Искандер Еримбетов: Меня регулярно били 5 человек

Выступление Искандера Еримбетова в судебных прениях 22 октября. Часть 3

«ТО, ЧТО БЫЛИ НАРУШЕНЫ МОИ ПРАВА, РАЗВЕ ЭТО НЕ ПО СУЩЕСТВУ?»

Публикую продолжение дословной расшифровки видеозаписи выступления Искандера Еримбетова, сделанной его двоюродным братом Ерболом Керимовым (Yerbol Kerimov) и опубликованной в его фейсбуке.

Еримбетов: После ареста 13 ноября мой первый контакт с семьей состоялся только 5 декабря. Меня вывели на очередной незаконный допрос в подвал. Угрозами меня заставили позвонить моей матери Еримбетовой Гайни. Я потребовал у нее, чтобы родители отменили их первую пресс-конференцию, и чтобы сказал, что отказываюсь от адвоката Балгабаевой, нанятого родителями. Меня заставляли отказаться от Балгабаевой. Я был вынужден это сделать. К счастью, моя семья поняла, что меня заставляют сделать этот звонок. Поэтому они провели всё-таки пресс-конференцию, где впервые публично рассказали о моем незаконном аресте.

В тот же день, 5 декабря, меня бросили в так называемую «пресс-хату» — в камеру к ранее осужденным уголовникам, которые избивали меня и оказывали сильнейшее моральное давление.

Судья Шакиров (перебивает): Говорите по существу.

Еримбетов: Это же про пытки, господин судья.

Судья Шакиров: Это не пытки. Мы уже рассмотрели… Он же ответил вам всё это. Не нужно нам повторяться.

Еримбетов: Это же мое мнение.

Судья Шакиров: Это не ваше мнение. По существу!

(Вновь между судьей и подсудимым возникает перепалка, в которую вмешивается отец Искандера Мырзахан Еримбетов. Наконец Искандер получает возможность продолжить выступление.)

Еримбетов: Я понял вас. Помещение в камеру с ранее осужденными категорически запрещено внутренними инструкциями КУИС МВД Казахстана. Но меня посадили в эту камеру специально — чтобы оказать физическое и моральное давление.

Меня регулярно били пять человек по сердцу, почкам, по голове.

Судья Шакиров (перебивает): Тогда, если вы не понимаете и специально всё это делаете… Мы в десятый раз вам говорим. Адвокаты об этой уже заявляли ходатайство. Прокурор вам ответил. Я вас прошу. Я знаю, что это вам надо. Но не надо повторяться… [Говорите] по существу предъявленного обвинения.

Еримбетов: То, что были нарушены мои права, разве это не по существу? Разве, как велось следствие, не является [существенным]?

Судья Шакиров: По существу, по существу предъявленных обвинений.

Еримбетов: Я просто не понимаю, что такое «существо предъявленных обвинений».

(Вновь возникает спор, и судья угрожает лишить подсудимого слова.)

Судья Шакиров: Нам не нужно насчет пыток и другого. Насчет пыток мы уже ведь разобрались?

Еримбетов: Нет.

(Судья настаивает, что в суде не разбирается уголовное дело по пыткам, и всячески мешает Еримбетову развить эту тему).

Судья Шакиров: Вы всё переворачиваете. Так вы будете или не будете?

СЛЕДОВАТЕЛЬ СТАЛ СПЕЦПРОКУРОРОМ

Еримбетов (переведя дух и отхлебнув воды, после паузы): Моя семья подала жалобу о пытках спецпрокурору. По странному совпадению, спецпрокурором, который в итоге отвечал за расследование [жалобы], был назначен Дунбаев. При этом в ноябре 2017 года этот Дунбаев принимал участие в моем аресте и обыске как член следственно-оперативной группы Перова. Прокуратура просто проигнорировала все жалобы на данный конфликт интересов: то есть он был следователем, а потом стал спецпрокурором, который расследовал дело о пытках.

В целом это дело было открыто только под давлением казахстанских и международных правозащитников. Я им очень благодарен, тем, кто требовал, чтобы было проведено окончательное расследование.

Конечно, расследования никакого не было. Если в деле о мошенничестве следствие фабриковало доказательства нашей вины, то в деле о пытках прокурор Дунбаев сделал всё, чтобы следствие было закрыто. Моих родителей не допросили до конца, меня не допросили вообще ни разу, отчеты и справки, доказывающие факты пыток, не были приобщены к материалам дела. Дело было открыто, чтобы прокурор заявил [на суде], что факты не подтверждены.

КТО ОПЛАТИЛ АНГЛИЙСКИХ ЭКСПЕРТОВ?

Для этого они даже оплатили дорогостоящих экспертов из Англии судебных, вернее, медицинских, чтобы они дали заключение, что я наврал о пытках. Кто оплатил этих экспертов? Откуда у прокуратуры бюджет для оплаты английских экспертов в деле о пытках? Каким образом Дунбаев нашел их в Лондоне и пригласил на так называемое следственное действие?

Я знаю, что мы никогда не получим ответы на мои вопросы. Поэтому моя семья подала уголовную жалобу в Англии на действия этих экспертов, и я надеюсь, что мы получим ответы на наши вопросы.

Поэтому у меня была надежда на этот суд, господин судья. Я надеялся, что будут допрошены Перов и другие участники его группы, которые принимали непосредственное участие в давлении на меня с целью получение признательных показаний. И что вы вынесете частное определение в отношении лиц, оказавших давление на всех подсудимых, включая меня.

(Длинная пауза. На картинке видно, что Еримбетов словно собирается с духом.)

ИЗБИЕНИЯ ПОДОРВАЛИ ЗДОРОВЬЕ

Еримбетов: Последнее избиение в январе просто подорвало мое здоровье. Долгое время у меня были проблемы со зрением, меня мучали головные боли, я не мог нормально дышать, упал иммунитет. Я четыре месяца проболел в тюрьме бронхитом.

В материалах дела есть четыре протокола допроса, которые следователь Валиев проводил со мной в январе 2018 года. Каждый раз меня вывозили в Антикоррупционный комитет. Я был в очень плохой физической форме. Страдал от постоянных болей. На одном из допросов мне вызвали «скорую помощь». Эти допросы были посвящены исключительно в отношении жалоб моего защитника – моей матери — на мое избиение.

Валиев угрожал моей матери, что откроет против нее дело за клевету.

Я считаю, что следователь Валиев провел четыре допроса один за одним, чтобы оказать на меня давление, чтобы заставить опровергнуть информацию о моем жестоком избиении. Протоколы этих допросов есть в материалах дела. Никаких допросов или следственных действий в отношении «Скай Сервиса» со мной он не проводил до 3 марта, когда я был информирован о существовании данного дела о мошенничестве.

Мое здоровье было настолько подорвано всеми этими избиениями и пытками, что я заболел в январе бронхитом и не мог вылечиться до апреля.

Благодаря тому, что моя семья сделала публичной информацию об этом давлении, которому я подвергался в СИЗО, в мое дело вмешались казахстанские и международные правозащитники.

(Судья Шакиров опять перебивает Еримбетова, мешая ему продолжать речь и в последний раз предупреждая, что лишит его слова.)

«У НИХ НЕ БЫЛО НИКАКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ ДЛЯ ДЕЛА ПО ЛЕГАЛИЗАЦИИ ДЕНЕГ»

Еримбетов: У группы Перова не было никаких доказательств для уголовного дела по легализации денег Аблязова. По степени давления на меня я могу предполагать, что они планировали, что их главным доказательством станет мой самооговор.

А для подстраховки — чтобы был кто-то, кто может дать показания против меня, — Перов арестовал Соколенко, Зорова и Пестова. Никаких доказательств, кроме свидетельских, добытых под принуждением, у них нет и не может быть, потому что я никогда не имел никаких коммерческих, бизнес- или дружеских отношений с Аблязовым.

Всем уже понятно… (Вздыхает и надолго замолкает. Пьет воду.) Я хочу сказать, что Перов и его группа – они столько накуролесили, столько сделали нарушений всевозможных: и в области прав человека, и процессуальных, и так далее. И чтобы закрыть всё это, дело о мошенничестве и было придумано.

Из допросов сотрудников «Скай Сервис» становится понятно, что после нашего ареста в прошлом ноябре атаковали компанию «Скай Сервис», надеясь найти хоть какие-то правонарушения.

(Продолжение следует.)

На снимке: Искандер Еримбетов. Фото: Казис Тогузбаев (Kazis Toguzbayev).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Ты виноват уже тем, что хочется мне кушать», 23 октября
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1762005887260260 

«Искандер Еримбетов: Я – политический заложник», 24 октября 
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1763676110426571 

«Искандер Еримбетов: арест», 25 октября
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1765008796959969

Вадим Борейко