Хотим в ООН? Почему освободили Арона Атабека и Алмата Жумагулова

1 октября 2021 года на свободу были отпущены Алмат Жумагулов и Арон Атабек. И первому, и второму смягчили наказание с лишения свободы до ограничения свободы. Разница лишь в том, что в отношении Жумагулова суд удовлетворил его ходатайство о замене ему неотбытой части тюремного срока ограничением свободы, а Атабека освободили по состоянию здоровья.

«Осужденный страдает неизлечимой болезнью: поражение межпозвоночного диска шейного отдела с миелопатией. Дегенеративно-демиелинизирующее заболевание спинного мозга на шейном уровне и другие.  Данная болезнь входит в перечень заболеваний осуждённых, являющихся основанием освобождения от отбывания наказания, утвержденный приказом министра внутренних дел РК», – сообщила пресс-служба суда №2 Павлодара (именно в Павлодаре, в учреждении АП-162/1 содержался последнее время Арон Атабек).

Таким образом, гражданский активист провел в местах лишения свободы более 15 лет, и отбывание остального срока ему на сегодня заменено одним годом ограничения свободы с установлением пробационного контроля.

Политзаключенный №1

 

Так можно назвать Арона Атабека.

 

Он был задержан 17 июля 2006 года, после Шаныракских событий в Алматы. А 5 октября 2007 года суд Алматы вынес приговор 25 обвиняемым по «шаныракскому делу». Поэт Арон Едигеев (Атабек — литературный псевдоним) получил 18 лет лишения свободы по обвинению в «организации беспорядков». Курмангазы Утегенов, осужденный по обвинению в причастности к смерти сотрудника полиции, был приговорен к 16 годам тюрьмы. Ерганата Тараншиева осудили на 15 лет, Рустема Туякова приговорили к 14 годам лишения свободы. Кроме того, суд приговорил еще 18 человек к трем годам условно. Двое были приговорены к одному году условно, один был оправдан.

 

Арон Атабек родился в Астраханской области России, окончил филологический факультет КазГУ, позднее учился в аспирантуре на кафедре монголистики и тюркологии Ленинградского госуниверситета. В декабре 1986 года он был одним из тех, кто вышел на центральную площадь Алматы в знак протеста против решения Москвы назначить Геннадия Колбина первым секретарем Компартии КазССР и позднее требовал от руководства республики полного оправдания участников декабрьских событий и провозглашения суверенитета Казахстана.

 

Весной 1990 года Арон Атабек и несколько его соратников объявили о создании Партии национальной независимости «Алаш». Он также издает газету с этим названием. В начале 1991 года Арон Атабек переехал в Москву и с осени начал издавать политическую газету «Хак».

 

В 1991 году в газете была опубликована глава статья «Не верь улыбке президента» — по сути, глава из книги известного казахского диссидента Каришала Асанова «Призрак суверенитета». По факту той публикации в Казахстане против Атабека было возбуждено уголовное дело, но он переехал в Баку и стал недосягаем для казахстанских следователей.

 

После того как первый демократически избранный президент Азербайджана Абульфаз Элчибей ушел в отставку и к власти пришел бывший коммунистический лидер Гейдар Алиев, Арон Атабек решил покинуть Азербайджан, вернулся в Казахстан, а в середине 2000-х основал оппозиционное общественное объединение «Қазақ ұлты» и начал активно участвовать в политической жизни. Под эгидой этого объединения Атабек и призвал жителей районов Айгерим, Бакай, Улжан и Шанырак близ Алматы, которые переехали в эти населенные пункты из разных уголков страны в поисках заработка на жизнь, объединить усилия для защиты своих домов.

 

14 июля 2006 года алматинская полиция попыталась сломать самооборону жителей поселка Шанырак с целью сноса их незаконно построенных домов. Столкновения закончились трагедией, один полицейский – Асет Бейсенов — был сожжен заживо. За организацию этих беспорядков Арон Атабек и был осужден.

 

В течении 15 лет Арона Атабека несколько раз переводили из одной колонии в другую, а с 2014 года он находится в одиночном заключении в СИЗО Павлодара. Там его дважды отправляли в так называемую «тюрьму в тюрьме» — на длительное одиночное заключение без права на переписку и свидания.

Право на помилование

За все это время казахстанские и международные правозащитные организации не раз обращались к Акорде с просьбой освободить поэта, но услышаны не были. Однако его позиция была по достоинству оценена – в 2010 году он получил международную премию Freedom to Create в номинации «Творец в заключении» (Imprisoned аrtist).

Последнее обращение об освобождении политузника 20 сентября текущего года сделала правозащитник, глава фонда «Ар.Рух.Хак» Бахытжан Торегожина —  она подала ходатайство о помиловании Атабека, собрав под документом подписи более 2,5 тысяч казахстанцев. Тогда ее коллега, директор Казахстанского бюро по правам человека Евгений Жовтис заявил, что шансы на помилование и целесообразность освобождения гражданского активиста достаточно высоки.

«Сейчас как раз целесообразность помилования Атабека достигла высокой степени. Во-первых, человек отсидел 15 лет, во-вторых, он очень болен, и никаких сомнений в этом нет, в-третьих, 2,5 тысячи подписей под ходатайством Торегожиной – это много, даже по тяжести его обвинения для людей достаточно того, какое наказание он понес.

Но целесообразность будет рассматриваться главным образом в соответствии с внутриполитическим положением. И вот тут очень трудно предсказать, как себя поведет власть.

Вопрос, я полагаю, будет рассматриваться Администрацией президента, отделом внутренней политики: станет ли человек, вставший на защиту выселяемых в 2006 году, неким символом сегодня, насколько это будет опасно и т.д. Но я склоняюсь к тому, что аргументы гуманитарного характера и здравого смысла перевесят и склонят чашу весов в пользу помилования», — говорил Жовтис.

Как стало известно сегодня, власть решила проявить милосердие иным способом, таким образом перетянув инициативу по освобождению Атабека на свою сторону.

«Мы хотим в ООН»

Так отреагировал Евгений Жовтис на освобождение Жумагулова и Атабека.

«Оба они отбыли достаточный срок, чтобы выйти как условно-досрочно, так и с заменой более тяжкого наказания менее тяжким. Но Атабек, как известно, и сам не обращался с ходатайствами об освобождении, а Жумагулову до последнего времени отказывали – их просто не хотели отпускать по политическим мотивам. 

Но на фоне этого мы постоянно получаем довольно серьезную порцию критики за большое количество политзаключенных, применение статьи 405 УК РК против политической оппозиции, различных «несогласных», гражданских активистов и т.д., на международном уровне. И в то же время стремимся стать членом Совета ООН по правам человека.

Я так думаю, что таким образом наши власти решили частично ответить на эту критику», — отмечает правозащитник.

При этом он обращает внимание, что за последний год значительно меньше стало приговоров по «политическим делам» с реальным лишением свободы:

«Все больше ограничиваются ограничением свободы, вроде как не хотят увеличивать количество политзаключенных. Но при этом «впаивают» по пять лет ограничения на занятие общественной деятельностью. То же самое произошло с Жумагуловым и Атабеком – ограничение свободы и на них накладывает подобный запрет».

На наш вопрос, чем все-таки вызван этот аттракцион неслыханной либеральности, Евгений Жовтис ответил так:

«Я так думаю, предприняты эти действия в преддверие того, что в октябре будет рассматриваться наша заявка о членстве в Совете ООН по правам человека. Так что это некий акт доброй воли, очередной «разгул демократии».


Родионов Владимир

https://kz.media/archives/52440?fbclid=IwAR2KHv9fDdpHCrhNRx5YzsrZCK92e1GbZOM5gOxBBCVIUbXn7K4MbfXIxTw