Два новых удара по наследию культа личности

В советской истории культ личности неразрывно связан с массовыми репрессиями как самой крайней формой нарушения прав человека. В постсоветском Казахстане репрессии были скорее точечными, а культ личности и вовсе гротескным, но тем важнее покончить с его проявлениями в «новом Казахстане», и проблема эта имеет целый ряд правозащитных аспектов.

Полвека назад Владимир Высоцкий написал одна из своих самых известных песен «Банька по белому», герой которой вспоминает свои лагерные годы, на память о которых ему осталась «наколка времён культа личности» с профилем Сталина на голой груди. В завершение своих воспоминаний и размышлений герой песни горестно восклицает:

Застучали мне мысли по темечку:

Что ж выходит, я зря им клеймён?

И хлещу я берёзовым веничком

По наследию мрачных времён

Первый удар по его культу был нанесён конституционным референдумом 4 июня, на которому казахстанские избиратели проголосовали за исключение из Конституции титулов «елбасы» и «ли дер нации», которыми Нурсултан Назарбаев был в своё время официально наделён. Правда, после референдума так и осталось неясно, отменён ли атем самы печально известный закон «О первом президенте РК» или только поставлен на отмену (более чем странный бюрократический термин, но такая юридическая процедура официально существует), а если так, то когда же эта утрата наконец свершится?

Второй и третий шаги в этом направлении были сделаны (а) на стыке предыдущей и текущей недель и (b) буквально вчера. В субботу 17 сентября президент РК подписал указ «О переименовании столицы Республики Казахстан города Нур-Султан в город Астану», вступивший в силу с момента первой официальной публикации в понедельник 19 сентября. А уже в среду 21-го депутаты казахстанского парламента проголосовали за исключение из списка государственных праздников перводекабрьского Дня первого президента и восстановлении в означенном списке октябрьского Дня республики. Если исходить из названий этих двух праздников, то отмена первого и возрождение другого может быть прочитано как символическое возвращение от монархического государственного устройства к республиканскому.   

Обращаясь к нурсултановско-астанинской теме, хочу отметить тот факт, что название Нур-Султан продержалось без пяти дней три с половиной года, но здесь дело не в календарном сроке, а в историческом уроке всем ныне живущим и будущим авторитарным правителям, который состоит или должен состоять в усвоении ими одной простой истины: всё то, чем вы или ваши льстецы назвали в честь вас при вашем правлении, будет ими же переименовано после вашей смерти или даже при вашей жизни, но уже не при власти. И здесь дело не столько даже в переменчивости старо-новых власть имущих, сколько в абсолютной неприемлемости для ХХI века самой по себе порочной практики прижизненной увековечивания действующего правителя и в целом культа личности.

В этом плане важно, чтобы первые три удара по этому культу, нанесённые в начле июня и на протяжении четырёх дней сентября, не оказались бы последними. Пока что президент Токаев высказался против дальнейших переименований «назарбаевских» объектов, однако сама жизнь заставит его продолжить начатый процесс. Тем более что таких объектов в стране пруд пруди. Это и международный аэропорт «Нурсултан Назарбаев» в Астане, и горный пик Нурсултан в Малоалматинском  ущелье близ Алматы, и проспекты Назарбаева, и парки Первого президента во многих городах страны. Это и учебные заведения типа Назарбаев университета и интеллектуальных школ имени Назарбаева (НИШ), которым гораздо лучше было бы остаться просто образовательными нишами, перестав быть рассадниками культа личности бывшего президента.

По моим наблюдениям, у нас мало кто помнит таком совсем уж гротескном проявлении культа личнсоти Назарбаева, как учреждённый ещё в 1999 году орден «Нурсултан Назарбаев тунгыш президентi». Когда ровно за полвека до учреждения этой награды праздновали 70-летний юбилей Сталина, существовал проект учреждения в СССР ордена Сталина, однако даже отец всех народов отказался от такой чести. Правда, не ищ скромности, а скорее наоборот: по статусу орден Сталина должен был идти вторым после ордена Ленина, а поменять их местами было политически неудобным ввиду установленной концепции «Сталин – это Ленин сегодня». В отличие от кремлёвского горца наш акордынский степняк ни об что такое не запнулся и орден имени себя любимого учредил. Не знаю, много ли было за 23 года награждённых, однако необходимость упразднения этого ордена представляется совершенно очевидной.

Наряду со всем сказанным выше давно пора заняться демонтажем прижизненных скульптурных памятников отставному Большому брату. Первый случай такого демонтажа произошёл в памятные дни января этого года на главной площади Талдыкоргана, где демонстранты скинули истукана с пьедестала. Его алматинский собрат, стоящий не главной площади, а в весьма пафосном, но всё-таки окраинном парке Первого президента и шокировавший алматинцев не только фактом своего появления, но ещё и гигантской фигурой орла с распластанными крыльями абсолютно германско-имперского вида ускользнул от внимания январских демонстрантов. В этой связи хорошо бы нашим властям не дожидаться повторения массовых беспорядков, а в рабочем порядке отправить истукана вместе с орлом на переплавку.

То же самое относится и к трём прижизненным памятникам Назарбаеву в Астану, ждущим своей очереди на демонтаж переплавку. А вслед за Днём первого президента в очередь на отмену или изменение даты следует поставить июльский праздник День столицы, как бы случайно совпадающий с днём рождения Назарбаева.

Все описанные в этих заметках антикультовые мероприятия вполне могли быть исполнены в один день, однако не будем слишком радикальны – пусть всё это делается даже и в несколько приёмов. Здесь вспоминается старый анекдот про зэка, поочерёдно отрывавшего себе палец за пальцем и выбрасывавшего их в окно, пока его сокамерник не начал колотить в дверь камеры с воплем: «Держите его, он по частям сваливает!» сваливать, а точнее выкарабкиваться из авторитарной темницы лучше всего единым махом, но можно и по частям. Процесс декультизации Казахстана уже не остановить наравне с процессом общеполитической либерализации, в свою очередь дающей надежду на улучшение правозащитной ситуации в стране.




Андрей Свиридов, журналист-обозреватель КМБПЧ

 

https://bureau.kz/novosti/dva-novyh-udara/