Есть приговоры, нет закона

Айгуль Айжарикова – адвокат двух политических осужденных выявила грубые нарушения следствия. Но, как водится, в ходе политических репрессий на закон обращать внимание не принято.

В ходе уголовного судебного заседания в актауском суде первой инстанции были допущены ряд нарушений, выявленных Айгуль Айжариковой – адвокатом политически-осужденных Айжан Исмаковой и Абзала Каналиева.

На прошлой неделе в Актау суд ограничил свободу на год гражданским активистам Айжан Исмаковой и Абзалу Каналиеву, обвиненным в «участии» в деятельности запрещенной организации.

Как считает защитник Исмаковой, обвинения строятся на филолого-политологической экспертизе, которая была сделана почему-то в Шымкенте. Адвокатом был задан вопрос суду на этот счет, в свою очередь прокурор дал неоднозначный ответ: дескать, они могут проводить экспертизу в любом городе, но при этом систематически производят данные экспертизы именно в Шымкенте. По ходатайству адвоката были допрошены специалисты (работники института судебных экспертиз). Адвокату удалось выяснить, что данные эксперты имеют лицензию, но она считается приостановленной. На что один пояснил, что лицензию ему приостановили, поскольку он является работником вышеуказанного института и госслужащим, у второго специалиста лицензия вообще отсутствовала. Почему? Вопрос остался без ответа.

Привлечение независимого эксперта не представилось возможным, так как все экспертизы были сделаны в ходе следствия. Но самое главное – заключение датируется 06.10.2020, хотя уголовное дело было возбуждено 28.10.2020. Серьезное нарушение объяснили простой технической ошибкой. Этому судья дала оценку в ходе вынесения политически-мотивированного приговора.

Также адвокатом было подано ходатайство об истребовании решения Есильского районного суда, о признании организации экстремистской. Такое ходатайство, как и во всех аналогичных случаях, отклонено. Затем адвокат заявила ходатайство об исключении всех доказательств из материалов уголовного дела, добытых до заведения уголовного дела. Хотя суд это заявление принял, но правовую оценку не дал.

До окончания суда было подано ходатайство о закрытии уголовного дела в отношении Исмаковой в связи с тем, что подсудимая отказалась от правозащитной деятельности в соответствии с примечанием к ст. 405 УК РК (Лицо, добровольно прекратившее участие в деятельности общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осуществлением ими экстремизма или терроризма, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления).

Данная норма применена не была.

По этому поводу было направлено заявление в прокуратуру о разъяснении данного примечания, в связи с чем данная норма не работает? Прокуратура перенаправила в Департамент полиции, оттуда ушло следователю, на что был получен ответ, по прошествии всех допустимых сроков, что это будет решать суд.

Также Исмакова пояснила, что никакой политической подоплеки в ее деятельности нет, так как затрагивала только социальные вопросы и выражала свое мнение, что закреплено в Конституции РК (как известно, Конституция имеет высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории РК (ст. п.2 ст.4 Конституции РК).Опять же ст. 20 Конституции РК показала, что п.4 данной статьи нарушен подсудимой не был, так как пропаганды или агитации насильственного изменения конституционного строя, нарушения целостности Республики, подрыва безопасности государства, войны, социального, расового, национального, религиозного, сословного и родового превосходства, а также культа жестокости и насилия со стороны подсудимой не было.

Исмакова в ходе уголовного процесса вину не признала, так как наивно полагала, что граждане в Казахстане могут пользоваться своим конституционным правом выражения мнения.

И тем не менее суд принял решение назначить наказание – год ограничения свободы, хотя прокурор запрашивал три года.

Другой подсудимый Абзал Каналиев вынужденно признал вину, по этой причине никого допрашивать не стали. Он дал пояснения, что программа ДВК ему нравится и любой человек хотел бы лучшего для своей страны и для народа, а в программе ДВК как раз и были все моменты, с которыми он согласен.

Вкупе с вмененной ему дракой (которую подсудимый пытался разнять) ему вынесли такое же наказание – год ограничения свободы.



Актауский филиал КМБПЧ

https://bureau.kz/novosti/est-prigovory-net-zakona/