Интервью из СИЗО: «Другие заключенные удивляются, что нас посадили за комментарии в интернете»

Второй месяц продолжается судебный процесс над 13 активистами, обвиняемыми в причастности к деятельности организации, запрещенной на территории Казахстана. Онлайн-процесс ведет судья Алмалинского районного суда Алматы Ернар Касымбеков. Пятеро обвиняемых — гражданские активисты Диана Баймагамбетова, Абай Бегимбетов, Асхат Жексебаев, Кайрат Клышев и Ноян Рахимжанов — находятся в следственном изоляторе ЛА-155/18 и участвуют в процессе через приложение Zoom.

13 представших перед судом активистов выступали с публичной критикой в адрес властей, выходили на различные протестные акции, после которых их отправляли под административные аресты.

Им предъявлено обвинение по пункту 1 статьи 405 («организация деятельности экстремистской организации») и пункту 2 той же статьи («причастность к деятельности экстремистской организации») уголовного кодекса. Власти обвиняют их в причастности к деятельности «Көше партиясы» и «Демократического выбора Казахстана» (ДВК), возглавляемого оппозиционным политиком в изгнании и бывшим банкиром Мухтаром Аблязовым, который с 2009 года живет за границей, а также в организации незаконных митингов и пикетов.

Обвиненные по статье 405, части 1, 2:

  • Бегимбетов Абай
  • Жексебаев Асхат
  • Клышев Кайрат
  • Рахимжанов Ноян

Обвиненные по статье 405, часть 2:

  • Аспандиярова Даметкен
  • Алибеков Бакдаулет
  • Баймагамбетова Диана
  • Джаукерова Гульзипа
  • Жуманиязова Нинагуль
  • Козиев Ермек
  • Курбанов Марат
  • Смагулов Болат
  • Уалиев Дархан

Власти Казахстана запретили деятельность движений ДВК и «Көше партиясы», которые выступают за парламентскую систему правления, выборность акимов и судей, и признали их «экстремистскими организациями». Однако решение суда нигде не опубликовано. Европейский парламент назвал эти организации «мирными оппозиционными движениями».

В качестве доказательств следователи предоставили суду видеообращения активистов, размещенные в социальных сетях, и результаты филолого-психологической экспертизы. Прокурор заявил, что все 13 человек представляют угрозу для государства, национальной безопасности страны, что все они вступили в запрещенную организацию и пытались свергнуть государственную власть.

Активисты, не признавшие выдвинутые обвинения, неоднократно выражали недоверие судье и прокурору по делу и просили их замены. Они также приобщить к материалам дела решения Есильского районного суда столицы о запрете движений «Демократический выбор Казахстана» и «Көше партиясы», которые официально не зарегистрированы в стране. Однако суд их требование не удовлетворил.

Адвокаты обратились в суд с просьбой перевести пятерых задержанных под домашний арест по состоянию здоровья. Однако суд не удовлетворил и это ходатайство. Судья сказал, что в случае проблем со здоровьем находящиеся в СИЗО ЛА-155/18 могут обратиться за медицинской помощью к сотрудникам учреждения. Однако обвиняемые пожаловались на отсутствие таких условий.

Репортеру Азаттыка удалось поговорить с арестованными Асхатом Жексебаевым и Дианой Баймагаметовой и узнать об их состоянии.

«Мы не открываем дверь камеры, когда разносят еду»

Азаттык: Что сейчас с вами происходит в СИЗО? Какие условия содержания арестованных?

схат Жексебаев: У нас есть жалобы, связанные с обеспечением [арестованных]. Но сначала хочу рассказать о ситуации с Дианой [Баймагамбетовой]. На встрече сегодня (интервью состоялось 24 сентября. — Авт.) она рассказала о психологическом давлении со стороны сотрудников-мужчин в тюрьме. Это противоречит нормам содержания заключенных женщин. Мужчины не должны заходить в женскую камеру. А они [сотрудники тюрьмы] не только входят, но и оказывают давление. Там, где сидим мы, мужчины, ситуация нормальная. У нас есть претензии только к качеству еды. К примеру, я знаю, что на питание одного человека предусмотрено по две тысячи тенге в день. Это 62 тысячи тенге в месяц. Если на сегодняшний день здесь содержится 1 500 арестованных, то только около 500 из них едят тюремную пищу. Остальная еда сливается в унитаз. Я писал об этом и в администрацию, и в прокуратуру. Мы не открываем дверь камеры, когда разносят еду. Раз в неделю подают вареные яйца, картофель, иногда жареную или соленую рыбу (сельдь), мы берем такую еду. Через время каша на завтрак превращается в желе. К нам подсаживают новых людей, иногда на две недели, иногда на более длительный срок. Сначала они берут тюремную еду, а затем смывают ее в унитаз.

Азаттык: Вы видите друг друга в изоляторе? И не холодно ли в камерах, учитывая холода?

Асхат Жексебаев: Мы все находимся в коридоре 15, но сидим в разных камерах. Прошлую зиму мы провели здесь, уже привыкли. Ситуацию можно назвать удовлетворительной. В женском отделении СИЗО холодно круглый год.

Азаттык: Вы получаете посылки, продукты, что вам передают?

Асхат Жексебаев: Препятствий нет. Потому что, если такое происходит, мы немедленно реагируем. Поэтому администрация не допускает препятствий. Но у нас есть другая проблема. На всех окнах установлены жалюзи. Они не пропускают солнечные лучи. Двор для прогулок крытый, поэтому не видно солнца. Одним словом, мы нуждаемся в солнечном свете.

Азаттык: Когда вы выходите на прогулку, у вас бывает возможность поговорить с другими заключенными. Как они к вам относятся? Они знают, почему вы сидите под стражей?

Асхат Жексебаев: К сидящим здесь людям предъявлены обвинения по разным правонарушениям. Они знают нас заочно. Некоторые поддерживают.

«Суд не заинтересован в принятии справедливого решения»

Азаттык: Диана, вы ранее сообщали, что вы плохо себя чувствуете. Как ваше здоровье сейчас? Вы одна сидите в камере?

Диана Баймагамбетова: У нас есть проблема в женской части СИЗО: не хватает мест. За 15 минут вся камера должна успеть помыться. В умывальной очень грязно. Сейчас похолодало, везде дует ветер. Хотим, чтобы подняли этот вопрос. Нам тяжело.

Когда меня арестовали, я была в демисезонной одежде. В декабре, январе и феврале здесь было очень холодно. Пол изношен, окно не закрывается. Температура внутри камеры такая же, как на улице, — 15–20 градусов. Я тогда сильно простудилась. Недавно вылечилась. Мне сейчас лучше. Но мне страшно думать о приближающейся зиме.

В одной камере содержатся по 6, иногда 8–10 человек. Обвинения против них разные: убийство, мошенничество, наркотики и так далее. Разные судьбы, но никто не собирался становиться преступником. За год в тюрьме я видела много разных людей. Они удивлялись, когда узнавали, за что я сижу. «Не может быть, тебя посадили за участие в похоронах Дулата Агадила?», «За комментарии в интернете?» Я даже на митинг не пошла, потому что меня задержали до него. Поэтому мы наказаны за то, что посетили кладбище и дом Дулата Агадила и высказали свое мнение. Привлекли к административной ответственности, оштрафовали. Такие истории вселяют в них надежду. Они говорят, что хотят узнать больше, хотят присоединиться. Они также обеспокоены будущим Казахстана и хотят внести свой вклад.

Азаттык: В тюрьме у вас было время на то, чтобы проанализировать прошлое и подумать о своих действиях, о своей позиции. Вы сожалеете о своем прошлом? Изменились ли ваши взгляды?

Диана Баймагамбетова: Конечно, нет. Никогда не было сожалений. Но мы тоже созданы из плоти и крови, иногда устаем. Однако это быстро проходит. Вы знаете, наоборот, в глубине души я удовлетворена тем, что мы что-то делаем для улучшения Казахстана, повышения уровня жизни в стране. Это приносит радость. Постараемся и дальше развивать Казахстан.

Асхат Жексебаев: Не жалею. Считаю, что казахстанским активистам необходимо проводить больше работы по просвещению и информированию общественности. Необходимо распространять много информации, особенно касающейся гражданской ответственности. Людям нужно знать законы, Конституцию. Многие сидящие здесь люди не знают законов. Необходимо объяснять людям ситуацию в странах с диктаторской системой, сравнивая ее с ситуацией в цивилизованных европейских странах, где преобладает верховенство закона, соблюдаются права человека. Надо рассказывать о том, что будет с системой, которая укреплялась в нашей стране на протяжении 30 лет, если она не изменится в демократическом направлении. Примером тому могут стать суды. Процессы проходят в одностороннем порядке. Суд не заинтересован в справедливом решении.

«Питание заключенных соответствует нормам»

Заместитель руководителя ЛА-155/18 по режиму Ринат Ахметжанов в беседе с репортером Азаттыка отверг сказанное находящимися под стражей активистами. Ахметжанов заверяет, что сотрудники тюрьмы из числа мужчин входят в камеры, где находятся женщины, только после предупреждения женщин-надзирательниц.

— Мужчины, администрация тюрьмы входят в женскую камеру только после того, как женщины-охранницы, стоящие на посту, сообщают женщинам, чтобы они оделись и построились. Правда, Диана Баймагамбетова жаловалась на холод из окна в женской умывальной. Мы сразу закрыли верхнюю часть окна. Что касается каши, то, даже если готовить ее в домашних условиях, она спустя некоторое время загустеет. В целом, всё питание заключенных соответствует нормам. Причина холода в женской камере связана с отсутствием отопления, еще не подключили, — говорит он.

Однако Ринат Ахметжанов никак не прокомментировал жалобы на грязь в женской умывальной и места для прогулок без солнечного света.

Ранее казахстанские правозащитники добавили гражданских активистов Диану Баймагамбетову, Асхата Жексебаева, Нояна Рахимжанова и Кайрата Клышева в список «политических заключенных». Официальный Нур-Султан заявляет, что в стране нет преследуемых за политические взгляды.

Точное количество человек, привлеченных к ответственности в Казахстане по обвинению в причастности к деятельности ДВК и «Көше партиясы», неизвестно. Некоторые правозащитники говорят, что за последние годы было осуждено около 300 человек.

В июле международная правозащитная организация Human Rights Watch (HRW) призвала Нур-Султан не преследовать активистов и позволить политическим оппозиционным движениям действовать свободно, не обвиняя их в «экстремизме».

Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности в своем недавнем заявлении о преследованиях по политическим мотивам называет суд над 13 активистами «апогеем кампании политических преследований сторонников оппозиции».
Активисты во время судебного процесса онлайн. Алматы, 3 августа 2021 года

Санияш Тойкен

https://rus.azattyq.org/a/kazakhstan-almaty-trial-of-thirteen-civil-activists-dvk-koshe-party/31481408.html?fbclid=IwAR17wuYt0PxhwfMGhZzJWaUFz1KR85u9eoMoITmgyZgJHlSOhxO6-EuNUgI