы в нашей стране: раз наш народ согласен быть безмолвным существом по типу баранов и готов жить в жопе и впроголодь имея богатые месторождения запасов, то ради Бога, флаг им в руки, но за права и свободу тех, кто пострадал и сам не в состоянии дальше бороться(в виду своего заключения) я просто не могу не выйти. Я не могу не оказать свою поддержку, не могу не проявить свою солидарность с ними. Пожалуйста, не ищите других подтекстов в моих действиях (Обращаюсь к силовикам. Сейчас начнут снова гонять, мол, цели преследуешь другие, ДВК снова приплетут: у нас же без него никуда).
Но если Вам не понятно, то я Вам скажу — Это всего лишь навсего мое — неравнодушие, это мое — чисто человеческое сострадание, и повышенное чувство справедливости. Я не хвалюсь за эти качества в себе, я просто знаю, что они у меня есть. И я хочу, чтобы они были у нас у всех. Потому что равнодушие — страшнее войны и страшнее смерти.
Чудовищно и несправедливо, что люди страдают и права их нарушаются, только потому, что они мыслят иначе или несогласны с чем-то.
Мы — цивилизованное общество, как- никак, или отсталое средневековое, когда была инквизиция и другие методы борьбы с инакомыслием?!
Стыдно должно быть, что в 21-м веке мы все ещё никак не можем доползти до хотя бы базовых прав человека, таких, как — Свобода слова и Свобода выбора/Творчества..

На изображении может находиться: 6 человек, на улице

На изображении может находиться: 2 человека

На изображении может находиться: 2 человека, на улице

На изображении может находиться: 1 человек

Салтанат Толеген