Фонд «Ар-бедел» – антиказахский или чего хочет г-жа Нестерова

Ранее я уже писала, что деятельность ОФ«Ар-Бедел» носит явно антиказахский характер, судя по тому, что ответчиками ОФ «Ар-Бедел» являются только казахи, в то время как в интернете полно видео, к примеру, на youtube каналах «Til Maydani», «Interhunta», где граждане русской и других национальностей открыто делают заявления шовинистического и сепаратистского характера, дискриминируют казахов по признаку языка, отказывая им в предоставлении информации и услуг на казахском языке, но Фонд предпочитает этого не замечать, что указывает на его пророссийскую ориентацию, о чем я написала в обращении к международным правозащитным организациям и иностранным посольствам в КЗ.
В том, что мои догадки верны, я убедилась еще раз, когда узнала, что руководитель научно-экспертной службы по борьбе с кибербуллингом ОФ«Ар-Бедел Нестерова Елена Викторовна, оказавшаяся также ассоциированным профессором ВШП «Әділет» Каспийского университета, главным научным сотрудником Института законодательства и правовой информации РК, в своей статье «Требование активистов «языковых патрулей» говорить по-казахски незаконно» интепретирует статью 24 Закона Республики Казахстан от 4 мая 2010 года № 274-IV «О защите прав потребителей» таким образом, что якобы русскоязычные граждане КЗ не обязаны устно предоставлять потребителям информацию на казахском языке и оказывать на нем услуги, откуда следует, что у русскоязычных жителей РК нет необходимости изучать госязык.
На вопрос журналиста: «Обязывает ли отечественное законодательство продавцов, официантов, представителей частных компаний говорить с потребителями на государственном языке?», Нестерова Е.В. отвечает: «Такого требования законодательство не предусматривает.»
-А как же Закон «О защите прав потребителей», которым как жупелом размахивают организаторы «языковых рейдов»?,
— Он тоже не требует от субъекта предпринимательства обеспечить общение с потребителем на том или ином языке. Он лишь говорит об обязанности продавца (изготовителя товара или исполнителя услуги) на двух языках предоставить потребителю информацию о товаре или услуге, например, в документации, прилагаемой к товару, на потребительской таре, этикетках или иным способом, принятым для отдельных видов товаров, работ или услуг.
Т.е. Нестерова Е.В. прямо внушает русскоязычным согражданам, что они имеют право отказывать в предоставлении информации и услуг казахам. Если следовать логике Нестеровой Е.В. то непонятно, как должны потребители, не владеющие русским, изъясняться с русскоязычными поставщиками услуг, – возможно, что она понимает под выражением «иным способом» не устную речь, что естественно в такой ситуации, а язык жестов?
В то же время статья 24. «Обязанности продавца (изготовителя, исполнителя)» «Закона о защите прав потребителей» РК гласит:
«Продавец (изготовитель, исполнитель) обязан:1) предоставить информацию о товаре (работе, услуге), а также о продавце (изготовителе, исполнителе) на казахском и русском языках…»
Любому человеку ясно, что законодатель имеет в виду и устную речь, без чего невозможно общение, но Нестерова Е.В. намеренно толкует данную статью так, что говорить с потребителями на государственном языке необязательно.
Полагаю, что сама г-жа Нестерова не владеет казахским языком, но считает в порядке вещей требовать у казахов предоставления информации и услуг на русском, считаю, что в свете ее интерпретации «Закона о защите прав потребителей» она не имеет права требовать у казахов говорить с ней по-русски, тем более, что в законодательстве РК нет нормы, обязывающей казахов владеть русским языком, который для них является иностранным.
Очевидно, что Нестерова Е.В. не осознает всю опасность ее искаженного толкования норм вышеуказанного закона, т.к. казахи составляют более 70% населения, а русские — максимум 18%, поэтому если казахи ответят зеркально и откажутся предоставлять информацию и услуги на русском языке, то последствия будут катастрофичными именно для русскоязычных.
И почему Нестерова Е.В., всю жизнь проживая и работая в КЗ, получая зарплату из казны казахского государства, не пожелала овладеть госязыком, игнорируя свой гражданский долг, прописанный в ст.4 Закона «О языках в Республике Казахстан»? Наверняка, как юрист — эксперт, она знает о статье 4 «Закона Республики Казахстан от 11 июля 1997 года № 151-I «О языках в Республике Казахстан»: « Долгом каждого гражданина Республики Казахстан является овладение государственным языком, являющимся важнейшим фактором консолидации народа Казахстана.»
Похоже, что Нестерова Е.В. рассылает разработанные ею методички с таким же содержанием в отделы внутренней политики и управления по развитию языков страны, т.к. один из моих подписчиков прислал мне ее экземпляр, предоставленный ему в акимате.
Почему Нестерова Е.В. присвоила себе функции Минюста РК по разъяснению нормативно – правовых актов и позволяет себе действия, способствующие саботажу использования и продвижения казахского государственного языка, вместо того, чтобы призывать сограждан исполнять свой гражданский долг по овладению им, соблюдать законы, проявлять уважение к казахскому государству и казахскому государствообразующему народу?
Я, Жулдызай Назаровна Форт, могу с уверенностью сказать, что, напротив, моя деятельность является конструктивной, общественно полезной, т.к. в расширении сферы применения государственного языка в ВКО и в стране в целом имеется и мой немалый вклад, чему свидетельства письма различных организаций, выражающие признательность за мои усилия в его продвижении, примеры которых представлены в приложении, «лайки» и одобрительные комментарии подписчиков к моим постам.
Очевидно, что именно это не нравится пророссийскому руководству ОФ «Ар-Бедел», вследствие чего им инициировано судебное преследование меня с целью заставить меня замолчать, не допустить роста национального самосознания казахов и доминирования казахского языка в КЗ под влиянием моей деятельности, т.к. на протяжении нескольких лет я неоднократно заявляла в своих публикациях о необходимости исключения из Конституции РК п.2 ст.7 о русском языке, де-факто подменяющим казахский государственный язык практически во всех сферах общественных отношений страны.
Но ОФ «Ар-Бедел» вуалирует свои истинные цели по противодействию продвижению государственного языка защитой чести и достоинства экс-президента Назарбаева Н.А., которым с моей стороны ничего не грозит.
Подтверждением обоснованности вышесказанного является тот факт, что Фонд в исковом заявлении в качестве доказательств противоправности моей деятельности привел следующие посты: «Какие в КЗ законодатели безграмотные — вот посмотрите один и тот же закон, но названия на казахском и русском языках разнятся — в казахском языке звучит как «ТІЛ туралы заң», а в русском как «закон о ЯЗЫКАХ»! А ведь это только одна из множества ошибок в русско — казахских версиях законов — я уже обнаружила несколько несоответствий! Вот поэтому, чтобы не было разночтений, законы РК должны издаваться только на государственном казахском языке! (публикация от 22.08.2021г.)»;
«Преследование Куата Ахметова – преследование казахского языка!» (публикация от 21.08.2021г.)».
Также в казахском варианте искового заявления Фонда написано «1. Жауапкер жариялаған материалдар мағынасы бойынша қоғамдық теріс бейнені – «ортақ жауды» қалыптастыруға, Тұңғыш Президент – Елбасының беделін түсіруге, сондай-ақ жалпы мемлекеттік билік аппаратына, тілдік саясатқа қатысты бағытталған, мысалы (айтылымдар автордың жазуы бойынша келтіріліп отыр)…» — «тілдік саясатқа қатысты бағытталған» – переводится как «опубликованные ответчиком материалы направлены… против языковой политики (власти)».
Из приведенных примеров ясно, что самом деле ОФ «Ар-Бедел», прикрываясь борьбой с кибербуллингом, сам буллит, травит меня за блогерскую и правозащитную деятельности, пытаясь запретить предание общественной огласке фактов лингводискриминации казахов в Казахстане.
Сама Нестерова Е.В. лично представляла в суде гр-ку Шишову Н.А., которая в грубой форме отказалась предоставить информацию на казахском языке, унизив мое человеческое и национальное достоинство, и в ходе конфликта нанесла мне телесные повреждения. Причем г-жа Нестерова вела себя так, как будто это дело касается ее лично, — агрессивно перебивала выступающих, очень эмоционально отстаивая право своей доверительницы пренебрегать законами РК и дискриминировать казахов по признаку языка.
Думаю, что это указывает не только на идейную общность Нестеровой Е.В. со своей доверительницей, но и на личную неприязнь ко мне, возникшую из чувства тревоги, что вследствие моей деятельности русский язык окажется невостребованным в официальной сфере КЗ, и она лишится работы и весомых доходов за счет субсидий казахского государства, вливаемых в ОФ «Ар-Бедел».
Таким образом, Фонд, якобы защищающий права всех граждан РК, сам нарушает законы, игнорируя государственный казахский язык и право на получение информации и услуг на родном языке коренного казахского народа, составляющего не менее 70% населения КЗ!
Также из вышеприведенного следует, что ОФ «Ар-Бедел», преследующий исключительно казахов по политическим мотивам, тем самым заявляющий о себе как пророссийски ориентированная организация, оказался аффилированным с государственными чиновниками и органами КЗ и безнаказанно нарушает законы РК.
Согласно п.1 ст.12 Закона РК «О некоммерческих организациях» целями фондов должны быть социальные, благотворительные, культурные, образовательные и иные общественно-полезные деятельности, а ОФ «Ар-Бедел» преследует граждан казахской национальности за попытки реализации своих конституционных прав на свободу слова и пользование родным языком, препятствует нормальному функционированию государственного казахского языка, не соблюдает законы РК, злоупотребляет правом, присваивая функции государственных органов.
Наряду с гербом, гимном, флагом, казахский как государственный язык является атрибутом независимой РК, следовательно, нарушение норм языкового законодательства РК, пренебрежение казахским государственным языком, саботирование его продвижения ОФ «Ар-Бедел» следует трактовать как отрицание суверенной государственности Казахстана.
Ввиду вышеуказанного полагаю, что деятельность ОФ «Ар-Бедел» носит противоправный, деструктивный характер и может повлечь обострение языковой ситуации и межэтнических отношений в стране из-за воспрепятствования нормальному функционированию государственного казахского языка, поощрения тем самым шовинистических настроений, лингводискриминации казахов и преследования активистов, борющихся с этим негативным явлением.
Также ввиду того, что в конечном счете МИОР и Правительство РК оказались связанными с учредителями ОФ «Ар-Бедел», то очевидно, что Фонд дискредитирует их и подлежит ликвидации.



Жулдызай Форт

https://www.facebook.com/Zhuldyzay.Forth/posts/4811456198916880