Искандер Еримбетов: А говорить правду легко и приятно

Выступление Искандера Еримбетова в судебных прениях 22 октября. Часть 4

ПОЧЕМУ АТАКОВАЛИ «СКАЙ СЕРВИС»

Публикую продолжение дословной расшифровки видеозаписи выступления Искандера Еримбетова, сделанной его двоюродным братом Ерболом Керимовым (Yerbol Kerimov) и опубликованной в его фейсбуке.

Еримбетов: Из допросов сотрудников «Скай Сервис» становится понятно, что после нашего ареста в прошлом ноябре следователи Перова атаковали компанию «Скай Сервис», надеясь найти хоть какие-нибудь правонарушения.

Как пояснила свидетель Филиппова, следователи хотели установить, что «Скай Сервис» — фиктивная компания, которая занимается отмыванием денег. Но совершенно очевидно, что, изъяв документы «Скай Сервиса», допросив почти всех ее сотрудников, включая пилотов, следователи не нашли ничего, что было бы им полезно в деле об отмывании.

Кстати, обыск и изъятие документов в «Скай Сервис» проходили со значительными нарушениями требований закона, на что уже указывала защита, и я надеюсь, что господин судья адресует этот вопрос при вынесении приговора и, как требует закон, признает все доказательства, добытые в процессе обысков, проведенных с нарушениями, недопустимыми.

1 марта 2018 года группа Перова зарегистрировала вот это дело – дело о мошенничестве. Для того, чтобы ввести меня в дело, использовали сидящих в СИЗО КНБ Соколенко, Пестова и Зорова, роль которых, по плану следствия, сводилась в самооговоре и оговоре меня.

Только для этого группа Перова цинично и преступно использовала этих людей. Это ни для кого не секрет. Это всё было выявлено в процессе данного суда. Даже прокурор Баймагамбетов прямо заявил в этом суде, что я являюсь основным подсудимым, хотя обвинения всех четырех подсудимых совершенно идентичны. При этом на мой вопрос, почему я основной подсудимый, прокурор Баймагамбетов предпочел не отвечать.

Как мы видим сейчас, после изучения всех материалов уголовного дела, с целью установления суммы похищенных денежных средств — это формулировка из постановлений следователей — были привлечены сотрудники ТОО «Бизнес-Аудит» в качестве специалистов. Именно они сфальсифицировали свои заключения, дав следствию суммы, необходимые для регистрации уголовного дела, и ввели в использование не существующий в законодательстве термин «минимально возможная цена, которая включает в себя прибыль».

ПОДОЗРЕВАЕМЫЙ В ДЕЛЕ О МОШЕННИЧЕСТВЕ

Еримбетов: Кстати, как уже установлено в процессе суда, я не был информирован об этих заключениях и получил копии для ознакомления только 2 марта, накануне вручения мне нового постановления о квалификации деяний подозреваемого, где меня назвали подозреваемым в «деле 15» по мошенничеству.

Таким же образом мне представили для ознакомления результаты так называемого судебно-экспертного исследования.

Как вы, надеюсь, понимаете, господин судья, ознакомление с этими документами не имело никакого смысла до того, как мной было изучено новое постановление по делу о мошенничестве, потому что у меня на момент ознакомления не было никакого контекста. Для меня это было просто анализом каких-то тарифов на услуги частной компании «Скай Сервис» по большому количеству договоров за 7 лет: больше 49 договоров.

Ни я, ни моя защита не были ознакомлены с постановлениями о назначении экспертиз и заключений специалистов, и тем самым они были лишены права на отвод экспертов, права ходатайствовать о назначении других лиц, права ходатайствовать о постановке дополнительных вопросов или уточнении поставленных. То есть меня лишили всех этих прав, которые предусмотрены в УПК.

3 марта 2018 года, в субботу, следователь Валиев в 17:30 внезапно вручил мне 70-страничный документ под названием «Новое постановление о квалификации деяний подозреваемого», датированное тем же днем – 3 марта 2018 года и подписанное Перовым.

Это было новое постановление с новыми обвинениями по мошенничеству.

Валиев потребовал, чтобы я быстро прочитал этот документ на 71 страницу. Не дождавшись даже, как мы поймем, о чем говорится в новом постановлении, он стал требовать, чтобы я расписался в протоколе, что ознакомился с новым постановлением.

Он просто шантажировал меня и моих защитников: «Если сейчас не подпишете, то я лишу ваших родителей и жену статуса защитников. Их не будут пускать в СИЗО, пока они снова не получат этот статус. И вы будете сидеть без защитников, пока они снова не получат этот статус. Как вы уже знаете, это займет время. Я могу открыть сто дел, и я буду вас каждый раз лишать статуса, если не будете подписывать протокол». Я только поэтому подписал этот протокол об ознакомлении.

Вот такой маленький пример, как следствие незаконно давит на подозреваемого. Поэтому, когда свидетель Гаан говорила, что следователь Жандос Арып заставил ее принять его формулировки, или когда говорили другие свидетели и потерпевшие, что им что-то сказали следователи, а они не могли спорить, я очень хорошо представляю, как это было.

Валиев сразу потребовал допросить меня по делу о мошенничестве. А я даже не закончил читать обвинения. Тогда Валиев потребовал подписать отказ от дачи показаний. И всё. Это был единственный допрос в рамках дела о мошенничестве.

После этого Валиев сразу вручил мне уведомление об окончании следственных действий по уголовному делу о мошенничестве. Оно было также датировано 3 марта и подписано следователем Валиевым. То есть через 45 минут после вручения мне нового постановления о мошенничестве, меня проинформировали об окончании следствия по делу.

Я надеюсь, господин судья, вы понимаете, почему период досудебного расследования для меня начинается с момента моего ареста, а не с открытия уголовного дела о мошенничестве.

При этом нас не ознакомили с постановлением о выделении уголовного дела, мы не знали, когда оно было выделено и как. Фактически меня лишили права на обжалование данного постановления.

«ПЕРОВ НЕ СКРЫВАЛ, ЧТО ЕГО ЦЕЛЬЮ ЯВЛЯЮСЬ Я»

Объявляя об окончании досудебного расследования по уголовному делу о мошенничестве, орган следствия не выяснял, имеются ли у меня доводы о моей невиновности, а также не проверял наличие доказательств, оправдывающих меня, а также не проверял заявления о применении недозволенных методов следствия при собирании и закреплении доказательств, как это требует часть 5 статьи 24 УПК.

Ну и, конечно, я не был ознакомлен с постановлением о расследовании группой следователей, и меня фактически лишили права на отвод руководителя этой группы, а также следователей из состава группы, как того тоже требует УПК.

4 мая Дмитрию Пестову, Михаилу Зорову и Василине Соколенко поменяли меру пресечения и отпустили под домашний арест. Надо сказать, что, несмотря на то, что я понимал, что им был отменен арест в результате их самооговора, я был очень счастлив. Я знаю, каково это — быть в СИЗО, и мог представить, какое давление на них оказывало следствие. Мои предположения подтвердились после допроса на данном суде Димы Пестова и Василины Соколенко.

Перов этого даже не скрывал, что я являюсь его целью. В своем постановлении об изменении им меры пресечения он прямо сказал: «в связи с полным признанием вины и дачей признательных показаний, изобличающих преступную деятельность иных лиц, которые имеют для органа уголовного преследования существенное значение». Иное лицо, имеющее для органа уголовного преследования существенное значение, – это я.

В чем же нас обвиняет Сергей Перов в этом деле о мошенничестве? Что, по мнению Перова, я и другие подсудимые сделали незаконного? В чем суть обвинения?

Я думаю, это самый тяжелый вопрос. Потому что обвинение по своей сути бессмысленно. Бессмысленно и логически, и экономически, и юридически.

(Долгая пауза.)

СЛЕДОВАТЕЛИ ПЕРЕПУТАЛИ ЧАСТНЫЙ БИЗНЕС С ГОСУДАРСТВЕННЫМ МОНОПОЛИСТОМ

По мнению обвинения, «Скай Сервис» брала слишком высокую цену за выполненные услуги. Мол, могли взять меньше, а взяли больше. По версии Перова, мошенничество совершено путем (цитирую) «необоснованного завышения цен». При этом ни следователи, ни прокуратура не могут объяснить, какой закон требует от частной компании, частного бизнеса обосновывать свои цены для покупателей. Какой закон при этом был нарушен и почему «Скай Сервис» должен продавать свои услуги дешевле, чем он считает, Перов, конечно, не указал в обвинительном акте. Указать он не мог и не может, потому что нет такого закона…

Следователи совершенно безграмотно, но при этом целенаправленно перепутали частный бизнес, частую компанию с государственным монополистом, чьи тарифы строго контролируются по закону.

С 2010-го по 2017 год компания «Скай Сервис» выигрывала тендеры у так называемых потерпевших, поскольку предлагала самые низкие цены и уникальный сервис. «Потерпевшие» (в кавычках) соглашались на цены «Скай Сервиса», потому что на тендере они были самыми низкими, и подписывали с ним контракт. В нескольких случаях никто из конкурентов «Скай Сервиса» не мог предоставить услуги, которые предоставлял «Скай Сервис». А по нескольким эпизодам дела «Скай Сервис» даже не предоставлял услуги напрямую, а был всего лишь субподрядчиком.

Компания «Скай Сервис» предоставляла услуги, клиенты были довольны, оплачивали услуги по контрактам. Никаких претензий в течение этих 7 лет «потерпевшие» (в кавычках) не имели к компании «Скай Сервис». И не имеют до сих пор. О чем они подтвердили в суде. В этом суде.

После обысков, проведенных в рамках дела о легализации, Перов получил доступ ко всем внутренним расчетам «Скай Сервис» на изъятых компьютерах сотрудников и увидел внутренние калькуляции компании, используемых для бизнес-планирования.

Перов, увидев внутренние калькуляции, решил, что «Скай Сервис» мог бы продавать свои услуги дешевле на тендерах, но продавал на 6-10% дороже. Перов назвал эти 6-10% необоснованным завышением цен и мошенничеством. То есть обвинил, объявил, что «Скай Сервис» мог продавать свои услуги дешевле, но продал на 6-10% дороже – и тем самым подсудимые совершили мошенничество путем хищения чужого имущества.

(Пауза.)

Вот это дело о мошенничестве сфабриковано исключительно на показаниях подсудимых, которые были получены под давлением, чтобы ни говорил прокурор. На меня указали, как на лицо, якобы приказавшее «необоснованно завысить цены». Это ложь. Я не занимался операционной деятельностью компании. Я никогда не работал в «Скай Сервис» и никогда не вмешивался в хозяйственную деятельность компании. Сотрудники компании «Скай Сервис» в основном меня знают как пилота-любителя, клиента «Скай Сервиса».

Главные вопросы в этом уголовном деле очень простые. Очень простые: «Имеет ли право коммерческая организация, такая как «Скай Сервис», устанавливать цены на свои услуги самостоятельно?» и «Обязана ли по закону коммерческая организация обосновывать цены на свои услуги для покупателей этих услуг?», «Что такое «необоснованно завышенные цены» и каким законом требуется обоснование повышения или понижения цены коммерческой организации?»

В ходе всего этого судебного процесса следствие и прокурор не сослались ни на какие законы. Не могут ответить. Потому что не такого закона. И прокурор знает это.

А говорить правду — легко и приятно. А вам — тяжело очень.

(Аплодисменты в комнате, где идет трансляция процесса.)

«ЭТО ОБВИНЕНИЕ — АБСУРД С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ПРАВА И ЗАКОНОВ РЫНКА»

Дело в том, что обвинительный акт – главный документ следователей – не дает ответы на эти вопросы. В обвинении просто говорится, что «мошенничество совершено путем хищения, а хищение сделано через необоснованное завышение цены». И при этом не говорится, какие именно законы нарушила компания «Скай Сервис» и подсудимые.

Прокуроры Шамои и Баймагамбетов просто отказались разъяснять нам, что именно нарушили подсудимые, в чем именно они обвиняются, заявив, что всё написано в обвинительном акте. Но там этого нет. Нет этого в обвинительном акте. Нет объяснения фразы «необоснованное завышение цены», на которой строится ваше глупое обвинение.

То есть в данном судебном процессе ни у подсудимых, ни у защитников, ни у адвокатов, ни у так называемых потерпевших, ни даже у прокурора и судьи нет понимания сути обвинения. Никто из них не в состоянии объяснить, что такое «необоснованное завышение цен» для коммерческой организации.

А дело в том, что любая попытка обвинения дать юридическое обоснование вот этой фразе: «необоснованного завышения цены» — ведет к полному развалу обвинения. Поэтому прокуроры, следователь отказываются объяснять, что это значит. А потерпевшие просто не могут, «потерпевшие» в кавычках. Кстати, этих потерпевших сегодня нет в зале, и мы их позицию не заслушали.

Дело в том, что следователи Перова не понимают, каким образом регулируется рынок в Республике Казахстан. Обвинители не понимают, что коммерческие организации свободны в установлении цен на свои товары и услуги. Цены регулируют законы рынка и конкуренции. Цена услуг может меняться в зависимости только от спроса и предложения, а также от соотношения цены и качества услуг. Так что необоснованное завышение тарифов в сфере бизнеса – это просто глупость. Несусветная глупость.

Любая чрезмерно завышенная цена, господин судья… Любая чрезмерно завышенная цена тут же оборачивается падением спроса на эти услуги и потерю клиентов. То есть обоснованность цены диктует рынок, и, соответственно, ни Перов, ни его следователи не в состоянии определить степень обоснованности тарифов той или иной коммерческой сделки. А пытаясь сделать это, они нарушают положения Конституции, Гражданского кодекса и Предпринимательского кодекса.

Такие обвинения, которые выдвинуло следствие, – это абсурд с точки зрения действующего права и законов рынка.

В ходе судебного разбирательства были допрошены все так называемые изобличающие в преступлении свидетели, которых хотело допросить обвинение. Так вот, ни один из людей не дал показания, которые бы подтвердили обвинения. Мы не увидели никакого изобличения в протоколах допросов других свидетелей. Более того, допрашиваемые были удивлены, что их записали в свидетели обвинения. Все они были допрошены следователями в рамках дела об отмывании. Никто из них не подтвердил фактов никакого совершения мошенничества. Об этом мы говорили.

Вы, господин судья, сделали замечание прокуратуре, что они включили 80 свидетелей, которые ничего не подтверждают, а их назвали свидетелями, изобличающими [преступление]…

Некоторые свидетели обвинения рассказывали о давлении следствия, о фальсификациях в протоколах допросов, сделанных следователями. Например, свидетели Гаан и Филиппова.

(Продолжение следует.)

На снимке: Искандер Еримбетов. Фото: Гайни Абдуалиевна Еримбетова.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Ты виноват уже тем, что хочется мне кушать», 23 октября
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1762005887260260 

«Искандер Еримбетов: Я – политический заложник», 24 октября 
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1763676110426571 

«Искандер Еримбетов: арест», 25 октября
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1765008796959969

«Искандер Еримбетов: меня регулярно били пять человек», 26 октября
https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1766617443465771

https://www.facebook.com/vadim.boreiko/posts/1767634476697401    

На данном изображении может находиться: 3 человека, борода

Please follow and like us:
error2