«Мы пришли сюда проиграть», – в Алматы прошло апелляционное слушание по делу партии «Нур Отан»

В пятницу, 24 января, в Алматы прошло апелляционное слушание по делу о защите деловой репутации, чести и достоинства партии «Нур Отан». Гражданская активистка и журналист Асем Жапишева подготовила специальный репортаж для HOLA News о том, что происходило в зале суда.

В истории правящей партии – это первый случай, когда за защитой пришлось идти в суд. Верно, впрочем, и обратное – за 22 года существования на «Нур Отан» в суд еще никто не подавал. 

Краткая хронология для тех, кто не следил за историей дела. В январе прошлого года Санавар Закирова, Марат Турымбетов и еще восемь активистов решили создать партию «Наше право» и провели собрание организационного комитета. Учредительный съезд партии был назначен на 9 марта. 7 марта владельцы помещения, где должен был проходить съезд, отменили бронь – по их словам в зале одновременно перестали работать электричество, канализация и теплоснабжение. Партийцы ответили, что готовы проводить съезд, несмотря на это, однако вход в зал опечатали и даже закрутили металлическими прутьями, а само здание оцепила полиция.

Активистов в тот же день вызвали в Управление общественного развития Алматы, где рекомендовали не проводить учредительный съезд, а на следующий день, 8 марта – и в управление полиции, где также настоятельно просили от идеи создания партии отказаться. В день «Х» активистов задержали. Съезд провести не удалось. 

В ответ инициаторы подали в суд на акимат Алматы, прокуратуру, полицию и, собственно, на «Нур Отан». Один из истцов – Альнур Ильяшев опубликовал два поста в Facebook, которые позже стали основанием для встречного иска партии «Нур Отан».

Хотя по словам Альнура, настоящим поводом был ролик на канале «БӘСЕ».

 

Сначала иск был подан от имени партии о защите деловой репутации, позже в суд пошли и рядовые партийцы Тамара Шакирова, Ержан Медеуов, Дидар Аккулов и Разия Бахитбекова. Они потребовали с активистов возместить им моральный ущерб на сумму 20 миллионов тенге. Активисты в свою очередь потребовали взыскать с «Нур Отан» 1 трлн тенге за воспрепятствование созданию «Нашего права».

В ноябре в районном суде активисты проиграли. Вчерашняя апелляция была последним рывком перед обращением в Верховный суд. А в том, что обращение будет, никто не сомневается – то, что апелляция будет проиграна, кажется, было понятно вообще всем. Суды по политическим делам у нас давно используют не про прямому назначению, а как площадку, даже политическую трибуну. Хоть большой зал городского суда – не здание парламента, прения – не дебаты, а вместо телевидения здесь штативы смартфонов и трансляции в соцсети, слова произносимые в государственном учреждении вроде как звучат весомее и чуть громче. 

Кстати, именно зал стал камнем преткновения для проведения процесса – даже десятая доля желающих присутствовать не поместилась. Апелляционное слушание активно анонсировалось в активистских кругах, поэтому группа поддержки собралась многолюдная. Активисты потребовали рассмотреть их дело в большом, «богатом» зале. Пока суд решал, как поступить, в коридоре началась перепалка между сторонами, нуротановцы тоже не ожидали, что у той стороны будет такая поддержка. Кто-то говорит мне, что слышал, как они решили завтра «пригнать народ». Суд тем временем переносит заседание на пятницу, 4 часа, и разрешает использовать самое большое помещение. 

Напряженные люди с обеих сторон, впрочем, уходить не хотят – у входа в суд начинаются споры. 

«Я сама себе купила шубу, со своей пенсии, а ты чем занимаешься? У тебя хоть работа есть?», – кричит женщина из партии «Нур Отан». В ответ им припоминают сразу все – переименование столицы, задержания на митингах и многодетных матерей. Толпа заряжена, и в течение почти часа никто не расходится, несмотря на холод.  

Пятница, день второй

В три часа получаю звонок от Марата Турымбетова, он просит подойти пораньше:

– Сюда еще с двух привезли автобус со студентами от «Нур Отана», уже почти весь зал. Специально не хотят наших пускать. 

У входа в суд непривычно много полиции, а на входе досматривают гораздо тщательней. Спрашивают, есть ли у меня с собой какие-либо плакаты – один из активистов вчера развернул листок с надписью «Наша сила в солидарности». Кроме того, замечаю камеры и журналистов с телеканалов – вчера их тоже не было. Сторона партии «Нур Отан» сегодня во всеоружии – я пришла за полчаса и зал на 200 человек уже забит битком. Какая-то женщина начинает раздавать желтые ленты: «Кто за народ, берите!» 

– А вы знаете, на каком месте находится Казахстан по индексу восприятия коррупции? – Асия Тулесова, пришедшая поддержать активистов, обращается к своим подписчикам, она ведет трансляцию в Instagram. Вопрос в тихом зале звучит громко. 

Сторонники активистов и часть журналистов все еще не могут зайти – их не впускают, в зале нет мест. Не запускают даже самих ответчиков. Заседание все не начинается и в зале чувствуется все нарастающее напряжение. Асия Тулесова несколько раз берет слово из зала:

– Господин судья, можно я скажу. Людей не впускают, потому что «Жас Отан» нагнал людей.

Наконец Ильяшев и Закирова заходят. 

– Ответчики по делу, вам ваши процессуальные права и обязанности ясны? Составу суда, секретарю судебного заседания, прокурору, участвующему в деле доверяете? 

– Не доверяем, но готовы работать, – отвечает Ильяшев. 

В зале апплодисменты, так начинается трехчасовой процесс. У ответчиков четыре ходатайства – обязать истцов предоставить сведения о партийной принадлежности Министерства юстиции и его заместителей, вызвать для дачи показаний Бауыржана Байбека, истребовать материалы дела о препятствии созданию партию, а также предоставить доверенность от Назарбаева к представителю партии «Нур Отан» в суде. 

Адвокат партии «Нур Отан» просит все отклонить, аплодисменты звучат уже со стороны истца. Судья предупреждает всех об ответственности и отклоняет ходатайства по всем четырем пунктам. 

Альнур Ильяшев выступает с новым ходатайством, он просит судью внести представление в Конституционный совет о возвращении нормы о том, что президент на время срока обязан выйти из политических партий. Кроме того, добавляет Альнур, его, судью, также назначил Назарбаев, являющийся председателем партии «Нур Отан» – истцом по делу. По мнению Альнура, это создает судебную коллизию. Пока суд рассматривает ходатайство, в зале просят запустить блогеров снаружи. Cудья теряет терпение.

Фото Асем Жапишевой

– Вам что, мало блогеров внутри? Может, всех блогеров города позовем? Успокойтесь! Мы когда-нибудь перейдем к рассмотрению дела по существу? 

Ходатайство Ильяшева отклонено. 

Снаружи тем временем начинают скандировать «Пропускай!» В зале это отчетливо слышно и дальше весь процесс будет проходить под скандирование снаружи. Кричалки самые разные, я слышу «Кіргіз!» и «Честный суд!». Судья напоминает про уголовную ответственность за неуважение к суду, а также то, что он имеет право провести закрытое заседание. 

– Вы, пожалуйста, правильно поймите, ответчики, и объясните это тем, кто пришел и переживает, болеет за вас. 

К группе поддержки истца у судьи комментариев нет. Слово берет Альнур:

– Уважаемые граждане, соратники, товарищи. Здесь какая ситуация, мы сюда пришли проиграть. Сразу знайте. Проигрыш для нас единственный путь для того, чтобы попасть в Комитет ООН по правам человека. Если мы здесь выиграем, то мы не сможем этого сделать. Поэтому без эмоций, все эмоции мы потом на улице обсудим. 

Слово берет Санавар Закирова. Она указывает на то, что по закону, как у партии, у партии «Нур Отан» не может быть деловой репутации, так как они не коммерческая компания, как и не может быть чести и достоинства, так как это не физическое лицо. Кроме того, она считает публикации о том, что именно партия «Нур Отан» не дает им создавать партию правдой, а не клеветой, так как Закон «О политических партиях» принимал парламент, где большинство депутатов принадлежат этой партии.

– Я утверждаю, что Закон «О политических правах» существенно ограничивает наше право на создание партий. В Кыргызстане достаточно 50 человек, в России 1000 человек, а у нас 40 тысяч (20 тысяч согласно новой редакции закона, – прим. авт.) – это немыслимо! Это недобросовестная конкуренция, о чем я и подавала в суд. Но вместо того, чтобы принять мое заявление, в суд подали на меня за клевету. У меня есть аудио- и видеоматериалы, где видно, как сотрудники полиции по поручению акимата Алматы устроили на меня охоту. 

Речь Закировой длится более 20 минут и несколько раз прерывается адвокатом партии «Нур Отан», самим судьей и аплодисментами.  

– Я пришла сюда доказать, что у этой партии нет чести и достоинства. Я считаю, что это террористическая организация, экстремистская, потому что они идут против народа. Я буду это доказывать и подавать в суд. Они отняли у нас права, мы остались без прав! 

Закирова и адвокат партии «Нур Отан» начинают переругиваться.

– Руки убери!

– Рот закрой!

Кстати, что удивительно, адвокат Назкен Кусаинова, представляющая интересы правящей партии несколько месяцев назад в этом же суде представляла Суинбике Сулейменову по делу «От правды не убежишь». 

Фото Асем Жапишевой

Конец речи Закировой Ася Тулесова встречает одобрительным выкриком. Суд просит ее выйти, Ася начинает говорить речь в поддержу, и приставы силой выводят ее из зала. 

Художник Роман Захаров в это время делает зарисовки участников процесса. Сам он, кстати, в апреле получил пять суток за хулиганство, но позже был отпущен. Романа задержали, когда он вешал баннер с цитатой из Конституции: «Единственным источником власти является народ». 

Адвокат активистов обращает внимание суда на то, что публикации в СМИ, на которые подали в суд нуротановцы сделаны не ими. Кроме того, в посте Альнура не содержалось никакой клеветы, а лишь сведения о том, что они подали в суд. Оказалось, что одна из истцов – Бахибекова, вообще не была членом партии «Нур Отан» на момент публикаций. Другой адвокат – Ерлан Калиев отмечает, что суд первой инстанции допустил грубейшие нарушения при рассмотрении дела. 

Фото Асем Жапишевой

К третьему часу заседания члены партии «Нур Отан» и студенты перестают даже делать вид, что заинтересованы ходом процесса – люди спят, играют в «2048» или даже разговаривают по телефону. Часть из них начинает потихоньку уходить, но из здания так быстро не выберешься – их окружают активисты и не выпускают, требуя объяснить зачем они вообще пришли в суд. По словам активистов, жасотановцы не могут ответить ничего внятного. В них узнают студентов КазНУ. 

В суд вызывают СОБР. Под крики активистов «Руки прочь!» и «Позор!» всех расталкивают. Собровцы становятся в два ряда или, как говорят активисты, в «коридор позора». Позже мне говорят, что видели слезы в глазах одного из парней в форме, но в это верится с трудом. 

Фото Асем Жапишевой

Внутри зала мы слышим все крики и происходящее, но суд делает вид, что ничего не происходит. 

Слово берет правозащитница Маржан Аспандиярова.

– Данным судебным решением Казахстан попирает все свои международные договоренности, а я говорю о Пакте о гражданских и политических правах. Очень хорошо, что сегодня здесь присутствует такое количество людей из партии «Нур Отан». Не секрет, что репутация партии «Нур Отан» была уничтожена, растоптана самим президентом и его семьей.

Адвокат партии «Нур Отан» Назкен Кусаинова. 

– Я понимаю, что для ответчиков и адвокатов представилась возможность выступить, пропиариться, но я считаю, что суд это не тот орган, где можно выступать или показывать себя. 

Тамара Шакирова. 

– Я работаю педагогом и являюсь членом партии «Нур Отан» 21 год, и мне за это не стыдно. Почему мне должно быть стыдно? Сегодня гражданка Закирова при всех заявила, что мы террористическая партия, значит, я террористка? 

К этому моменту треть студентов уже ушли. Судья уходит на совещание, и стороны начинают выяснять отношения лично, в частности Шакирова и Ильяшев. Слышу, что обсуждаются комментарии в соцсетях и что людям следует запретить ругать «Нур Отан». 

Снаружи тем временем кричат «Позор!» и «Нур Отан – коррупционеры». 

Судья возвращается и зачитывает вердикт: «Суд принял решение оставить без изменения решение районного суда от 18 ноября 2019 года». Активисты будут обязаны опровергнуть информацию о том, что «Нур Отан» помешал им создать свою партию, также обязал выплатить по 1,5 миллиона тенге морального ущерба. 

Оставшаяся часть группы поддержки партии «Нур Отан» встречает решение аплодисментами. Но на выходе их ждет свой «коридор позора» – собровцы уехали, и в ряд выстроились активисты «Оян, Казахстан» и группа поддержки. Они держат листовки с надписью «Нұрлық жол» (игра слов: нурлы жол и путь воровства), скандируют «Позор!» и «Нур Отан – коррупционеры». Прямо в здании играет гитара, часть людей поют «Перемен» Виктора Цоя. Нуротановцы вырывают листовки. Две группы пытаются перекричать друг друга – сторона правящей партии сдается первой. 

Проигравшие же активисты говорят, что пойдут в Верховный суд, а дальше обратятся в Комитет ООН по правам человека. Партия «Наше право» так и не зарегистрирована. С 2007 года в Казахстане ни одна новая политическая партия не смогла пройти процедуру регистрации.  

Асем Жапишева

https://holanews.kz