Минобороны о расследовании гибели мирных граждан в январе: мы привлекаемся как «свидетели»

По фактам гибели мирных граждан, попавших под обстрел, во время январских событий, никто из людей, представляющих подразделения министерства обороны Казахстана, подозреваемым к этому дню не признан, но руководство Вооруженных сил Казахстана привлекается по уголовным делам в качестве «свидетелей». Об этом 3 мая на брифинге заявили спикеры Минобороны и Генштаба Вооруженных сил Казахстана.

– Идет следствие, создана специальная следственно-оперативная группа, которая проводится под руководством генпрокурора. На те вопросы, который задаете, не сможем [ответить]. Все участники, которые принимали участие в обеспечении режима чрезвычайного положения, в том числе и руководство Вооруженных сил, вот я отвечаю, я также привлекаюсь к этому уголовному делу в качестве свидетеля: что мы делали, какие задачи выполнялись, – заявил заместитель министра обороны Казахстана Султан Камалетдинов.

На вопрос, сколько человек из Вооруженных сил, привлекаются по делам о январских событиях, спикер не ответил, сославшись на тайну следствия и попросив адресовать вопросы в Генеральную прокуратуру.

Азаттык также спросил, есть ли подозреваемые по делу о гибели Кайрата Нургалиева и Андрея Карпиленко, про которых МВД в своем официальном ответе заявило, что их застрелили военнослужащие войсковой части №18404. В отношении них завели уголовное дело по статье «Превышение власти» по пункту и части – «То же деяние, повлекшее тяжкие последствия либо совершенное: с применением оружия или специальных средств».

Заместитель начальника генерального штаба Вооруженных сил Казахстана, начальник департамента воспитательной и идеологической работы Генштаба ВС Казахстана Серик Буранбаев заявил, что «сейчас не может ничего ответить, так как идет следствие», но уточнил, что «никто из военнослужащих к этому дню к ответственности не привлечен».

Такой же ответ Серик Буранбаев дал по случаю гибели семьи в Талдыкоргане 8 января. Местные жители Алтынай Етаева, Нурболат Сейиткулов и их 15-летняя дочь Нурай были расстреляны военными, когда находились в салоне собственного автомобиля. В МВД заявили, что в действиях военнослужащих следственного управления южного регионального командования есть признаки уголовного деяния.

– Нет, военные люди к ответственности не привлекались. К сожалению, вы сами знаете, какие события, какие времена были в то время. Следственные действия по сказанным вами случаям проводятся, но виноваты или нет, суд должен дать. В суд, эти дела, кажется, не поступили, — сказал Серик Буранбаев.

Международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) сообщила ранее, что зафиксировала, что в период с 4 по 6 января казахстанские силовики как минимум четыре раза применяли чрезмерную силу, включая стрельбу на поражение, в частности, по протестующим, которые не представляли непосредственной угрозы. По всей видимости, силы безопасности убили таким образом не менее 10 человек, и число погибших в этих инцидентах, вероятно, намного больше.

Всего в январских событиях погибли по меньшей мере 238 человек (по официальным данным). Из них 19 из правоохранительной системы и сил безопасности. Точное количество погибших среди мирного населения власти до сих пор не сообщают.

При этом в одном из официальных выступлений спикеры от Генпрокуратуры и МВД заявили о 86 погибших, которых назвали «ликвидированными в ходе их атак на административные здания». В конце марта первый заместитель главы администрации президента Тимур Сулейменов в интервью EURACTIV news, комментируя январские события, заявил, что «мы потеряли около 150 жизней».

По данным Генпрокуратуры на 3 мая, 721 человек признан подозреваемым по делам, начатым после январских событий, под арестом находится 281 человек. Основную массу дел по январским событиям, по информации следствия, составляют «кражи» и «незаконный оборот оружия».

Спецназ на баррикадах в Алматы, 5 января 2022 года

Нургуль Тапаева радио Азаттык

https://rus.azattyq.org/a/31832174.html