«Мы преклоняемся перед этим человеком». Арона Атабека проводили в последний путь

В Алматы предали земле Арона Атабека, поэта и диссидента, скончавшегося 24 ноября в больнице через несколько недель после освобождения из тюрьмы, где он провел 15 лет.

Церемония прощания, назначенная на 10 часов утра, всё откладывалась: после ночного дождя, перешедшего в снег, образовались заторы на улицах, по которым люди стекались в дом сестры покойного Разии Нутушевой.

На жаназу, заупокойную мусульманскую молитву, совершаемую перед погребением, собралось около 400 человек: оппозиционеры, общественные деятели, активисты, журналисты, в том числе Жасарал Куанышалин, Балташ Турсымбаев, Рысбек Сарсенбай, главный читатель газеты «Дат» Ермурат Бапи, бывший депутат сената Уалихан Кайсаров и другие.

Печальное событие собрало вместе и людей, представляющих политические силы, не слишком ладящие между собой и в другие моменты не скупящиеся на взаимные обвинения: сторонников живущего за границей экс-банкира Мухтара Аблязова — основателя незарегистрированного движения «Демократический выбор Казахстана»; представителей незарегистрированной Демократической партии во главе с Жанболатом Мамаем; Нуржана Альтаева, состоявшего в партии власти «Нур Отан», затем изгнанного из нее в 2020 году и заявившего о создании новой партии «Ел тірегі».

Арон Атабек был личностью, которую «признавали все оппозиционные политические группы», говорили собравшиеся.

По имеющимся данным, среди тех, кто пришел проститься с диссидентом, были и жители Шанырака — микрорайона в Алматы, с которым неразрывно связана трагическая судьба покойного.

Имя Атабека, который вел диссидентскую деятельность и активно участвовал в политической и общественной жизни Казахстана еще 1990-е годы, часто упоминают именно в связи с событиями в Шаныраке в июле 2006 года. Туда власти Алматы, тогда руководимого акимом Имангали Тасмагамбетовым, направили полицейские наряды и бульдозеры для сноса домов, признанных построенными незаконно. В результате ожесточенного противостояния между местными жителями и силами полиции погиб человек — был подожжен и позднее скончался полицейский.

Атабек, прибывший тогда в Шанырак, чтобы поддержать и успокоить людей, был осужден после этих событий. Суд назвал его виновным в «организации беспорядков», назначив самый суровый срок в рамках этого дела — 18 лет заключения. Из них диссидент отбыл 15 лет, на протяжении которых категорически не признавал вину и отказывался просить об условно-досрочном освобождении. «Так как меня государство посадило, пусть оно меня и освобождает», — говорил он правозащитникам, настаивая на полном оправдании.

В самом начале октября по ходатайству учреждения в Павлодаре, в котором он содержался последние годы, и против его желания тяжелобольной диссидент был отпущен на свободу «в связи с состоянием здоровья». Неотбытую часть наказания ему заменили ограничением свободы с пробационным контролем на один год.

Обочина узкой дороги, проходящей возле двухэтажного дома в предгорьях Алатау, где провел первые дни после освобождения из тюрьмы Атабек и где с ним сегодня прощались, была плотно заставлена машинами.

Трудно было не заметить снующих туда-сюда и характерных для любых подобных событий неизвестных людей в штатском. С рациями в руках они контролировали поток машин, пока шло чтение молитвы.

Кто нес тело Атабека в этот снежный холодный день, осталось неизвестным. Слишком много было желающих сопровождать покойного в его последнем пути.

Тело повезли на кладбище Баганашыл в предгорьях Алатау. За автобусом тянулась вереница из сотен машин.

Во время молитвы в доме мулла не позволил выступать с речами. Заявил, что желающие получат такую возможность у могилы.

Выступая на кладбище, активист Муратбек Есенгазы сказал: «Наш брат, который до сегодняшнего дня высоко нес флаг своих предков Исатая и Махамбета, когда вышел из тюрьмы, еле душа в теле, говорил, что придет в себя через несколько месяцев и мы продолжим борьбу и возродим партию «Алаш»».

Муратбек Есенгазы считает себя членом партии национальной независимости «Алаш», основанной Ароном Атабеком в 1990-х годах. Она была одной из самых активных политических организаций страны в то время.

Политик Жасарал Куанышалин сказал у могилы: «Никто в нашей современной истории так упорно не отстаивал и не доказывал свои принципы. Мы преклоняемся перед этим человеком».

После похорон никому слово уже не предоставляли. Но некоторые озвучили несколько призывов, в том числе о защите гражданами их политических прав. На могиле установили скромную доску, гласящую: «Нутушев Арон Кабышулы». Нутушев — такую фамилию изначально носил диссидент. Позднее он сменил ее на Едигеев. Арон Атабек — литературный псевдоним поэта.

Стены тюрьмы Атабек покинул уже в крайне ослабленном состоянии и умер менее чем через два месяца — после нескольких недель, проведенных в коме в больнице. На тяжелые хронические недуги наложилась коронавирусная пневмония. 24 ноября сердце Атабека остановилось.

Сам он до кончины, его окружение и правозащитное сообщество неоднократно высказывали мысль, что на волю он был отпущен «умирать».

Люди на похоронах Арона Атабека. Алматы, 26 ноября 2021 годаПохоронная процессия, Алматы, 26 ноября 2021 годаМуратбек Есенгазы (справа) выступает на похоронах Арона Атабека на кладбище в микрорайоне Баганашыл. Алматы, 26 ноября 2021 года

Асылхан Мамашулы 

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-the-funeral-of-kazakh-dissident-poet-aron-atabek/31581505.html